EN
21:29:57 Понедельник, 8 марта
Коронавирус Дольщики НКО Бизнес и финансы Здоровье ДТП в Пензе Нацпроекты Строительство Рейтинги Угадай, кто на фото!

Кредит доверия граждан Киргизии к Садыру Жапарову налагает на него большую ответственность

19:30 | 19.01.2021 | Аналитика

Печать

19 января 2021. PenzaNews. Центральная избирательная комиссия Киргизии подвела итоги ручного подсчета бюллетеней на досрочных выборах президента республики, прошедших 10 января. Согласно данным, опубликованным на сайте ЦИК, за Садыра Жапарова (Sadyr Japarov), который пришел к власти в стране в минувшем году после октябрьских протестов против результатов парламентских выборов, вспыхнувших затем беспорядков и добровольной отставки Сооронбая Жээнбекова (Sooronbay Jeenbekov), проголосовали свыше 1,1 млн. человек, или 79,2% избирателей, посетивших участки.

Кредит доверия граждан Киргизии к Садыру Жапарову налагает на него большую ответственность

Фото: Султан Досалиев, President.kg

Явка составила 39,3%. В выборах главы государства приняли участие более 1,4 млн. человек. Общее число избирателей — около 3,6 млн. человек.

Вторым в президентской гонке стал Адахан Мадумаров (Adahan Madumarov), за него свои голоса отдали 95 тыс. человек, или 6,8%.

Всего на пост главы государства претендовали 17 кандидатов.

До 24 января Центризбирком должен объявить официальные итоги голосования, после чего состоится церемония инаугурации нового президента. Кандидаты, которые не согласны с результатами, вправе оспорить их в течение 14 дней после дня голосования.

Вместе с досрочными выборами главы государства в Киргизии прошел референдум о форме правления. За президентскую республику проголосовали свыше 84,1% избирателей, за парламентскую — около 11,3%, «против всех» — более 4,6%.

В действующей конституции Киргизии, принятой на референдуме в 2010 году, о форме правления не говорится. В официальных источниках указано, что Киргизия — парламентская республика, однако в стране фактически смешанная форма правления — президентско-парламентская.

Анализируя итоги голосования, бывший депутат парламента Киргизии, профессор колледжа профессиональных исследований при Северо-Восточном университете в Бостоне Бактыбек Бешимов (Baktybek Beshimov) выразил мнение, что Садыр Жапаров сейчас действительно пользуется широкой поддержкой населения.

«Результаты выборов вполне реальны, несмотря на некоторые недостатки, связанные с неравными возможностями для кандидатов и использованием административного ресурса. [...] На сегодняшний день конкурентоспособной альтернативы Садыру Жапарову нет», — заявил он.

Вместе с тем, по его словам, прошедшие выборы в Киргизии стали продолжением серии переворотов, когда смена режима была спровоцирована и организована богатыми элитами, использовавшими в качестве своего основного оружия разъяренную толпу.

«Большинство киргизского электората было крайне разочаровано политическими режимами Алмазбека Атамбаева (Almazbek Atambayev) и Сооронбая Жээнбекова, которые установились после переворота в апреле 2010 года. Они не сдержали обещаний и не оправдали ожиданий простых людей. Превалирующему числу граждан надоело несовершенное парламентское управление. С другой стороны, все больше людей становятся религиозными и консервативными и предпочитают «власть сильного человека» на посту президента», — сказал экс-депутат.

«Садыр Жапаров, только что вышедший из тюрьмы, внезапно стал лидером движения против истеблишмента и за радикальные преобразования в политике. Киргизия не видела популистов и демагогов такого масштаба. Он стал символом обид обычных людей и их единственной надеждой. Его появление является следствием провала старой политики, и сегодня он изобретает новую политику мейнстрима в центре своего феномена», — добавил Бактыбек Бешимов.

На его взгляд, чтобы максимизировать свою власть, Садыр Жапаров «будет стремиться к созданию современного авторитарного полицейского государства».

«В этом смысле политически он близок к таким лидерам, как Трамп, Эрдоган и Орбан», — подчеркнул Бактыбек Бешимов.

Говоря о том, насколько долго Садыр Жапаров сможет оставаться у власти, бывший депутат отметил, что новый лидер, унаследовав бремя нестабильной экономики, «поднял ожидания своих сторонников до невозможного уровня», при этом «нет никаких серьезных признаков того, что он понимает сложность проблем».

По его словам, «высока вероятность того, что этот режим потерпит системный сбой» и «ему не удастся достичь жизнеспособности в реализации реформ — особенно в области экономического развития».

Эксперт кафедры политологии в Колумбийском университете Коллин Вуд (Colleen Wood) разделила мнение о том, что избранный президент может быстро лишиться своей популярности среди граждан.

«Садыр Жапаров пользуется широкой поддержкой населения по всей стране — этому способствовала его команда путем проведения митингов и кампаний в социальных сетях. В Киргизии сложилась тенденция привлечения президента к ответственности посредством массовых протестов и насильственной смены руководства, и [...] если он не сможет выполнить свои популистские обещания, эта поддержка может быстро ослабнуть», — предположила Коллин Вуд.

Она также обратила внимание на процент явки граждан на участки.

«Менее 40% избирателей пришли на голосование 10 января. Причины низкой явки — отсутствие массового подкупа голосов, апатия по отношению к политике и холодная погода. Тем не менее трудно установить, какова реальная поддержка президентской системы среди населения Киргизии», — отметила американский эксперт.

Отвечая на вопрос о потенциальном изменении политической ситуации в Киргизии после референдума, Коллин Вуд указала на отсутствие конкретной информации о будущих преобразованиях.

«На референдуме граждан просили лишь сделать выбор между парламентской и президентской системами, теперь правительство должно заняться разработкой деталей институциональной структуры. [...] Согласно действующей конституции Киргизии, парламент отвечает за подготовку поправок, но полномочия 6-го созыва, который все еще продолжает работу после того, как избирательная комиссия аннулировала итоги выборов 4 октября, истекли 15 октября. В результате, с точки зрения легитимности, правительство оказалось в ловушке. Жапаров намекнул на возможность проведения еще одного референдума, на котором избиратели определят детали нового конституционного строя, но сроки и точное распределение полномочий в различных органах власти Киргизии остаются неясными», — сказала она.

В свою очередь ведущий научный сотрудник отдела Восточной Европы и Евразии в Немецком институте международных отношений и безопасности Андреа Шмитц (Andrea Schmitz) назвала итоги президентских выборов и референдума вполне ожидаемыми.

«Низкая явка избирателей может свидетельствовать о политическом безразличии значительной части населения и об отсутствии доверия к политическому процессу, так как граждане считают, что их голос в любом случае не имеет существенного значения», — отметила аналитик.

По ее словам, большинство пришедших на избирательные участки были сторонниками Садыра Жапарова и его политических взглядов.

«Это значит, что результат референдума, по итогам которого вместо парламентской системы была избрана президентская, демонстрирует стремление многих киргизов к власти сильного человека, который, как они надеются, решит проблемы страны», — сказала Андреа Шмитц.

«Ожидания высоки, Садыр Жапаров находится под давлением, чтобы добиться результатов, но общая ситуация в Киргизии не изменилась, и неизвестно, насколько еще у людей хватит терпения. Чтобы сохранить стабильность в стране, у нового президента может возникнуть соблазн прибегнуть к репрессивным методам для продвижения своих программ, а также для подавления критики и назначения козлов отпущения — этнических меньшинств, «западных агентов», «третьих сил» и других вымышленных персонажей, на которых можно возложить ответственность за неудачи», — добавила немецкий эксперт.

Между тем почетный профессор политологии, эксперт по России, Восточной Европе и Евразии в Стетсонском университете во Флориде Юджин Хаски (Eugene Huskey) напомнил, что, хотя Садыр Жапаров имеет большой отрыв от конкурентов, явка на этих выборах оказалась самой низкой за всю современную историю Киргизии.

«Иными словами, Жапаров получил меньше голосов, чем президент Атамбаев, хотя население страны увеличилось. Это значит, что популярный мандат Жапарова менее впечатляющий, чем кажется», — пояснил он.

«Вместе с тем, несмотря на некоторые нарушения на выборах и использование административного ресурса чиновниками, Жапаров, похоже, имеет все основания утверждать, что формальные требования демократических выборов были соблюдены. Голосование не было по-настоящему конкурентным, отчасти потому, что Жапаров собрал и потратил [на избирательную кампанию] больше денег, чем все остальные кандидаты вместе взятые. Что еще более тревожно, выборы послужили «отмыванием» власти, незаконно полученной тремя месяцами ранее в ходе переворота, когда Жапаров использовал неконституционные методы, чтобы вытеснить премьер-министра и президента и претендовать на эти должности самому», — подчеркнул Юджин Хаски.

При этом, по его словам, у киргизских избирателей был ряд причин, по которым они решили поддержать Садыра Жапарова.

«Граждане были глубоко разочарованы отсутствием сильного и эффективного руководства со стороны бывшего президента Сооронбая Жээнбекова. Таким образом, киргизский электорат был голоден до харизмы, а динамичный образ и смелые обещания Жапарова, соблазнительно завернутые в националистические символы и ритуалы, оказались убедительными для сельского и экономически маргинализированного большинства страны, которое привело его к власти. Выборы ознаменовали собой реванш села: Жапаров набрал 83% голосов в регионах и только 52% в Бишкеке», — пояснил эксперт.

Он также подчеркнул, что большой перевес на референдуме обусловлен призывом Садыра Жапарова изменить форму правления.

«Однако избиратели на самом деле не знали, за что они голосовали, потому что подробности об институциональных изменениях не были раскрыты, и до сих пор неясно, какой президентский режим введет Жапаров. Реальность такова, что в Киргизии никогда не было президентской системы, и она вряд ли появится в будущем: в стране была и, вероятно, будет форма полупрезидентского правления, хотя, безусловно, предстоящие изменения усилят власть президента и ослабят власть парламента», — отметил Юджин Хаски.

Он предположил, что прошедшее голосование «положит конец особому положению Киргизии как самой открытой и политически конкурентоспособной страны в Центральной Азии».

«Можно ожидать, что политика Киргизии будет все больше и больше походить на политику ее соседей. Экономические и социальные вызовы, с которыми сталкиваются Жапаров и Киргизия, огромны, и неясно, позволит ли культурный популизм президента, который получает поддержку посредством манипулирования обеспокоенностью населения киргизской идентичностью, сохранить ему свою популярность среди нации, находящейся в постоянном кризисе», — резюмировал эксперт.

Новости партнеров
Актуальное