EN
17:29:06 Понедельник, 19 ноября
Дольщики НКО в Пензе Дело Тузова Ремонт дорог ДТП в Пензе Транспорт Облик Пензы Опросы Рейтинги Угадай, кто на фото!

Причина низкого уровня российского кино кроется в отсутствии зрителя — Светлана Старостина

14:58 | 23.09.2015 | Интервью

Печать

Пенза, 23 сентября 2015. PenzaNews. Киновед, продюсер и кинорежиссер Светлана Старостина дала интервью корреспонденту ИА «PenzaNews» Татьяне Котиной, в котором рассказала о том, стоит ли ждать пензенцам в 2015 году кинофестиваля «Мужская роль», поразмышляла на тему воспитания художественного вкуса у подрастающего поколения и оценила уровень современного российского кинематографа.

Причина низкого уровня российского кино кроется в отсутствии зрителя — Светлана Старостина

Фотография © PenzaNews Купить фотографию

— Светлана Александровна, в Пензе Ваше имя неразрывно связывают с кинофестивалем «Мужская роль» имени Ивана Мозжухина. Ежегодно это событие становится одним из центральных в культурной жизни города и, определенно, главным в его киножизни. Планируется ли проведение фестиваля в этом году? Если да, то претерпит ли он какие-то существенные изменения? Может быть, уже известны картины, которые увидят зрители?

— Спасибо за высокую оценку кинофестиваля. Надеюсь, будущее у него будет. Дело в том, что многие, подобные нашему, некоммерческие российские кинофестивали в этом году прекратили существование из-за отсутствия федерального финансирования. Выжили только те, за которые горой стоят местные власти. У нашего кинофестиваля стабильного финансирования не было никогда. Но нас никогда и не бросали. В прошлом году, когда я написала в Facebook, что фестиваля не будет, именно управление культуры [и архива Пензенской области] в последний момент, но поддержало его. Обещают помочь и в этом году. Конечно, масштабного праздника с участием большого количества кинозвезд не будет. Будет панорама лучших новых российских фильмов, пройдут ретроспективные показы.

Грустно, что яркое мероприятие, которое способно стать визитной карточной нашего региона в мире, девятый год влачит полунищее существование.

Что касается программы фестиваля, ее формирование начинается в дни предыдущего фестиваля и продолжается в течение года. Нам помогают отбирать самые достойные фильмы мои коллеги по всем фестивалям страны. Поэтому и игровые, и неигровые фильмы отобраны. Но их названия, думаю, будет уместно озвучить тогда, когда будет полная определенность в целом с фестивалем.

— Фестивали, проходящие в Пензе, такие как «Мужская роль» или «Сталкер», показывают заинтересованность зрителя в подобных мероприятиях. В то же время они воспринимаются как некая экзотика. По Вашему мнению, стоит ли бороться с таким подходом и продолжать поддерживать статус фестивальных показов как чего-то исключительного? Или все же стоит двигаться в направлении лишения их статуса элитарности?

— Экзотикой фестивальное кино кажется лишь потому, что нормальное, качественное российское кино для современного провинциального кинозрителя действительно стало явлением диковинным. Если у россиян будет возможность смотреть свое хорошее кино, которого они сегодня лишены — его не увидишь ни по телевизору, ни в кинотеатрах, оно просто станет частью их внутреннего мира. Как это было прежде.

Мы показываем, конечно, кино для элитарного зрителя, например, «Фауст» Александра Сокурова. Такое кино обязательно должно быть на кинофестивалях. Но чаще это просто хорошее, умное, тонкое кино, снятое в лучших традициях российского киноискусства.

— Светлана Александровна, бытует мнение, что вкус к хорошему кино нужно воспитывать с малых лет. Согласны ли Вы с таким утверждением? И если да, то что нужно делать родителям, чтобы воспитать любовь к хорошему кино у ребенка? С каких лет необходимо заниматься данным вопросом, и как лично Вы относитесь к идее проведения в школах уроков по киноискусству?

— С этим мнением абсолютно согласна. Восприятие любого искусства требует подготовки. Для нас очевидно: уметь читать — это не значит складывать буквы в слова и предложения. Это значит — понимать, что стоит за словами, усваивать смысл. Этому нас с детства учат на уроках литературы.

Искусство кино также нуждается в зрителе, способном «считывать» смыслы. Но уроков кино, увы, не существует. Родителям надо начинать с себя — самим воспитывать хороший вкус. Смотреть киноклассику, серьезное и качественное современное кино, читать кинопрессу. Показывать малышам замечательные отечественные мультфильмы, классические киносказки, обсуждать их совместно. Изолировать от жесткого, а порой и жестокого кино, составляющего сегодня основной репертуар наших кинотеатров. Такое кино часто просто уродует психику, не говоря уже о воспитании вкуса.

А уроки по кино в средней школе необходимы, если мы считаем, что среднее образование — это не просто накопление знаний, но в первую очередь формирование личности.

— Светлана Александровна, скажите, каков, по Вашему мнению, современный российский зритель? Что он хочет увидеть на экране, какие темы волнуют его в первую очередь, какова его реакция на увиденное? Можно ли говорить об отличиях во вкусах и восприятии кино у жителей крупных городов и провинции? Если да, то как можно было бы в таком случае охарактеризовать пензенского зрителя?

— Коллективный портрет современного российского кинозрителя лучше всего рисуют социологические опросы. Совсем недавно социологи утверждали, что большинство в кинозалах составляют подростки. Сегодня, по их мнению, походы в кино инициируют дети. Прямо скажем, большая часть фильмов современных кинотеатров на их уровень и рассчитана — я имею в виду не возрастной ценз, а глубину мыслей.

Мне кажется, массовый кинозритель везде одинаков. В отношении пензенского зрителя могу сказать только о тех, кто приходит на кинофестивали «Мужская роль» и «Сталкер». И вот это уже далеко не массовый зритель. И тем более не дети. Это замечательная публика, которая благодаря своей многолетней подготовке на наших фестивальных и клубных показах готова воспринимать самое умное, сложное, самое лучшее кино мирового репертуара.

— Кино, особенно современное, ― вид искусства, который непременно требует диалога, обсуждения. Однако в последнее время площадок для подобных дискуссий в Пензе практически не стало. Уникальным явлением становятся и киноклубы. Люди все чаще предпочитают комментировать кино в Интернете. Нужно ли бороться с этой тенденцией? И может ли виртуальное обсуждение заменить живой диалог и родить верные выводы? На Ваш взгляд, следует ли возрождать в современном обществе киноклубы, или это уже пережиток прошлого?

— Киноклубы продолжают сегодня существовать во многих российских регионах — там, где зрители готовы платить серьезные деньги за билеты и абонементы. Дело даже не в показе редких фильмов — сегодня почти все можно найти в Интернете. Главное, конечно, общение между людьми, которое никогда не станет пережитком прошлого. Думаю, бороться за киноклубы не нужно. Придет время — они вернутся сами.

— Светлана Александровна, в настоящее время в России наблюдается тенденция роста нетерпимости и агрессии, которая влияет и на сферу кино. Ярким примером этому может послужить общественный резонанс, который вызвала картина Андрея Звягинцева «Левиафан». Что, по Вашему мнению, принесут кинематографу такие настроения в обществе? Значит ли это, что современные российские режиссеры вновь начнут снимать жесткое кино, как в 1990-е?

— Конечно, кинематограф отражает свое время. Даже если фильм рассказывает о прошлом. Язык кино развивается, интонации становятся жестче, острее. Но в целом кино было и будет разное. Другое дело, что, обладая таким мощным потенциалом воздействия на умы и души зрителей, кинематограф способен противостоять тем страшным тенденциям, о которых Вы говорите. Способен объединять, вдохновлять нацию, формировать ее самосознание. Как и было всегда в Советском Союзе. Сегодня, по причине полного отсутствия в жизни и сознании россиян, наше кино повлиять на общество не в состоянии.

— Раз уж мы затронули тему того, что снимают современные режиссеры, расскажите, пожалуйста, немного о тенденциях, которые царят в российском кинематографе сегодня. Есть ли какие-то общие проблемы, которые влияют на развитие киноискусства в стране, и как с ними бороться?

— Кинематограф во всем мире сегодня не в лучшей форме. Наш не исключение. Мне кажется, одна из причин невысокого в целом уровня современного российского кино — отсутствие зрителя.

В России разрушена система государственного кинопроката. Качественное кино, производство которого поддерживает государство, доступно часто лишь фестивальному зрителю. Это единицы в сравнении с теми усилиями и средствами, которые в него вложены. А если режиссер почти уверен, что снимает «в никуда», какая может быть энергетика у фильма?

Вот и получается кино — красивое, добротное, с прекрасными актерскими работами, но оно совершенно не трогает. При этом в России сегодня снимают гениально анимационное кино. Часто появляются хорошие документальные картины. Случаются открытия и в игровом. Меня, например, покорил дебютный фильм известного театрального режиссера Михаила Угарова «Братья Ч» — о молодом Антоне Чехове и его семье. Если будет фестиваль «Мужская роль», мы обязательно покажем этот фильм, согласие на показ от правообладателей уже получено.

— В последнее время все чаще высказываются идеи о сокращении в репертуаре кинотеатров количества фильмов иностранного производства, посредством запрета их к прокату в России. Имеют ли такие меры смысл? По Вашему мнению, они действительно могут послужить толчком к развитию русского кинематографа? И не последует ли в ответ на них обратная реакция зрителей, которые начнут смотреть только то, что запрещено.

— Современный кинопрокат — это последний этап кинопроизводства. Часто и тем, и другим занимается одна и та же компания. Коммерческие кинотеатры вправе показывать то, что им выгодно, что они считают необходимым. Мне кажется по меньшей мере странной попытка диктовать им репертуарную политику. Только государственные кинотеатры могут стать толчком к развитию российского кинематографа.

— В продолжение темы запретов, Светлана Александровна, как Вы относитесь к ним в кино? Что несет с собой цензура ― моральную функцию или ограничение в творческой деятельности? На Ваш взгляд, стоит ли вернуть в русское кино мат, с учетом того, что каждая картина сегодня находится под возрастным цензом?

— К мату вообще отношусь отрицательно, в искусстве особенно, но не могу не признать, что в редчайший случаях в кино он бывает к месту. Например, в картине Кирилла Серебренникова «Изображая жертву» нецензурной бранью наполнена кульминационная сцена — литературными словами герой просто не может передать свои чувства. Без этой сцены не случился бы катарсис — таков сегодня в нашем обществе уровень культуры, точнее, ее тотальное отсутствие. И все же, мне кажется, запикивание мата не ослабило бы сцену, а лишь подключило фантазию зрителя. Ведь главное в искусстве все же не слова, а эмоции.

— И последний вопрос. Возможно ли сегодня — во время засилья игровых картин — заинтересовать зрителя документальным кино и массово вернуть такие ленты на экраны кинотеатров? Каким способом этого можно добиться? Насколько сегодня российские кинематографисты заняты производством документальных картин, и какая тематика для них особо интересна?

— Интерес к документальному кино уже возвращается. Его все чаще показывают в кинотеатрах. Даже кинофестиваль «Сталкер» в этом году впервые в своей практике ввел в программу вечерних показов неигрового кино — «Коктебельские камешки», и сеанс прошел в переполненном зале. Сегодня эти фильмы, помимо кинофестивалей, демонстрируются в клубах документального кино. В Москве таких клубов огромное количество. Существуют они и во многих провинциальных городах России.

«Кожа истории шелушится, превращаясь в кинопленку», — написал когда-то известный кинокритик Андре Базен. Документалисты касаются самых острых проблем современности, говорят о прошлом. Фиксируют жизнь, людей, которые уходят навсегда, но остаются в их картинах. Даже в моих фильмах, а я снимаю неигровое кино чуть больше 10 лет, осталось много людей, которых уже нет среди нас. Осталась старая Пенза, которая сегодня застроена новыми домами.

Безусловно, неигровое кино никогда не было массовым. Оно для тех, кто понимает: кинематограф — это не только развлечение, это прежде всего искусство.

Уверена, если когда-то решится вопрос с государственными кинотеатрами, это автоматически решит и проблему показа документального кино.

— Светлана Александровна, спасибо Вам за интересное и содержательное интервью!

Загрузка...
Читайте также
ФАС заинтересовалась ситуацией с «Магнитом» и нижнеломовским хлебокомбинатом Монтаж котельных в Ахунах находится на этапе устройства основания
Пензенская область набрала 8 из 19 баллов за организацию детского отдыха Пензенцев пригласили сделать УЗИ 24 ноября
«Сплин» представит в Пензе новый альбом «Встречная полоса» Елена Карташева из Пензы борется за звание лучшего воспитателя России
Актуальное