EN
15:28:53 Пятница, 16 ноября
Дольщики НКО в Пензе Дело Тузова Ремонт дорог ДТП в Пензе Транспорт Облик Пензы Опросы Рейтинги Угадай, кто на фото!

В Пензенской области ожидается вспышка заболеваемости ВИЧ-инфекцией — Сергей Олейник

13:39 | 01.12.2014 | Интервью

Печать

Пенза, 1 декабря 2014. PenzaNews. Резкий всплеск заболеваемости ВИЧ-инфекцией ожидается в Пензенской области в 2015 году. Такое мнение в интервью корреспонденту ИА «PenzaNews» Артему Пучкову высказал президент общественного фонда «АнтиСПИД», заместитель главного врача пензенского областного клинического центра специализированных видов медицинской помощи Сергей Олейник, которое он дал накануне Всемирного дня борьбы со СПИДом, ежегодно отмечаемого 1 декабря.

В Пензенской области ожидается вспышка заболеваемости ВИЧ-инфекцией — Сергей Олейник

Фотография © PenzaNews Купить фотографию

— Сергей Викторович, комментируя в начале ноября показатели по ВИЧ-инфекции в Пензенской области за 10 месяцев 2014 года, Вы написали в «Живом Журнале» о росте заболеваемости по сравнению с прошлым годом, отметив, что «эпидемия развивается, не встречая существенных препятствий на своем пути». Что, на Ваш взгляд, способствует увеличению числа инфицированных граждан в регионе?

— В Пензе и в Заречном в 2012 году заболеваемость увеличилась примерно втрое за счет потребителей наркотиков. Этот рост произошел из-за того, что с 2011 по 2012 годы была прекращена работа программы профилактики ВИЧ-инфекции среди наркозависимых. Это совершенно очевидно.

Сейчас заболеваемость достаточно стабильная, но уже не на том уровне, что был до вспышки. Если раньше она в среднем составляла 8 выявленных случаев на 100 тыс. населения, то непосредственно в 2012 году этот показатель увеличился до 23–24 на 100 тысяч.

На данный момент у нас отмечается наиболее высокая выявляемость ВИЧ-инфекции среди наркозависимых, что влечет за собой рост заболеваемости среди беременных и обследуемых по клиническим показателям — при поступлении в больницы.

Основа стабильности эпидемической ситуации на территории — сдерживание ситуации среди потребителей наркотиков. Там, где ее не сдержали, всегда следует быстрый рост числа заразившихся ВИЧ половым путем.

— В своем блоге Вы также упомянули, что по сравнению с прошлым годом в Кузнецке число заразившихся ВИЧ увеличилось на 60%, в Заречном — более чем в 2,5 раза, в то время как в Пензе — на 30%. Чем можно объяснить тот факт, что самые высокие показатели из этих трех населенных пунктов имеет Заречный — город с наименьшими площадью и числом жителей? Такая ситуация наблюдалась всегда, или в последние годы положение дел каким-то образом изменилось?

— Буквально год или два года назад представители Заречного, когда мы встречались на совещаниях, говорили, что у них все хорошо и стабильно. Хотя в 2001 году, когда в регионе произошла первая вспышка ВИЧ, в Заречном тоже был рост выше, чем в Пензе. Потом ситуация постепенно успокоилась. Но мы же на одной территории находимся — ситуация в Пензе влияет на ситуацию в Заречном и наоборот. В крупных городах чаще всего наблюдается высокая наркотизация населения. И если в Пензе и Кузнецке ситуацию сдерживает программа, направленная на профилактику ВИЧ-инфекции среди этой категории граждан, то в Заречном ничего подобного нет и не было. Там основные усилия были направлены на борьбу с наркоманией. Насколько та программа удачна, я не берусь судить, но если идет рост инфицированных среди наркоманов, могу предположить, что она была не совсем успешной.

Однако чем мне нравятся власти Заречного — они реально задумываются о том, что нужно что-то менять, поскольку существующее положение дел их не устраивает. Они понимают, что принимаемых мер недостаточно. Сейчас мы налаживаем совместную работу, планируем провести в Заречном тренинг для специалистов, чтобы показать, какие есть возможности в городе для того, чтобы сдержать эпидемию.

— На Ваш взгляд, если сравнить показатели заболеваемости ВИЧ-инфекцией в Пензенской области со среднероссийскими, то можно ли назвать ситуацию в нашем регионе благополучной? И что, по Вашему мнению, необходимо предпринять в первую очередь, чтобы она начала меняться в лучшую сторону?

— После 2001 года средняя заболеваемость по Пензенской области была ниже, чем по стране в четыре раза. Но, к сожалению, после вспышки 2012 года этот разрыв значительно уменьшился. Сейчас у нас заболеваемость ниже примерно в два раза. Для того чтобы нам в дальнейшем не «догонять» среднероссийские показатели, есть совершенно четкие возможности и подходы, которые нужно расширять, а не сокращать и работать эффективно, ориентируясь на получение результатов.

Отмечу, что важно учитывать следующее. Показатель заболеваемости — это количество людей в расчете на 100 тыс. человек, у которых за определенное время выявлена инфекция. Но есть еще показатель пораженности, который говорит о том, сколько случаев заболевания ВИЧ-инфекцией зарегистрировано за предыдущие годы. Он также рассчитывается на 100 тыс. человек.

Там, где ситуация выходила из-под контроля, показатель пораженности всегда высокий. Допустим, в Кузнецке он более 400 человек, а в Пензе — около 150 на 100 тыс. населения. Соответственно, там, где пораженность выше, и с заболеваемостью будет хуже, потому что многие люди до сих пор забывают о том, что презервативы защищают от ВИЧ при сексуальных контактах, а те люди, которые принимают наркотики, пользуются одним шприцем.

Недавно представитель Роспотребнадзора на совещании в региональном Минздраве сказал, что у нас в области только официально зарегистрированных около 400 ВИЧ-положительных наркозависимых граждан. У этих людей шансы перестать употреблять наркотики весьма невысокие, потому что в целом результативность лечения наркомании очень низкая. Но при этом все их окружение попадает в зону риска. Значит, это очень важная группа людей, которыми надо заниматься, чтобы они не распространяли ВИЧ дальше. На них должно быть сфокусировано внимание. Ожидать, что они все возьмут и разом прекратят потребление — это утопия чистейшей воды. Нужно выходить в среду наркозависимых граждан и подтягивать их к медицинскому наблюдению и лечению.

Кроме того, надо заниматься профилактикой инфекций, передающихся половым путем. Нужно обучать молодежь, которая сейчас очень рано вступает в половые отношения, тому, что есть средства защиты, и не стесняться об этом говорить. Необходимо сделать так, чтобы эти люди имели возможность приобретать презервативы. Это очень актуальная проблема, потому что у молодежи, как правило, не хватает денег, ведь в аптеках в основном представлены эти изделия высокой ценовой категории. Умный родитель поможет подростку, который будет стремиться вступить во взрослую жизнь, сделать это безопасно. Но не все родители способны на такое пойти, поэтому очень важно, чтобы презервативы были доступными для молодежи, возможно, по каким-то социальным программам.

— Сергей Викторович, как сегодня в Пензенской области строится работа по борьбе с ВИЧ? На чем сделан акцент — на профилактике, работе с инфицированными людьми или каком-то другом направлении?

— Меня всегда удручало, что у нас периодически внимание концентрировалось на каком-то одном направлении. Например, много говорили о том, что самое главное — это побороть наркоманию, и если мы это сделаем, все будет замечательно. Получается не очень успешно — пока не побороли. Но если это так, значит, растет и количество наркозависимых, и уже с ними надо работать, чтобы они не заражались ВИЧ и не распространяли его. Если до людей не смогли донести, что употреблять наркотики это плохо, то нужно хотя бы предотвратить их инфицирование и распространение ВИЧ при употреблении наркотиков.

В этом направлении у нас в регионе действует программа обмена шприцев. Ее суть в том, что, во-первых, при использовании новых шприцев у наркозависимых уменьшается риск заразиться ВИЧ-инфекцией. Во-вторых, формируется определенный стереотип поведения. Например, я всю жизнь водил машину с механической коробкой передач, а сел за автомат, и у меня левая нога хочет выжать сцепление, но этого делать не нужно, потому что должна работать только правая. И вот когда человеку, который не может отказаться от употребления наркотиков, из года в год говорят, что нужно пользоваться стерильным шприцем, и он так делает, у него в голове это откладывается и становится привычкой. Но этим нужно заниматься, нужно формировать менее опасную модель поведения. В-третьих, предоставление стерильного инструментария наркозависимым — это противоэпидемическое мероприятие, оказывающее прямое воздействие на эпидемию.

— С какого времени в Пензенской области работает такая программа?

— С 1998 года. Как я уже говорил, когда в 2011 году мы ее прекратили, произошла прогнозируемая вспышка ВИЧ-инфекции. В 2012 году ее возобновили, ситуация несколько стабилизировалась, но сейчас есть большая вероятность того, что совсем скоро она окончательно прекратит свое существование. Дело в том, что программа финансируется из Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, а в 2015 году финансирование профилактических программ в России из этого фонда прекратится. Международная организация останавливает финансирование, потому что Россия заявляет о себе как о стране с высоким уровнем дохода. А наше государство почему-то не думает о том, что профилактикой ВИЧ-инфекции необходимо заниматься самостоятельно, выделять финансирование из местных источников.

В 2015 году программа рухнет, и в Пензенской области, как и во многих других регионах России, ожидается резкий всплеск заболеваемости ВИЧ. Мы ожидаем катастрофическое развитие событий, потому что никакого сдерживающего фактора для эпидемии в Пензенской области уже не будет. Да и вообще, нужно понимать, что если ситуация на наркосцене ухудшается, то профилактические программы нужно расширять, а не прекращать или сокращать.

— Что, на Ваш взгляд, необходимо для улучшения профилактической работы и решения наиболее актуальных проблем — финансовые ресурсы, политическая воля или же наличие активистов, готовых заниматься данным вопросом?

— Очень многое зависит от политической воли и научных представлений о том, как бороться с эпидемией. Но, к сожалению, когда есть определенная политическая воля, она может вести и к негативным последствиям, сводя на нет инициативу специалистов, которых у нас, в принципе, достаточно.

Власть должна научиться воспринимать мнения специалистов. У нас в регионе с этим, я считаю, очень благоприятная ситуация. Есть понимание руководства области.

Однако мы часто сталкиваемся с тем, что недопонимание идет со стороны федеральной власти. Там, на мой взгляд, работают не интересы, направленные на достижение результатов профилактической работы, а серьезные коррупционные схемы.

Например, мы много лет боролись с тем, чтобы не проводились ненужные валовые обследования на ВИЧ-инфекцию. Сами по себе они ничего не дают, потому если человек узнал, что он заражен, но не получил нужной информации, ничего хорошего не будет. Каждому обследованию должно предшествовать дотестовое консультирование. Специалисту нужно выяснить риски человека, его реакцию на возможное выявление ВИЧ-инфекции, объяснить, что значит тот или иной анализ и каков алгоритм его дальнейших действий при жизни с ВИЧ. Надо понимать, что если человек узнает о том, что у него ВИЧ-инфекция, но ему не объяснили, что это такое, он может, образно говоря, пойти и повеситься. Так вот, когда у нас устраиваются массовые обследования, возможность этого качественного консультирования снижается, и фактически оно не проводится. Отсюда отсутствие результативности.

Когда нам говорят, что нужно проводить массовые обследования, надо четко понимать, что в них заинтересованы определенные люди, которым важно разместить заказы на тест-системы и оборудование, получить свои откаты, дилерские проценты и так далее. Такая тенденция идет из Москвы, из федеральных органов власти с подачи западных партнеров. Параллельно проводится огромная масса мероприятий, и никто не оценивает их эффективность. Для России это абсолютно неприемлемо.

— В таком случае, какие действия для нашей страны являются приемлемыми?

— В первую очередь, отслеживание эффективности проводимых мероприятий. Нужно проводить их мониторинг и смотреть, насколько они результативны. То, что не дает положительных воздействий, нужно просто отбрасывать, потому что нет смысла тратить на это огромные бюджетные деньги.

Могу сообщить, что достигнута договоренность на уровне правительства о создании информационной системы управления профилактической работой. Она предполагает четкий мониторинг того, что происходит в этом направлении на территории всей области — от села до столицы региона.

Сейчас из районов просто приходят отчеты о проделанной работе. В них люди на местах часто вписывают мероприятия, которые на самом деле не проводились. Недавно мне показали один такой отчет. В сравнении с тем, сколько делаем мы с учетом наших возможностей, данные в этом документе сами за себя сказали, что они взяты с потолка. Это же неправильно и никому не нужно.

Когда будет работать система управления профилактикой, все это можно будет отследить и проверить. Затем можно будет выявить эффективность каждого мероприятия и, отталкиваясь от этого, смотреть, стоит ли его проводить дальше и нужно ли в нем что-то менять.

— Как будет выглядеть эта система? В виде электронной базы данных?

— Да, это будет электронный портал. Там у каждого объекта будет свой личный кабинет. Например, на страницу алферьевской средней школы заносятся данные, которые потом попадают в базу Пензенского района и далее — на уровень области. Таким образом, руководство региона легко сможет смотреть и проводить анализы по профилактической работе, видеть, где наихудший уровень знаний, и вовремя закрывать эти пробелы.

— Сергей Викторович, на Ваш взгляд, каким именно ведомствам следует усилить работу по предотвращению распространения ВИЧ-инфекции? Или же решение этого вопроса стоит доверить только одной специализированной организации?

— В этом плане я сторонник комплексного подхода, потому что те программы, которые мы проводим в Пензе, во многих городах реализуются государственными учреждениями. Нет никакой разницы в том, кто проводит профилактические программы. Важно, чтобы организации работали в комплексе, но при этом не создавали препятствий друг другу и были эффективны.

— В октябре стартовала информационно-просветительская кампания «Ты отрицательный или положительный?», в рамках которой каждому жителю региона предлагается узнать его ВИЧ-статус. Как Вы оцениваете эффективность этого мероприятия?

— Судя по той ситуации, которую мы имеем, можно с уверенностью сказать, что эффективность очевидна. Для нас было важно, чтобы люди обратились к специалистам и получили информацию, чтобы они пришли, и им предоставили квалифицированную консультацию.

Мы увидели, что граждане призадумались о своем поведении, они пошли к нам более интенсивно. То есть эта программа «цепляет» людей. Наши сотрудники спрашивали, что заставило людей обратиться в службу СПИД. Большинство ответили, что толчком была полученная информация о кампании, поступившая по разным каналам. Количество тех, кто изъявил желание провериться, увеличилось в три раза, но мы оцениваем ситуацию пока только по центру «АнтиСПИД». Как дела обстоят в целом, пока не знаем. Акция продолжается, и мы в рамках федеральных средств дополнительно закупили информационные буклеты этой кампании. Также будем договариваться, чтобы баннеры, рекламирующие ее, подольше висели в городе.

— Сергей Викторович, как Вы считаете, можно ли говорить о том, что за последние 5–10 лет повысился уровень информированности жителей региона о ВИЧ, или эта тема по-прежнему для многих является чем-то далеким и непонятным?

— На сегодняшний день уровень информированности низкий. Возможно, он повысится через несколько лет, но это произойдет только при условии, если мы будем грамотно проводить профилактическую работу. Если мы хотим, чтобы человек вел себя безопасно, мы должны дать ему информацию, разложить по полочкам, к чему приводит определенная модель поведения, оценить свои риски и важность проблемы «для себя», предоставить возможность осознанного выбора модели поведения. Если происходит осознанный выбор, есть надежда на изменение поведения, а в основе этого лежит информированность — адекватные, достоверные и своевременные сведения.

— На Ваш взгляд, насколько толерантно современное общество к ВИЧ-инфицированным? Какие шаги необходимо предпринимать, чтобы эти люди не чувствовали себя изгоями?

— Общество, скажем так, дикое, потому что не владеет информацией. Если человек не понимает, как передается ВИЧ, то он боится всего на свете — например, когда кто-то рядом чихает.

Людям нужно четко знать, насколько инфицированный человек опасен. Когда есть понимание того, что в быту это не передается, и люди могут спокойно сесть и, например, попить чая, пользуясь одной ложкой для размешивания сахара, проблем с дискриминацией не будет, они уйдут сами по себе.

Параллельно с информированием нужно доводить до граждан, что дискриминация — это то, что загоняет ВИЧ-инфекцию в подполье и только усугубляет проблему. Ведь если мы начинаем создавать какие-то барьеры для наркозависимых, то они не идут в профилактические программы. Если то же самое происходит по отношению к ВИЧ-положительным, они не идут к специалистам. То есть они боятся того, что обратятся в поликлинику, там кто-то о чем-то узнает и расскажет знакомым и близким. Естественно, в таком случае и результат мы получаем соответствующий.

— Подводя итог нашей беседе, хотелось бы попросить Вас как компетентного и авторитетного специалиста в своей сфере сформулировать в одном–двух предложениях, о чем необходимо подумать или что следует сделать каждому жителю региона во Всемирный день борьбы со СПИДом, который отмечается 1 декабря, чтобы обезопасить себя?

— Нужно уметь думать о себе и своих близких. Если человеку наплевать на то, что он делает с собой, то не надо так же относиться к окружающим. И никому не стоит считать себя застрахованным от болезни, которая пока еще неизлечима. Это недуг, который не выбирает никого по цвету кожи, полу и социальному положению. Все зависит от поведения.

— Будем надеяться на то, что люди будут проявлять сознательность. Спасибо Вам за интересное и содержательное интервью!

Олейник Сергей Викторович родился 17 января 1959 года.

В 1982 году окончил Рязанский медицинский институт имени академика И.П. Павлова по специальности «Врач-гигиенист, эпидемиолог».

В 1982–1984 годах — главный государственный санитарный врач Камешкирского района Пензенской области.

В 1984–1990 годах работал госпитальным эпидемиологом в пензенской центральной городской клинической больнице имени Г.А. Захарьина.

В 1990–1992 годах — заведующий клинико-эпидемиологическим отделом пензенского областного Центра борьбы со СПИДом.

С 1992 по 1994 годы — главный врач областного Центра борьбы со СПИДом, главный эпидемиолог управления здравоохранения Пензенской области.

В 1995–1999 годах — заместитель главного врача по вопросам профилактики ВИЧ-инфекции в пензенском областном центре лечения и профилактики кожно-венерических болезней и СПИДа.

В 2003–2004 годах — технический советник IHRD и OSI-OHI по России и СНГ. Осуществлял техническую и консультативную помощь проектам снижения вреда в России, Украине, Беларуси, Казахстане и Таджикистане.

С 1995 года по настоящее время — заместитель главного врача пензенского областного клинического центра специализированных видов медицинской помощи, президент общественного фонда «АнтиСПИД». Технический советник НП «Эсверо», фонда «Российское здравоохранение». Независимый консультант в области профилактики наркомании, инфекций, передаваемых половым путем, и ВИЧ/СПИДа для агентств ООН и Глобального фонда по борьбе с туберкулезом, малярией и ВИЧ/СПИДом.

Автор и руководитель исследовательских проектов, реализуемых в России в области профилактики и лечения наркомании и ВИЧ/СПИДа.

Эксперт Общественной палаты РФ.

Автор более 20 печатных работ в медицинских журналах и сборниках.

Загрузка...
Читайте также
Ярмарка на улице Попова в Пензе возобновит свою работу 17 ноября В пензенских семьях за 10 месяцев родились почти 1 тыс. 760 третьих и последующих детей
В Пензе зарезавший супругу мужчина приговорен к 7 годам колонии В Пензе православных верующих пригласили на молебен о создании семьи
Дорожная техника готова к зимнему обслуживанию федеральных трасс в Пензенской области В Пензе фирменный поезд «Сура» сбил подростка
Актуальное