21:29:10 Пятница, 18 августа
НКО в Пензе Дело Пашкова Дело Тузова Ремонт дорог ДТП в Пензе Транспорт в Пензе Облик Пензы Опросы Рейтинги Выборы-2017

Время печатной книги никогда не уйдет — Дмитрий Мурашов

14:32 | 16.06.2017 | Интервью

Печать

Пенза, 16 июня 2017. PenzaNews. Ученый секретарь пензенской областной библиотеки имени М.Ю. Лермонтова Дмитрий Мурашов дал интервью корреспонденту ИА «PenzaNews» Людмиле Мизиной, в котором поделился впечатлениями о фестивале «Красная площадь», прошедшем в Москве с 3 по 6 июня, рассказал о работе над своими новыми книгами, а также поразмышлял о том, какой должна быть библиотека будущего и каким требованиям должны соответствовать ее работники.

Время печатной книги никогда не уйдет — Дмитрий Мурашов

Фотография © PenzaNews Купить фотографию

— Дмитрий Юрьевич, на минувшей неделе Вы вернулись с книжного фестиваля, который проходил в самом сердце столицы — на Красной площади. Ранее Вы уже отметили, что мероприятие позволило увидеть современные технологии продвижения чтения и работы с читателем. Теперь, когда первые впечатления немного улеглись, Вы уже можете сказать, что именно намерены внедрить в работе пензенской областной библиотеки?

— Этот фестиваль лично меня еще раз убедил в том, что любой читатель всегда обратится к книге, если он познакомился с автором. Я думаю, неслучайно на фестивале в Москве огромное количество площадок было отведено под встречи читателей и авторов.

Когда человек видит писателя, может задать ему вопросы и получить сразу же ответы, это лучше всего стимулирует к тому, чтобы обратиться к книге. По себе знаю, что тогда и сам текст воспринимается совершенно иначе.

Мы, находясь в провинции, покупая книги московских авторов, очень часто не представляем, что это за люди, каков их взгляд на жизнь, как они оценивают те или иные события, происходящие вокруг, почему они вообще обратились к конкретной теме. А благодаря контакту с автором, многое становится понятнее.

В Пензе мы такие встречи тоже проводили неоднократно, но приезд любого знаменитого писателя всегда влечет за собой определенный финансовый вопрос — как будет оплачиваться его поездка, какой он получит гонорар. Писатели хоть люди и творческие, но жить им на что-то надо.

Я глубоко убежден, что технология продвижения книги непосредственно через общение с автором является наиболее продуктивной: по этому же пути идут и крупные книжные магазины — тот же «Библио-Глобус», «Буква». По итогам встреч лучше продаются книги, а люди получают возможность взять автограф. Я думаю, в этом и есть продуктивность данной технологии, раз она одинаково успешно используется и коммерческими структурами, и теми учреждениями, которые не нацелены на извлечение прибыли.

Еще одним из элементов продвижения чтения являются всевозможные квесты. Когда они проходят по литературным произведениям, естественно необходимо знать содержание книги.

— Вы упомянули, что в Пензе уже проводились встречи с писателями. На Ваш взгляд, каков интерес аудитории к таким мероприятиям?

— Интерес к столичным авторам, конечно, выше, чем к писателям из Пензенской области, но он есть.

Как пример — встречи с детским писателем Владимиром Юраковым. На них он читает свои стихи, исполняет песни под гитару, моментально налаживает контакт. Естественно, дети читают его книги, учат его стихи наизусть. Владимир Юраков в этом плане очень успешный писатель, потому что известен не только на пензенской земле, но и в других регионах.

— Когда мы с Вами общались сразу после окончания фестиваля, среди наиболее ярких моментов «Красной площади» Вы назвали выступление писателя Павла Басинского. Чем именно Вас зацепил его рассказ?

— Павел Басинский на протяжении нескольких лет разрабатывает глобальную тему — Лев Толстой, его жизнь и творчество. Для меня всегда Лев Толстой был матерым человечищем, глыбой, и мне казалось, что постигнуть философию жизни этого человека очень сложно и практически невозможно. Павел Басинский помог мне это сделать. Благодаря его книгам, в том числе последней, которая может быть рассмотрена как итоговая во всем цикле, Толстой мне стал ближе как человек и как писатель: человек с очень сложным характером, писатель креативной натуры, который посмел ответить на крайние вопросы человеческого бытия — о смерти, бессмертии, о том, как людям жить в мире, а не в войне.

— Дмитрий Юрьевич, Вы также отметили региональные издания, которые были представлены на фестивале. Чем они Вас удивили?

— Меня поразило в региональных книжных издательствах то, с какой любовью они подходят к своему делу, насколько на высоком полиграфическом уровне представляют книги.

Мне глубоко обидно, что сегодня в Пензенской области нет сложившейся базы книгоиздания, которая есть в других регионах. Хотя в нашем прошлом примеры есть.

В этом году отмечается 70 лет со дня создания «Пензенского книжного издательства». Оно существовало в нашем городе на улице Кирова, 65, в центре, и прекратило существование в 1964 году. Потом было пензенское отделение «Приволжского книжного издательства», но и его не стало в 1990-е годы. Остались лишь книги. Сегодня, когда из фонда лермонтовской библиотеки берешь их, например, детскую литературу, думаешь: «Неужели это можно было напечатать здесь, у нас?»

А ведь такие издательства — это хребет, который позволяет создавать хорошо работающую инфраструктуру чтения в области.

Книги из регионов, которые я видел на фестивале в Москве, по полиграфии не хуже столичных, а по цене — дешевле. Я сразу вспомнил слова критика Виссариона Белинского, нашего земляка: «Если вы хотите, чтобы население читало, сделайте книги дешевыми».

— В настоящее время большую популярность получили так называемые «Pocket Book». Они достаточно дешевые, но при этом напечатаны в небольшом формате и на бумаге более низкого качества. На Ваш взгляд это может привлечь людей к чтению?

— Все зависит от человека. Если ему необходимо купить издание в кожаном переплете с шикарными застежками за несколько десятков тысяч не только рублей, но и долларов, чтобы похвастаться перед кем-то, поставить его себе в шкаф и сказать: «Вот у меня что есть», конечно, он отдаст предпочтение книгам с роскошной полиграфией, а на эти и не посмотрит.

Но если для человека важен текст, такие издания он купит, потому что они позволяют взять в книге основное — мысль и чувства автора, ради чего она была написана, а уж в роскошном переплете она или на газетной бумаге издана — это вопрос второстепенный.

— Дмитрий Юрьевич, также часто возникают разногласия на тему того, как читать книгу — в бумажном варианте или с помощью электронного устройства. Что Вы думаете на этот счет?

— Я считаю, что нет большой разницы. Сейчас идет процесс перевода печатных изданий в электронную форму. Создаются целые электронные библиотеки. Это определенный элемент удобства для читателя, особенно для исследователей. Многие необходимые для научной работы книги у нас в регионе отсутствуют — с помощью глобальных цифровых библиотек я получаю к ним доступ. Это сильно облегчает труд исследователя.

Что касается художественной литературы, то мне очень сложно читать текст на электронном устройстве, я к этому не привык. Я сформировался как читатель на печатной книге, которую можно подержать в руках, полистать, вернуться в начало, что мне очень сложно делать с помощью кнопок. Если у кого-то это получается легко и быстро, пусть будет так.

В то же время, когда отправляешься в большое путешествие на поезде, взять книги в дорогу очень сложно — они занимают много места, тогда на помощь и приходят электронные устройства.

Я не придерживаюсь точки зрения, что время печатной книги ушло. Оно никогда не уйдет. Я с трудом представляю, как детскую книгу можно перевести в электронный вариант. Да, оцифровать можно. Но как по ней заниматься с ребенком? Берешь телефон и начинаешь ему что-то объяснять? Это совершенно не то! Когда ребенок видит печатную книгу с картинками, текстом, он ее может полистать, поводить по страницам пальчиком, спросить: «Что это?» Электронная книга — совсем другие эмоции, ощущения.

— Давайте вернемся к фестивалю «Красная площадь». Насколько мне известно, там Вы представили Вашу книгу — сборник статей, писем и воспоминаний Константина Салтыкова под названием «Пенза — Петербург». Расскажите, пожалуйста, как проходила работа над книгой? Что стало самым сложным в ее написании?

— Здесь я должен вспомнить Татьяну Алексеевну Евневич — бывшего директора пензенского областного архива, потому что толчком к книге послужила ее находка. Однажды она мне показала паспорт Константина Михайловича Салтыкова, выданный ему в Пензе.

Я, конечно, знал из работ краеведа Олега Михайловича Савина, что сын Салтыкова-Щедрина жил в Пензе. Но когда я подержал в руках паспорт Константина Салтыкова, для себя сказал: «Я хочу узнать более подробно его биографию, я хочу знать его ближе как человека».

Я начал свою исследовательскую деятельность, и оказалось, что о Константине Салтыкове написано очень мало. По сути, в Пензе его биографию создал Олег Савин. В других регионах, где он жил, о нем говорили вскользь. Всех авторов в той или иной степени он интересовал прежде всего как сын писателя Салтыкова-Щедрина. Мне показалось это несправедливым, и я стал более детально восстанавливать его биографию с момента рождения и до смерти.

Я старался быть объективным. Когда пишешь биографию человека, все время испытываешь к нему какие-то чувства — он «живет» с тобой рядом в течение всего времени работы над книгой, он становится частью твоей жизни. Биографию Константина Салтыкова я переписывал раза три, потому что мне все время казалось, что я необъективен, я пристрастен.

Константин Салтыков как человек лично у меня симпатии не вызывает. Для меня — это самое сложное: когда понимаешь, что герой тебе несимпатичен, но ты не должен перейти грань, где просто очернишь его и представишь только в плохом свете. Надо было найти и положительные стороны.

Главное в Салтыкове-младшем, что мне несимпатично — его конформизм, приспособляемость к любым обстоятельствам. К сожалению, у Константина не получилось стать человеком, таким же свободным как отец. Желание легкого успеха, легкой жизни, славы сыграло свою роль. Всю жизнь Константин эксплуатировал память о своем отце.

В сборнике представлены статьи Константина Салтыкова, которые он публиковал в пензенской прессе на разные темы. Многие из них — с зарисовками типов людей, которые жили в Пензе в начале XX века. Также представлены письма, которые он писал своим знакомым и друзьям. И, подчеркиваю, впервые даны его воспоминания, которые хранятся в Российском государственном архиве литературы и искусств. До этого они никогда не публиковались — мне пришлось работать с рукописным текстом Константина Салтыкова и переводить его в печатный вариант.

Если взять в комплексе эту книгу, то, на мой взгляд, она дает законченное представление о Константине Михайловиче. Как автор я считаю, что моя работа удалась. На какую оценку — пусть судит читатель, но те отклики, которые я знаю, положительные.

— В тот момент, когда Вы поняли, что личность Константина Салтыкова Вам несимпатична, не возникло мыслей бросить начатую работу?

— Мне стало еще более интересно. Костя для Михаила Евграфовича был поздним ребенком. Его рождение было громадным событием в жизни писателя. Он рисовал будущее своего сына как литератора, трясся над ним, хотел, чтобы сын стал человеком с внутренним стержнем, возлагал на него огромные надежды. Когда читаешь письма Салтыкова-Щедрина, касающиеся детских лет Кости, по-другому смотришь на этого, казалось бы, сухого человека, сатирика, едкого, как мы его привыкли воспринимать. Он пылал любовью к своему сыну.

Костя плохо учился. Он был гиперактивным ребенком. Были постоянные проблемы в школе. Салтыков-Щедрин писал письма директорам, заступался за Костю, нанимал репетиторов. Когда сын становился старше, отец понял, что он не станет тем, кем хочет его видеть. Это была такая боль, такая рана в душе писателя — я ее ощутил буквально физически, она прошла через мое сердце.

Где-то, наверное, хорошо, что Салтыков-старший не увидел взрослого сына, потому что он был бы страшно разочарован тем, что Константин не стал яркой, сильной личностью, каким хотел видеть его отец.

— Дмитрий Юрьевич, на днях в свет вышла первая книга энциклопедии «История становления пензенской юридической школы», в подготовке которой Вы также приняли участие. Если не ошибаюсь, Вы работали над разделом о суде. В связи с чем был сделан такой выбор?

— То, что сейчас издается, точнее будет назвать «материалы к юридической энциклопедии». Запланировано четыре книги, каждая из которых будет освещать ту или иную сторону пензенской юридической школы.

Первый том — это деятельность юристов в органах полиции, суда, в системе исполнения наказания.

Я старался создать свой оригинальный текст, который бы позволил взглянуть на историю судебной системы пензенского края. Постарался сделать его доступным для широкой аудитории, чтобы человек, который прочитал его, уяснил вектор развития судебной системы в XVII–XX веках и познакомился с теми личностями, которые работали в ней.

Очень часто мы воспринимаем судебную систему как некую обезличенную машину. Мне бы хотелось, чтобы она воспринималась и через людей. Многие из них заслуживают даже отдельных книг. Быть судьей — это всегда сложно, потому от решений, которые принимает судья, в буквальном смысле зависит жизнь человека.

Еще будучи студентом, я заинтересовался историей российского суда, особенно судебной реформой времен Александра II, которая, по сути дела, сыграла огромную роль в том, что суд Российской империи вышел на европейский уровень развития.

Работая в библиотеке, я опять столкнулся с представителями пензенского суда: лермонтовская библиотека была основана пензенской интеллигенцией — юристами, врачами, учителями. Одним из тех, кто стоял у ее истоков, был пензенский прокурор, судья Валериан Александрович Волжин. Его жизнь и творчество — профессиональное и литературное — меня захватили. Я написал о нем отдельную книгу еще до энциклопедии.

— Дмитрий Юрьевич, а сейчас Вы ведете работу над какими-то изданиями?

— Так получается, что в последние годы я практически ежегодно выпускаю по 1–2 книжки. В этом году запланировал выпустить книгу, которая будет посвящена пензенскому книжному издательству.

Еще планируем вместе с врачом пензенской областной психиатрической больницы Олегом Александровичем Макаровым выпустить книгу о Константине Романовиче Евграфове, который стоял у истоков и медицинского учреждения, и библиотеки. Она будет называться «Евграфов: портрет на фоне эпохи». Не знаю, насколько книга сложится в этом году, но мы очень стараемся, чтобы к выставке-ярмарке «Мир книг на Пензенской земле» она получилась. Тем более есть дата — в этом году исполняется 100 лет со дня кончины Константина Евграфова.

Еще одна тема, которая меня интересует и которую я считаю очень перспективной, это жизнь и творчество Романа Борисовича Гуля. На мой взгляд, его фигура по своему масштабу равна писателю Александру Солженицыну.

Гуль родился в Пензе, учился в первой мужской гимназии, из Пензы ушел на Гражданскую войну, эмигрировал, стал одним из крупнейших писателей-романистов русского зарубежья, был главным редактором самого главного издания русской эмиграции «Нового журнала».

Думаю, мы как-то отодвигаем этого человека на задворки своей памяти, а ведь через Гуля можно не только постигнуть историю XX века, он может сыграть свою роль и в развитии имиджа Пензенского края как региона, где чтят и популяризируют наследие своих земляков.

Моя мечта, чтобы произведения Романа Гуля были экранизированы. Когда режиссер Никита Михалков приезжал в Пензу, я задавал ему вопрос об этом. Ответ Михалкова был понятен — если Вы хотите продвигать Гуля, в том числе на киноэкране, занимайтесь этим сами. Поэтому кроме нас «раскрутить» Романа Гуля никто не сможет.

— В этом году в областной библиотеке стартовал проект «Лермонтовка — территория открытий», автором которого Вы являетесь. Расскажите, пожалуйста, на какой стадии реализации он находится? Какие наиболее яркие мероприятия в его рамках пройдут в ближайшее время?

— Проект задумывался как приобщение жителей города к истории лермонтовской библиотеки. У нас уже прошло пять таких встреч. Те люди, которые участвовали в них, нисколько не жалели, потому что мы стремимся на каждой из них рассказать что-то новое, ранее неизвестное, чтобы человек, придя к нам, сделал для себя открытие.

22 июня мы вспоминаем скорбную дату — начало Великой Отечественной войны. На предстоящей встрече будем рассказывать о сохранившихся в нашем фонде газетах, которые выходили в военное время. Постараемся погрузить слушателей в атмосферу военных лет через газетную периодику. У них будет возможность полистать газеты военных лет. Мы обратимся к примерам нашей местной истории — областные газеты тоже выходили в годы Великой Отечественной войны, писали о ней. И через людей покажем военное время.

Знакомство с первоисточником позволяет по-другому взглянуть на события, в данном случае на события войны. Война идет к тебе со страниц газет, ты ее ощущаешь физически.

Когда в свое время я работал над проектом «Великая Победа газетной строкой», мне было очень сложно отключиться от войны. Ты читаешь газеты, набираешь материал, «впускаешь» войну в себя, по-другому смотришь на этих людей.

Нам бы хотелось показать на ближайшей встрече, опираясь на газетную периодику, что война — это большой подвиг нашего народа, это тяжелая жизнь, это преодоление огромного количества трудностей и это Победа.

— Дмитрий Юрьевич, по Вашему мнению, современный работник библиотеки — каким он должен быть?

— Я считаю, что современный библиотекарь — это лоцман в море книг. Это человек, который прекрасно ориентируется в новинках, трендах литературы, который способен пришедшему в библиотеку читателю при сложности выбора посоветовать, на что обратить внимание.

Современный библиотекарь — это еще и собеседник. Читатель, возвращая книгу, делится каким-то своим мнением. Здесь библиотекарь может поддержать разговор, порекомендовать другую книгу, развить эту тему.

Современный библиотекарь должен быть читающим, следящим за новинками и художественной, и научно-популярной, и профессиональной литературы. Нечитающему библиотекарю в профессии, на мой взгляд, делать нечего.

Мы все оканчиваем какое-либо учебное заведение, но на этом наше профессиональное образование не завершается. Человек должен постоянно следить за всеми новинками, достижениями, которые есть в этой сфере. Нельзя быть топ-библиотекарем, если получил диплом, пришел работать, и вся твоя функция состоит только в том, чтобы выдавать книжки. Сейчас в нашей библиотеке даже в формуляр записывать книгу не надо, достаточно с помощью компьютера решить эту простую техническую задачу.

— Дмитрий Юрьевич, на Ваш взгляд, а чего не хватает современным библиотекам?

— Основная проблема библиотек состоит в том, что мы постоянно запаздываем за новинками литературы разного плана. Если фонд будет оперативно пополняться новинками литературы, у людей вопрос «ходить или не ходить в библиотеку» не встанет.

Библиотека — забота общая. Здесь должны работать не только органы власти, но и гражданское общество, и бизнес. Если мы возьмем муниципальные библиотеки, то почему бы бизнесу их не поддержать? В конце концов, бизнес заинтересован в грамотных, культурных людях, сложных, как говорил социолог и культуролог Даниил Дондурей, чтобы они приносили прибыль, продвигали ту или иную организацию, создавали ей имидж. Культурный человек сделает это в разы лучше. Поэтому, если бизнес для сельской библиотеки купит книги, это будет красивый и правильный жест.

Библиотеки как часть культуры конструируют человека. Если мы не будем заниматься этим, то получим человека, который удовлетворяет свои базовые животные потребности. Есть замечательный мультик «Зверополис». Там на детском уровне показано, что бывает с людьми, когда слетает элемент культуры — они уничтожают друг друга. А человек — общественное животное. И вот это «общественное» формирует сам человек.

Культура — это своеобразный конструктор, с помощью которого человек создает себя сам. Устоявшегося типа человека на все времена не существует, в каждую эпоху он свой. Эти элементы конструктора — наше культурное наследие. Чем шире культурный горизонт, тем больше возможности создать из этих элементов «человека в человеке».

Как часто бывает: мы чувствуем в себе стремление к чему-то, а выразить не можем, потому что не хватает запаса культуры. Выход есть. Расширяйте свой собственный кругозор. Библиотеки и книги — это вход в область культурного наследия.

Как бы ни старался человек, его жизненный опыт всегда ограничен. Для того, чтобы состояться и стать человеком с большой буквы, необходимо обращаться к тому наследию, которое было создано раньше. А где оно хранится? В книгах.

Если у человека богатый внутренний мир, если он четко понимает свою миссию здесь, тогда и все остальные сферы общественной жизни, включая экономику, будут работать значительно лучше. Если деньги не вкладывать в развитие культуры, то будет блокироваться и экономическое развитие.

— Дмитрий Юрьевич, как Вы можете оценить количество посетителей библиотеки в настоящее время? Оно снижается или, наоборот, растет?

— Если мы вспомним советские времена, когда в старом корпусе лермонтовской библиотеки были очереди, то сегодня такого, конечно, нет.

Основными читателями всегда были школьники и студенты. Сегодня они уверены, что все есть в интернете, в библиотеку ходить необязательно — достаточно зайти в сеть, найти необходимый материал, перепечатать, отдать учителю и получить оценку.

Кто к нам ходит сегодня? Школьники и студенческая молодежь, видимо, та, которая хочет учиться не ради диплома, а чтобы получить знания. Приходят люди среднего и старшего возраста — они в основном берут литературу легкого чтения, либо новинки художественной литературы. Поток читателей меньше, согласен. Но в наших силах его расширить.

— Интересно узнать Ваше мнение о том, какой Вы видите библиотеку будущего.

— Библиотека будущего, наверное, будет такой, какой ее создадим мы — реальные люди, живущие здесь и сейчас.

Библиотека будущего — это место, где люди читают, берут книги, общаются, собираются по интересам, в ней происходят встречи с писателями, причем не только с профессиональными, но и самодеятельными, существует большое количество клубов, где люди обсуждают злободневные проблемы жизни. Это большой книжный клуб.

— Дмитрий Юрьевич, спасибо Вам за интересную беседу! Желаю творческих успехов!

Актуальное
Читайте также
Иван Белозерцев вручил инвентарь спортшколе Сердобска В Кузнецке отметят Яблочный Спас
В Пензе волонтеры отряда «Лиза Алерт» напомнят детям о правилах безопасности Госавтоинспекция ищет водителя «BMW», сбившего пешехода на улице Зарубина в Пензе
Житель Пензы проведет в колонии 3 года за мошенничество при организации праздников В крупном пожаре на производстве под Кузнецком никто не пострадал
В России и за рубежом