22:25:36 Воскресенье, 24 сентября
НКО в Пензе Дело Пашкова Дело Тузова Ремонт дорог ДТП в Пензе Транспорт в Пензе Облик Пензы Опросы Рейтинги Выборы-2017

Коммуникатор для инвалидов призван оказывать реальную помощь людям — Александр Саранцев

13:06 | 31.05.2016 | Интервью

Печать

Пенза, 31 мая 2016. PenzaNews. Разработанный в городе Заречном Пензенской области персональный коммуникатор для людей с тяжелыми нарушениями двигательных функций и речи должен приносить реальную помощь, а не оставаться лишь опытным образцом. Такое мнение в интервью редактору ИА «PenzaNews» Светлане Катышевой выразил автор разработки, учащийся лицея №230, воспитанник центра детского технического творчества и ЦМИТ «Действуй» Александр Саранцев, который также рассказал о своей поездке в США на всемирный смотр-конкурс научных и инженерных достижений школьников Intel ISEF и поделился планами на будущее.

Коммуникатор для инвалидов призван оказывать реальную помощь людям — Александр Саранцев

Фотография © PenzaNews Купить фотографию

— Александр, во-первых, разреши поздравить тебя с участием в значимом международном мероприятии, куда от России было отобрано менее 30 человек, а с проектами, связанными с информатикой и робототехникой, и вовсе только пять. Мы еще обязательно вернемся к Intel ISEF, но сначала расскажи, пожалуйста, как ты пришел в робототехнику и чем именно это направление тебя заинтересовало?

— Началось все, наверное, как у многих. Мои одноклассники занимались в объединении «Робототехника» центра детского технического творчества города Заречного, и я тоже решил попробовать. Это было в 9 классе. Получается, что занимаюсь уже три года.

Робототехника — достаточно интересное направление, по крайней мере, для меня. Если есть какая-то идея, можно ее реализовать от начала и до конца, параллельно изучая те или иные моменты. Если нет конкретного плана действий, то идею может подбросить педагог. Он же потом поможет сделать так, чтобы задумка превратилась в законченный проект.

— Возвращаясь к разработанному тобой коммуникатору, у кого именно родилась эта идея — у тебя или твоего педагога Дмитрия Илюшина?

— Она принадлежит моему преподавателю. Я заинтересовался, подумал, что это достаточно неплохой проект, и начал работать в этом направлении.

— Каким образом действовали — изучали аналоги или создавали прибор с нуля?

— Аналогичных устройств я не видел. В процессе был изучен метод электромиографии, на котором основан принцип работы прибора.

Коммуникатор предназначен для людей с ограниченными функциями, например, больных параличом, когда отсутствует сама возможность общения: человек не может говорить, не может показать, что он хочет или что у него болит.

Целью устройства являлось создание нового способа общения для таких людей с окружающими с помощью считывания разности биопотенциалов «работающей» мышцы человека и преобразования их в простые речевые фразы. То есть прибор использует лишь одну рабочую мышцу, считывает с нее сигнал, кодирует его и на базе этого кода проигрывает тот или иной аудиофайл — ту или иную фразу.

Чтобы представить, как это работает, можно вспомнить известный пример — профессора Хокинга (Stephen William Hawking). Специально под него создано похожее устройство. Там в основе лежит другой принцип, но это наиболее яркий пример.

— Александр, насколько я понимаю, устройство ориентировано на узкий круг потребителей. Каким образом изучались их потребности при создании коммуникатора?

— Мы демонстрировали устройство врачам. В Заречном есть центр социальной реабилитации и помощи инвалидам. Конечно, это немного не их тема, но тем не менее нам дали ценные рекомендации. Так, было высказано пожелание о добавлении к коммуникатору экрана с информацией о состоянии мышцы, что и было сделано.

Также выяснилось, что людей, которым это может быть полезно, больше, чем мы изначально думали. Есть, например, пациенты с ДЦП, которые нормально не контролируют мышцы, толком не говорят, не ходят, не двигаются.

— Александр, сколько в общей сложности заняла работа над проектом?

— Начали мы прошлым летом. Получается, что около года.

— И вот когда опытный образец был готов, пришла пора представить его миру. Презентация состоялась в Москве, верно?

— Да. Я принимал участие во всероссийском конкурсе научных работ школьников «Юниор», который проводит МИФИ. Он состоял из олимпиады по робототехнике, включавшей в себя задания по математике, информатике и физике, а также непосредственно презентации, где требовалось рассказать о проекте. В итоге я занял второе место и прошел отбор в команду для участия в конкурсе Intel ISEF в США.

— Помнишь свои чувства, когда узнал, что поедешь в Америку?

— Да, конечно. Их сложно описать. С одной стороны, был очень рад такой возможности. С другой — предстояла большая работа: нужно было усовершенствовать коммуникатор, оформить множество бумаг и подготовить документацию, связанную с проектом.

— Это была твоя первая поездка за границу?

— И первая поездка за рубеж, и вообще первое участие в таком крупном конкурсе. Мероприятие проходило с 8 по 13 мая. Делегация от России включала в себя 29 человек, плюс сопровождающие. Надо понимать, что все участвовали в разных секциях. Это и физика, и химия, и биология. Тех, кто представлял именно техническое направление, было всего пятеро.

Защита проекта проходила в стендовом режиме. К стенду каждого участника подходили члены жюри, которым на английском языке нужно было рассказать о разработке. К этому я подготовился заранее, а когда стали задавать вопросы, пришлось воспользоваться помощью волонтера-переводчика.

Также был день, когда на выставку с экскурсией пришли учащиеся местных школ.

— Если сравнить наших школьников, которых чуть ли не силой «загоняют» на разные мероприятия, чтобы хоть как-то разнообразить учебный процесс, и американских, была ли заметна разница? Кто, на твой взгляд, проявляет больший интерес к науке?

— Точно сказать о том, интересно им было или нет, очень сложно, потому что в Америке люди всегда положительно настроены. Они хвалят твою работу, не перебивают тебя, во время рассказа не занимаются чем-то посторонним. Они слушают, улыбаются и говорят, что им все нравится.

— А тебе самому какие проекты других участников показались наиболее интересными?

— Было очень трудно понять, в чем заключается каждый проект, так как это вещи сложные с научной точки зрения. К тому же, описание давалось на английском языке.

Меня зацепило, что в одной секции было сразу несколько почти одинаковых проектов — штук 6 или 7. Это протез руки, напечатанный на 3D-принтере. Сейчас эта технология доступна многим. Везде использовалась одна и та же рука, отличались только способы управления. Возможно, были еще какие-то нюансы, но они были незаметны.

— Александр, когда твой проект не вошел в число лучших, не было разочарования?

— Во-первых, за все время проведения Intel ISEF я пока что единственный из Пензенской области, кто вообще попал на этот смотр-конкурс. Во-вторых, мы изначально не питали иллюзий относительно главных наград, прекрасно понимая, что ничего такого выдающегося мы не изобрели. Есть статистика — главные награды обычно вручают по направлениям, которые становятся топовыми на ближайшие несколько лет. Они, как правило, помогают решать какие-то глобальные проблемы в мире.

Мы больше рассчитывали на одну из специальных премий, которые присуждают различные компании и предприятия. Их представители посещали не каждый стенд — они с кратким описанием проекта направлялись только к конкретным участникам. К моему стенду, как потом выяснилось, тоже подходили, но на тот момент выставка фактически уже закончила работу, и меня на месте не было. Визитку я увидел только на следующий день.

— Сейчас ты заканчиваешь 11 класс. Что дальше? Уже есть конкретные планы на будущее?

— Пока что главная задача для меня — сдать экзамены и поступить в вуз. Планирую учиться в Пензенском государственном университете по специальности «Информационная безопасность».

Так получилось, что почти весь этот учебный год я провел на разных конференциях и конкурсах. Бывало, что вечером приезжаешь с одного мероприятия и завтра уезжаешь на другое. Поэтому сейчас приходится наверстывать ночами.

— Но участие во всероссийских и международных конкурсах тебе, наверняка, поможет при поступлении в университет, не так ли?

— Среди критериев есть такая категория, как дополнительные достижения. Но, по сути, участие в международных конкурсах не играет роли — все определяет ЕГЭ.

Когда я был в Москве на «Юниоре» — а этот конкурс является мероприятием так называемого «третьего уровня», подходили представители МИФИ с определенной кафедры, которые оказались заинтересованы, чтобы я учился у них. Но опять же ЕГЭ сдавать надо — просто так в вуз никто не возьмет.

— Получается, что центр детского технического творчества пока отойдет на второй план?

— Думаю, да. По крайней мере, на это лето точно. Но техническим творчеством буду заниматься и дальше.

Хотелось бы испытать коммуникатор и, возможно, доработать его. По сути, мы думаем немного другими критериями, чем те, для кого изготовлен прибор. Поэтому было бы интересно апробировать его. Мы бы получили моральное удовлетворение от того, что это не просто вещь, а ею действительно кто-то пользуется и кому-то она помогает.

— Александр, спасибо за интервью. Желаю удачи на экзаменах!

Актуальное
Читайте также
Первый семинар «Школы робототехники» в новом учебном году пройдет в Пензе 28 сентября В Пензе задержан мужчина, избивший отказавшуюся сделать музыку громче сотрудницу кафе
Трое игроков «Дизеля» командированы в «Чебоксары» В Малосердобинском районе полицейские изъяли у подростка наркотики
В Пензенской области стартует неделя безопасности дорожного движения Укравшему телефон из незапертой квартиры жителю Пензы грозит до 6 лет колонии
В России и за рубежом