EN
00:32:43 Четверг, 13 мая
Коронавирус Дело Белозерцева Дольщики НКО Здоровье ДТП в Пензе Нацпроекты Строительство Рейтинги Угадай, кто на фото!

Сохранение культуры должно быть главной задачей государства — Светлана Муранова

18:35 | 21.11.2011 | Интервью

Печать

Пенза, 21 ноября 2011. PenzaNews. Заслуженный работник культуры, художественный руководитель народного хореографического ансамбля «Каблучок» Светлана Муранова в интервью информационному агентству «PenzaNews» назвала проблемы развития народного танца и возможные пути их решения, а также напомнила о необходимости уделять больше внимания на государственном уровне изучению истории и сохранению культурного наследия России.

Сохранение культуры должно быть главной задачей государства — Светлана Муранова

Фотография © PenzaNews Купить фотографию

— Светлана Идеевна, сейчас в России, в том числе в Пензе, стремительно развиваются различные танцевальные направления, появляется множество танцевальных школ, предлагающих освоить тот или иной стиль, но о русском народном танце почти ничего не слышно. С чем это связано?

— На мой взгляд, сохранение народного танца не только в нашем регионе, но и в стране в целом, является сегодня проблемой №1, которой, к сожалению, не уделяется должного внимания. А ведь народный танец — это не просто бессмысленный набор движений, это наша культура, наша история.

Надо понимать, что когда мы говорим о русском народном танце, то это, в первую очередь, определенные областные особенности. То есть у каждого региона есть свои манеры и правила исполнения, свойственные только ему. И знание областных особенностей должно быть на таком уровне, чтобы человек посмотрел танец и понял, что это, к примеру, Смоленская, Тамбовская или Пензенская область.

— Но разве может обычный человек, неспециалист, отличить народный танец двух разных регионов России?

— Сегодняшний зритель — нет. Он, к сожалению, необразован. Он воспринимает любой народный танец как просто русский.

Дело в том, что на протяжении 20 лет никто не проводил этнографических экспедиций с целью изучения фольклора, знакомства с тем, как танцевали наши бабушки и дедушки в деревнях. В России — единицы исследователей, таких как, например, профессор Николай Иванович Заикин, который собирал материал по крупицам и выпустил две книги об особенностях русского танца. Но это, пожалуй, единственный добротный материал. По нему мы учимся, и ничего лучше пока нет.

Кроме того, пласт обучения областным особенностям часто недостаточно хорошо преподается в высших учебных заведениях.

— Вы считаете, что коллективы должны, прежде всего, развивать именно народные танцы своих регионов?

— В качестве ответа могу привести в пример ансамбль «Каблучок». У нас, в том числе, есть и «просто русские» танцы. Они хорошие, зрителям очень нравятся, они несут свою эстетику. Но если рассматривать более глубоко, они не выполняют задачи сохранения русского народного танца. Поэтому акцент мы делаем на региональных особенностях, а это огромный, очень важный пласт.

Недавно наш коллектив вернулся из Самары, где танцоры взяли гран-при и выиграли во всех возможных номинациях. И все потому, что мы тщательно изучаем областные особенности. При постановке номеров педагоги очень долго изучают литературу.

— Но Вы сказали о том, что литературы, посвященной русскому народному танцу, почти нет. Как Вы выходите из положения, на основе чего строите учебный процесс?

— Можно учиться, в том числе, на примере профессиональных коллективов, пойти по пути балета. Танцуют же там молодые исполнители классику — «Лебединое озеро» или «Ромео и Джульетту». Они, танцуя, учатся. Однажды и мы подумали, а что если нам взять номер профессионального коллектива и на его основе попробовать обучить детей. При этом педагогами была поставлена чрезвычайно сложная задача — не испортить номер.

Нами был выбран танец некрасовских казаков «Цыганочка» государственного ансамбля «Казаки России» в постановке Леонида Милованова. С этим номером связана целая история о том, как казаки после восстания уехали в Турцию, где прожили полвека, и только в 1961 году советское правительство вернуло их обратно на родину. За эти годы тесно переплелись две культуры — казаков и турецкого народа.

Перед постановкой танца мы провели большую работу — много рассказывали, объясняли ребятам исторические факты, и постепенно они вошли в такой кураж, что стали, действительно, понимать, что они танцуют, появилось определенное мастерство. Приятно, что в этом случае эксперимент удался. Но бывают, к сожалению, и другие истории, когда просто берется номер, повторяются движения, и танец уродуется. Это страшно.

Дело в том, что научить народному танцу без изучения истории, невозможно. Мы много читаем вместе с детьми, потому что знаем, что они сейчас вообще мало читают, показываем видеоматериалы. Если говорить о практике, то тут действует целая система: все группы — подготовительные, младшие, средние и старшие — проходят подряд три площадки, то есть всех педагогов по очереди. Сначала группа идет на классический танец, затем мальчики отправляются на отработку мужских трюков, а дальше коллектив собирается на сцене, где происходит разводка номеров. И так группы друг за другом проходят весь цикл по кругу. Если выпадет одно звено, распадется вся система.

— Светлана Идеевна, с какого возраста дети приходят в «Каблучок» и почему выбирают занятия именно народными танцами?

— Мы набираем детей от 5 лет. Некоторых приводят родители, которые сами у нас танцевали. Но с детьми существует огромная проблема — они сегодня стесняются говорить, что занимаются народным танцем, потому что над ними смеются в школе. Это уже проблема государственного уровня! Мы теряем свою культуру, а значит, нас просто завоюют.

Мое личное мнение, что эти «хип-хопы», «уличные танцы», все эти молодежные движения пришли только потому, что мы детей наших не увлекли своей культурой. Мы потеряли целое поколение, которое не знает своих корней. Наверное, здесь уже слишком много упущено, чтобы быстро исправить ситуацию, но если говорить о мерах, которые еще можно предпринять, я бы предложила запретить отдавать детей в танцы живота. То, что у нас девочек набирают в группы танца живота, — абсурд. За этим стоят только деньги. Танец живота — это совершенно чужая культура, свойственная востоку, где набирали девушек в гаремы, которую у нас следует запретить, так как она уродует нацию.

Или возьмем, например, индийский танец. Я совсем не против него. Но в основе индийского танца должна лежать правильная пластика, мимика, пальцевая техника — их, национальная. И чтобы ее знать и танцевать, надо жить в Индии. Мы не сможем станцевать индийский танец аутентично, и это будет фальсификация.

— Получается, что Вы против современных танцевальных направлений, которые сейчас так популярны у молодежи?

— Я понимаю молодежные движения, но осознаю также, что эти дети упущены. Можно было развивать и современные направления, но знать при этом свою культуру. Одно другому не помешало бы. А так мы просто теряем свою нацию.

Молодежь в этом не виновата. Отрицательную роль в этом сыграло, в том числе, и телевидение. Сейчас ни на одном телеканале не увидишь ни пения, ни народного танца. Только, пожалуй, на телеканале «Культура», и то редко. Из СМИ ушел целый пласт информации.

Важно еще и то, что современный танец будет всегда хорош, если он основан на знании классики. Только в этом случае он будет смотреться грамотно и красиво.

— Светлана Идеевна, как Вы считаете, почему народный танец находится в таком плачевном состоянии?

— Одной из причин этой проблемы является то, что люди, работающие в министерстве культуры России, многого не понимают. Они оторваны от реальной жизни, не знают, что нужно коллективам для существования. Знаем мы. Но мы лишь исполнители, низшее звено, и стыковки с «верхами» у нас происходят только посредством бумаг.

А нужны коллективам, прежде всего, нормальные, теплые площадки для занятий и хорошие педагоги. И дальше, когда эти условия будут выполнены, коллективы начнут показывать результат. Все, казалось бы, очень просто.

Мне также, например, непонятно, почему так низко оплачивается труд работника культуры. Много говорят про учителей, про медиков. Про работников культуры молчат. Как будто мы совершенно из другого теста, но ведь мы очень много сил вкладываем в коллективы. Ведь если бы педагоги дополнительного образования в школе получали хорошую зарплату, они бы не бегали на 2–3 работы. Они бы все свои знания и силы направляли на одно дело. Но на 4–5 тыс. рублей прожить просто невозможно.

Наверное, нас как «чокнутых энтузиастов» воспринимают уже как должное и не считают нужным нам помогать. У меня как заслуженного работника культуры пенсия будет тысяч пять, как на это можно прожить? Получается, что на пенсии надо продолжать работать, а где взять здоровье и силы?

— Но ведь, несмотря на все трудности, Вы продолжаете преподавать и руководить коллективом. Что Вас держит в профессии?

— Мы, творческие люди, счастливее всех остальных. Мы живем немного в другой атмосфере. Когда приходишь на работу, видишь глаза детей и понимаешь, что они хотят заниматься, забываешь о проблемах. Правда, классу к пятому глаза у детей совершенно другие, они перестают гореть. Видимо, тут что-то не так в нашей системе образования, ведь должно быть наоборот.

— Если на примере народного танца говорить о том, какие меры можно предпринять по сохранению русской культуры, что бы Вы назвали?

— Важно создать систему, заложить основу. Например, идея «Танцующей школы» — отличная. Если бы еще она реализовывалась через обучение детей настоящему народному танцу, а не ради галочки, результат был бы совершенно другой. А то получается, что к нам на семинары приходят учителя математики, физики. Как они могут научить танцу? Как они воспринимают те же самые польку или полонез? А ведь идея очень хорошая, просто ее надо было правильно развить.

Если говорить непосредственно о Пензе, возможно, стоит провести круглый стол региона именно по проблеме народного танца. Очень было бы здорово, если бы все собрались и обсудили, выработали, в каком направлении дальше двигаться. Мне кажется, никто бы не отказался.

Но самое главное, это, конечно, то, что руководство страны должно понять, что именно культура должна быть базисом, а экономика и политика — надстройками. Во всех странах это именно так. Я всегда внимательно слушаю речи чиновников. Про культуру всегда, почему-то, говорят по остаточному принципу.

Хочется верить, что «наверху» поймут, что именно культура — основа всего. Ее сохранение должно быть главной задачей государства. Только культура спасет страну.

— Светлана Идеевна, спасибо за интересную беседу!

Светлана Идеевна Муранова — заслуженный работник культуры, художественный руководитель народного хореографического ансамбля «Каблучок».

Хореографический ансамбль «Каблучок» создан в Пензе в 1975 году на базе Терновского районного Дома культуры. В 1977 году коллективу присвоено звание «народный».

«Каблучок» многократно становился лауреатом всероссийских и международных фестивалей и конкурсов.

За время существования коллектива его участниками были около 30 тыс. человек. В настоящее время народным танцем в «Каблучке» занимаются 300 человек.

Новости партнеров
Актуальное