EN
11:02:43 Четверг, 24 сентября
Коронавирус Дольщики НКО Бизнес и финансы Здоровье ДТП в Пензе Нацпроекты Строительство Рейтинги Угадай, кто на фото!

В КНР политика контроля народонаселения привела к масштабному развитию рынка торговли детьми

16:10 | 02.09.2013 | Аналитика

Печать

2 сентября 2013. PenzaNews. Демографическая политика Китая стала одной из главных причин стремительного роста масштабов торговли детьми в стране. Такое мнение высказала научный сотрудник Института мира и урегулирования конфликтов Намрата Хасия (Namrata Hasija) в своей статье «Китай: похищения и торговля детьми», опубликованной в ряде зарубежных СМИ.

В КНР политика контроля народонаселения привела к масштабному развитию рынка торговли детьми

Фото: Flickr.com

«По данным китайского национального радио, ежегодно в стране исчезают около 200 тыс. детей, при этом найти и вернуть в семьи удается лишь 0,1% из них. Несмотря на некоторые расхождения официальных данных, значительное число несовершеннолетних становятся объектом торговли внутри самого Китая», — пишет автор публикации.

По словам эксперта, похищения осуществляют торговцы людьми с целью дальнейшей продажи детей усыновителям или вовлечения их в трудовое и сексуальное рабство.

«Одним из главных импульсов к появлению этой проблемы и причиной ее укоренения в китайском обществе стала проводимая руководством «политика одного ребенка». Демографический курс государства привел к развитию черного рынка по торговле людьми, через который теперь проходят не менее 70 тыс. детей в год», — отметила Намрата Хасия.

Вместе с тем культурные предубеждения китайцев и их предпочтения в пользу сыновей, а также несовершенство закона об усыновлении, по ее мнению, способствуют развитию подобного бизнеса, а также объясняют тот факт, что наибольшим спросом на черном рынке пользуются младенцы мужского пола; однако это не спасает от торговцев людьми и девочек, которых похищают для вовлечения их в занятие проституцией.

«Несмотря на то, что некоторых детей передают покупателям из Сингапура, Малайзии и Вьетнама, большинство мальчиков продают внутри страны семьям, отчаянно нуждающимся в наследниках. Цепочка похищений, передачи и продажи стала настолько проработанной и отлаженной, что в некоторых провинциях, таких как, например, Гуандун, детей крадут, перевозят и продают в другом городе в течение получаса», — добавила научный сотрудник Института мира и урегулирования конфликтов.

Одним из таких покупателей, по ее словам, стал чайный фермер в провинции Фуцзянь Су Цинцай (Su Qingcai), признавшийся в покупке пятилетнего мальчика за сумму, эквивалентную 3,5 тыс. долларов, и имевший при этом родную дочь подросткового возраста.

«Неважно, сколько у тебя денег. Если у тебя родилась девочка, ты уже не так успешен, как все те, у кого есть сын», — объяснил свой поступок Су Цинцай.

По словам эксперта, в Китае действуют крупные преступные объединения, имеющие разветвленные сети по всей стране.

«Кроме того, эти банды зачастую вовлечены в международную торговлю детьми и сотрудничают с соседними государствами. В мае 2013 года одну из таких группировок удалось разоблачить, благодаря чему на родину были возвращены десять вьетнамских детей», — отметила Намрата Хасия.

Между тем, согласно опубликованной информации, граждане неоднократно сообщали о фактах насильственного изъятия детей из семей, нарушивших «политику одного ребенка», с последующей регистрацией их в детских домах и продажей иностранным усыновителям.

«При этом учреждение, занятое в процессе разлучения, получает за каждого ребенка около 1 тыс. юаней, тогда как детский дом может рассчитывать на сумму до 5 тыс. долларов в качестве усыновительных сборов. По словам родителей, после 2000 года нарушители демографической политики вынуждены передавать своих детей чиновникам, если не могут оплатить предусмотренный штраф», — пояснила автор публикации.

Тем не менее, руководство КНР, по ее словам, предприняло ряд жестких мер, направленных на снижение преступности в данной сфере.

«По официальной информации департамента, созданного для изучения проблемы похищений детей в КНР, в период с 2007 по 2012 годы было раскрыто 54 тыс. преступлений. Правительством страны, в соответствии с действующими международными конвенциями и китайским законодательством, был разработан план по борьбе с торговлей людьми на 2013–2020 годы. Кроме того, была создана специальная база данных пропавших детей с их ДНК-профилем; начали работу экстренные службы по расследованию случаев похищения детей; была усилена координация подобных учреждений в двадцати провинциях страны», — уточнила аналитик.

По ее словам, чиновники, активисты и родители также стали прибегать к помощи социальных медиа, размещая на подобных ресурсах информацию о похищенных детях и привлекая внимание общественности к данной проблеме.

«Кроме того, граждане выкладывают в Интернет фотографии тех детей, которые, на их взгляд, стали жертвами торговцев людьми и были проданы усыновителям в их провинциях. В некоторых случаях пропавших удавалось найти после публикации фотографий на различных сайтах», — добавила Намрата Хасия.

По ее мнению, введение жестких мер по борьбе с подобными преступлениями способствовало сокращению случаев похищений, однако не смогло искоренить существующую проблему.

«Несмотря на усилия со стороны должностных лиц и социально активных граждан, торговля детьми остается одним из наиболее острых вопросов в Китае. Причиной тому стала коррупция и, в первую очередь, необдуманные государственные решения, инициировавшие развитие черного рынка. В СМИ появлялись сообщения о связях должностных лиц с участниками преступных группировок, занимающихся торговлей детьми, приносящей огромную прибыль. Однако, несмотря на то, что покупка похищенного ребенка является уголовным преступлением, ни один из чиновников не понес ответственность. Преступники откупаются от серьезного наказания, выплачивая денежные штрафы», — отметила эксперт.

Она также указала на ряд серьезных недостатков в работе китайских структур, подчеркнув при этом, что сотрудники детских домов зачастую не проводят ДНК-тесты поступивших в учреждение детей и затем отдают их на усыновление, уменьшая шансы выяснить, был ли ребенок ранее похищен.

«Строгие законы и репрессивные меры могут привести к снижению масштабов торговли детьми, однако демографическая политика властей КНР продолжит способствовать росту спроса на черном рынке, создавая в китайском обществе еще большие социальные трещины», — подвела итог Намрата Хасия.

«Политика одного ребенка» введена в Китае в 1978 году и применяется с 1979 года.

Страна была вынуждена законодательно ограничить размер семьи, поскольку огромное количество людей существенно истощало земельные, водные и энергетические ресурсы страны.

В соответствии с законодательством, которое варьируется в зависимости от провинции, гражданам КНР, проживающим в городах, обычно разрешают иметь в семье не более одного ребенка за исключением случаев многоплодной беременности. Вместе с тем, в деревнях допускается рождение второго ребенка, если первый — девочка.

На сегодняшний день среднее количество детей, рожденных в Китае одной женщиной в течение жизни, снизилось с 5,8 до 1,8.

Новости партнеров
Актуальное