EN
06:59:14 Суббота, 24 октября
Коронавирус Дольщики НКО Бизнес и финансы Здоровье ДТП в Пензе Нацпроекты Строительство Рейтинги Угадай, кто на фото!

Поддержка Катаром ряда радикальных движений ставит будущее страны под угрозу — политолог

14:26 | 02.12.2014 | Аналитика

Печать

2 декабря 2014. PenzaNews. Поддержка Катаром радикальных исламистских группировок поставила благополучие страны под угрозу. К такому выводу пришел обозреватель, специалист в области политологии и экономики Эдвард Стивенсон (Edward Stevenson) в статье «Катар и потребность в долгосрочной стратегии», опубликованной в ряде зарубежных СМИ.

Поддержка Катаром ряда радикальных движений ставит будущее страны под угрозу — политолог

Фото: Flickr.com

Он напоминает, что Катар отошел от своей традиционной роли посредника в переговорах на международной арене вскоре после начала массовых народных волнений в странах Северной Африки и на Ближнем Востоке.

В результате, по словам политолога, сложилась парадоксальная ситуация: богатая страна, государственная религия которой — ислам суннитского толка — пропагандирует повиновение властям, начала активно выступать на стороне экстремистских движений.

«Власти Катара больше остальных поддерживают борьбу США против экстремизма на Ближнем Востоке, предоставив Вашингтону площадку для военных операций. Однако в то же время они финансируют и поддерживают крупнейшие экстремистские группировки», — подчеркивает Эдвард Стивенсон.

По его мнению, Катар, будучи малым государством с территорией немногим более 11,5 тыс. кв. км, начал оказывать помощь радикальным исламистам с целью расширить свое влияние в регионе и избежать возможного доминирования со стороны соседей.

«Этот курс проявился особенно явно в 2011 году в начале «арабской весны», которая стала для Катара превосходным шансом вмешаться в жизнь других государств», — считает обозреватель.

При этом он отмечает, что извне подобные действия выглядели лишь как помощь братьям-арабам, выступающим против гнета абсолютной монархии и тирании, и под этим прикрытием Доха начала спонсировать и вооружать популистские движения в ряде государств, таких как Тунис, Египет, Ливия, Сирия и другие.

«Однако на самом деле это была тщательно просчитанная попытка выявить возможных победителей и поддержать их, чтобы обеспечить себе рычаги влияния в только что «одемократизованных» странах», — подчеркивает политолог.

По его мнению, Катар сделал ставку на исламистов потому, что они были лучше организованы и имели больше шансов воспользоваться общественными волнениями для захвата власти, но детально не изучил цели и идеологии этих групп.

В то же время сам Катар, как полагает Эдвард Стивенсон, был тогда хорошо защищен от волны беспорядков, прокатившейся по региону, при этом и сейчас риск свержения власти в Дохе минимален: жители страны, оказавшиеся в выгодном положений благодаря самому большому ВВП на душу населения в мире, слишком разбогатели, чтобы протестовать.

Вместе с тем он считает, что власти Катара прозорливо осознали, какую угрозу для государства может представлять лишенное прав меньшинство, и вовремя предприняли ряд шагов, чтобы улучшить общественное положение мусульман-шиитов. Именно это, по мнению обозревателя, и позволило избежать волнений по иранскому сценарию.

Говоря о внешней политике, Эдвард Стивенсон отмечает, что страны Ближнего Востока с недоверием и даже возмущением отреагировали на поддержку антиправительственных групп, а многие арабские государства затаили большую обиду на Катар после того, как официальная Доха выступила на стороне «Братьев-мусульман» в Египте и Ливии.

«Члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) и в особенности Саудовская Аравия назвали эту политическую силу серьезной угрозой для своей государственности. Чтобы найти подтверждения этому, достаточно лишь вспомнить, как быстро они отреагировали на падение правительства Мухаммеда Мурси (Mohamed Morsi) в Египте, предоставив мощную финансовую поддержку новому военному режиму», — подчеркивает автор публикации.

При этом Эдвард Стивенсон напоминает, что Катару не удалось закрепить успехи кампании по спонсированию организаторов общественных беспорядков. По его мнению, для этого требовалось искусное и тщательно скоординированное сочетание внешней дипломатии и контроля над переходными правительствами, однако официальной Дохе, до того полагавшейся лишь на свою финансовую мощь, не хватило политического влияния, чтобы эффективно воспользоваться ситуацией.

В итоге, с точки зрения политолога, своими действиями власти Катара не только способствовали усилению хаоса и нестабильности в регионе, но и поставили себя в крайне невыгодное положение: так, например, поддержка «Братьев-мусульман» привела к разрыву дипломатических контактов с Саудовской Аравией, Бахрейном и ОАЭ и к ухудшению отношений с другими членами ССАГПЗ.

«Катар рискует попасть в международную опалу. Доха не сумела улучшить собственное положение, а имидж страны как посредника в международных переговорах заметно пострадал», — пишет Эдвард Стивенсон.

Он предполагает также, что именно потеря международного доверия, а не нехватка грубой силы в геополитической борьбе, представляет на сегодняшний день наибольшую угрозу для Катара.

По его словам, ситуация на Украине вызвала ряд существенных изменений в энергетической сфере, которые в конечном итоге могут нанести серьезный ущерб экономике Катара, сильно зависящей от экспорта энергоносителей.

По мнению Эдварда Стивенсона, подобные перемены повысили значимость государственного инвестиционного фонда страны, который за последнее время вложил крупные суммы в прибыльные объекты недвижимости по всей Европе.

«Наивно полагать, что Запад не замечает очевидной связи между этими инвестициями и спонсированием ряда группировок, готовых при первой возможности разрушить эти самые здания, равно как и другие творения западного искусства», — пишет он.

В то же время политолог обращает внимание на тот факт, что Европа стала гораздо более решительной в плане введения санкций даже в ущерб собственным интересам, что особенно заметно проявилось в ходе украинского конфликта и дипломатического противостояния с Россией.

«Если подобные санкции будут введены в отношении суверенного фонда Катара, это может стать серьезной проблемой для Дохи», — заключает Эдвард Стивенсон.

Новости партнеров
Актуальное