EN
18:32:22 Среда, 30 сентября
Коронавирус Дольщики НКО Бизнес и финансы Здоровье ДТП в Пензе Нацпроекты Строительство Рейтинги Угадай, кто на фото!

Мюнхенское соглашение 1938 года спровоцировало Вторую мировую войну — Михаил Крысин

15:40 | 30.09.2013 | Аналитика

Печать

30 сентября 2013. PenzaNews. Мюнхенское соглашение, подписанное 30 сентября 1938 года, не предотвратило Вторую мировую войну, а, наоборот, спровоцировало ее. Такого мнения придерживается известный российский исследователь истории стран Балтии, автор многих научных публикаций и нескольких книг, кандидат исторических наук Михаил Крысин.

По его словам, подписание позорного для Европы Мюнхенского пакта привело не только к разделу и оккупации Чехословакии, но и открыло лидеру фашистского движения Адольфу Гитлеру (Adolf Hitler) возможность дальнейшей экспансии на Восток.

В день 75-й годовщины этого события ИА «PenzaNews» приводит без сокращений статью Михаила Крысина под названием «Мюнхенское соглашение 1938: с чего начиналась Вторая мировая война».

Путь к Мюнхену

Гитлер в своем опусе «Mein Kampf» [входит в федеральный список экстремистских материалов, распространение которых на территории РФ запрещено], написанном им еще в молодости в 1924 году в тюрьме Ландсберг, куда его заключили после неудавшегося мюнхенского «пивного» путча, рассматривал разные возможности достижения мирового господства. Он утверждал, что Германия проиграла Первую мировую войну отчасти из-за того, что война велась на два фронта. Отсюда предпосылка книги: если Германия хочет снова стать мировой державой, должна заключить военный альянс, либо с Великобританией, либо с Россией. Вывод был таков: в случае союза с Россией, тем более после того, как в ней захватили власть «евреи и марксисты», Германия будет вынуждена претендовать на позиции крупной морской и колониальной державы и занять место Великобритании. Гитлер это считал абсурдом, и, между прочим, справедливо. Поэтому он всячески ратовал за альянс с Великобританией, которую он неизменно называл «величайшей мировой державой», в отличие от «гниющих государственных трупов», которые, по его словам, были союзниками Германии в Первой мировой. Только тогда, якобы, Германия станет великой континентальной державой, а Великобритания останется великой колониальной державой, способной защитить «Германскую Европу» с моря.

По свидетельству британского историка Криса МакНаба (Chris McNab), даже германские бомбардировки Британских островов в 1940–1941 годах имели своей целью не столько подготовить почву для оккупации Великобритании, сколько поставить Британию на колени, принудив к альянсу с Германией или, по крайней мере, к нейтралитету. «Нам нужна не западная ориентация и не восточная ориентация, нам нужна восточная политика, направленная на завоевание новых земель для немецкого народа», — заявлял Гитлер.

Очевидно, что европейские лидеры 1930-х годов были знакомы с книгой Гитлера «Mein Kampf». И не просто были знакомы. Напрашивается предположение, что именно этой книгой и руководствовались Чемберлен и Даладье в своей «политике умиротворения» Гитлера в 1938 году. Пусть фюрер спокойно продолжает воплощать в жизнь свои мечты о «жизненном пространстве» (Lebensraum) на Востоке: история Первой мировой войны не повторится, второй фронт на Западе ему не грозит.

«Умиротворение» или начало мировой войны?

Вспомним историю. Весной 1938 года Судето-немецкая пронацистская партия Конрада Генлейна (Konrad Henlein), следуя полученным из Берлина инструкциям, начала массовую кампанию «за права этнических немцев» в Чехословакии. К осени того же года кризис еще более обострился. Пользуясь этим предлогом, Германия начала готовить военное вторжение в Чехословакию. 27 сентября 1938 года Гитлер передал послам Великобритании и Франции, что германская «акция» против Чехословакии начнется на следующий день, и предложил провести новые переговоры по Судетскому вопросу. Фактически, это был ультиматум. Но 28 сентября британский премьер-министр Невилл Чемберлен (Neville Chamberlain) заверил Гитлера, что все можно решить «без войны и без промедления».

В итоге в ночь с 29 на 30 сентября 1938 года в резиденцию Гитлера в Мюнхене прибыли премьер-министр Великобритании Чемберлен, премьер-министр Франции Эдуард Даладье (Édouard Daladier) и итальянский диктатор Бенито Муссолини (Benito Amilcare Andrea Mussolini), чтобы подписать Мюнхенское соглашение, приведшее к расчленению Чехословакии. Представители Чехословакии были вынуждены подписать это соглашение только после «больших людей» и под давлением Великобритании и Франции, которые формально считались их союзниками, несмотря на все протесты. Уже утром 30 сентября президент Чехословакии Эдвард Бенеш (Edvard Beneš) ратифицировал данное соглашение без одобрения парламента. 5 октября он подал в отставку, пост главы государства временно занял генерал Ян Сыровы (Jan Syrovy).

В тот же день, 30 сентября 1938 года, Великобритания подписала договор о взаимном ненападении с Германией, бросив своего бывшего союзника — Чехословакию — на произвол судьбы. К концу года аналогичный договор был заключен и с Францией. Даже президент США Франклин Рузвельт (Franklin Delano Roosevelt), проповедовавший в то время политику «изоляционизма», направил Чемберлену поздравительную телеграмму по поводу «мирного решения Судетского вопроса». Чемберлен, вернувшись в Англию, заявил: «Я привез вам мир!» Уинстон Черчилль (Winston Churchill) прокомментировал Мюнхенское соглашение иначе: «Англии был предложен выбор между войной и бесчестием. Она выбрала бесчестие и получит войну». Министр иностранных дел Великобритании Энтони Иден (Anthony Eden) подал в отставку в знак протеста против Мюнхенского сговора.

А тем временем раздел Чехословакии продолжался. Сепаратисты Словакии и Рутении (Подкарпатская Русь, Закарпатская Украина) заявили об автономии, после чего часть этих районов была оккупирована Венгрией по договоренности с Германией. Тешинский район чешской Силезии был оккупирован Польшей — также по договоренности с Гитлером.

Окончательный кризис наступил 14 марта 1939 года. В этот день аббат Йозеф Тисо (Jozef Tiso) стал премьер-министром Словакии и объявил о ее независимости, а на следующий день обратился к Гитлеру с просьбой установить над Словакией германский протекторат. В ночь с 14 на 15 марта президент Чехии (уже не Чехословакии) Эмиль Гаха (Emil Hácha) был срочно вызван в Берлин, где ему в ультимативной форме предложили подписать договор о переходе Чехии также под германский протекторат. С Гахой в эту ночь случился сердечный приступ. Уже на следующий день в Чехию были введены германские войска, а сама страна стала называться не иначе, как «Имперский протекторат Богемии и Моравии» (Reichsprotektorat fuer Boehmen und Maehren). В тот же день Венгрия оккупировала Рутению, объявившую независимость от Словакии. Этот план раздела был хорошо известен уже весной прошлого, 1938 года и уже тогда, по словам французского министра иностранных дел Жоржа Бонне (Georges-Étienne Bonnet), «ни для кого не являлся тайной».

Советско-французская альтернатива Мюнхену

Была ли другая альтернатива Мюнхенскому соглашению, кроме войны, которую Германия уже готова была развязать против Чехословакии? Да, такая альтернатива была. В декабре 1933 года, менее чем через год после прихода Гитлера к власти, правительства Советского Союза и Франции выдвинули проект договора о коллективной европейской безопасности, известный также как Восточный пакт, и направленный, прежде всего, на отражение возможной агрессии со стороны вскормленной на деньги немецких и американских корпораций Германии Гитлера.

Предложения присоединиться к этому договору были сделаны Финляндии, Чехословакии, Польше, Румынии, Эстонии, Латвии и Литве. Но тогда Великобритания выставила ряд условий (в том числе перевооружение Германии), а Польша, Румыния, Финляндия и три прибалтийских республики также отказались присоединиться к этому альянсу, не желая никаких гарантий со стороны СССР. В результате пакт о коллективной безопасности так и не был заключен.

В своих мемуарах Уинстон Черчилль свидетельствует: «Препятствием к заключению соглашения служил ужас, который эти самые пограничные государства испытывали перед советской помощью в виде советских армий, которые могли пройти через их территории, чтобы защитить их от немцев и попутно включить их в советско-коммунистическую систему. Ведь они были самыми яростными противниками этой системы. Польша, Румыния, Финляндия и три прибалтийских государства не знали, чего они больше страшились, германской агрессии или русского спасения».

Между прочим, ради того, чтобы не был заключен Восточный пакт, был совершен ряд политических убийств, большинство из которых было организовано МИД Германии, Внешнеполитическим ведомством НСДАП (Aussenpolitisches Amt der NSDAP) во главе с Альфредом Розенбергом (Alfred Ernst Rosenberg), будущим «имперским министром по делам оккупированных восточных территорий» и их помощниками из фашистских партий по всей Европе. В их числе канцлер Австрии Энгельберт Дольфус (убит 25 июля 1934 г. австрийскими боевиками-нацистами), французский министр иностранных дел Жан Луи Барту (Jean Louis Barthou) и югославский король Александр I (убитые во время официального визита короля в Марсель 9 октября 1934 года хорватскими сепаратистами из фашистской организации усташей по прямому указанию Геринга). Этих людей объединяло между собой одно — все они были ярыми сторонниками заключения Восточного пакта, нацеленного на противодействие любым попыткам развязать войну в Европе. По мнению некоторых историков, все эти следы ведут в Берлин.

Бывший германский посол в Париже Роланд фон Кестер, ярый противник Гитлера, в неофициальной беседе рассказал французской журналистке Женевьеве Табуи (Geneviève Tabouis): «…Они [нацисты] утверждают, что Германия обойдется без войны шести хорошо продуманных политических убийств». По мнению некоторых историков, в этот список входили также чехословацкий премьер-министр Эдвард Бенеш, король Бельгии Альберт I, французский министр Эдуард Эррио, румынский министр Николае Титулеску (Nicolae Titulescu) и некоторые другие.

Впрочем, Германии тоже предлагалось присоединиться к Восточному пакту. Однако она отклонила это предложение. 18 февраля 1935 года на конференции рейхслейтеров, гаулейтеров и фюреров СА и СС личный адъютант фюрера группенфюрер СС Юлиус Шауб (Julius Schaub) заявил: «Наш отказ от подписи под Восточным пактом остается твердым и неизменным. Фюрер скорее отрубит себе руку, чем … пойдет на отказ германской нации от ее исторической миссии на Востоке».

Если бы война началась в 1938 году

25 сентября 1938 года, в ответ на военные приготовления Германии, президент Чехословакии Бенеш объявил всеобщую мобилизацию. Чехословакия готовилась к оборонительной войне, чтобы отстоять свою независимость. Но никто из союзников не захотел ее поддержать, кроме Советского Союза. Однако против советской помощи выступили Польша, Великобритания и Франция. Еще 23 мая 1938 года, в начале Судетского кризиса, польский посол во Франции заявил американскому послу в Париже Буллиту, что Польша немедленно объявит войну СССР, если он попытается направить войска на помощь Чехословакии через польскую территорию. А Польша, как известно, давно считала себя союзницей Германии и ждала возможности для будущего похода на Восток против России.

19 сентября 1938 года, когда в Лондоне накануне было принято решение о передаче Судетов Германии, президент Чехословакии Бенеш обратился к Иосифу Сталину (Joseph Stalin) за поддержкой. Однако 20 и 21 сентября британский и французский посланники в Чехословакии заявили, что «если чехи объединятся с русскими, война может принять характер крестового похода против большевиков. Тогда правительствам Англии и Франции будет очень трудно остаться в стороне». Интересно было бы задать вопрос — на чьей стороне?

Чехословацкая армия к 1938 году насчитывала 1 млн. 280 тыс. человек и обладала самым лучшим вооружением по сравнению с другими странами Восточной Европы. Достаточно сказать, что чешские карабины, пулеметы, танки еще долгие годы использовались вермахтом. Ими были вооружены девять немецких пехотных дивизий, а также к 1941 году пять танковых. Чешский танк LT-38, так и не поступивший на вооружение до 1938 года, был принят на вооружение немцами под названием PzKpfw 38(t), а позже на его шасси была спроектирована знаменитая противотанковая самоходная установка «Hetzer». По мнению некоторых военных историков, чехословацкая армия вполне могла бы одна противостоять вермахту с его тогдашним вооружением. Это, правда, сомнительно, так как германские ВВС жаждали испытать свои новейшие пикирующие бомбардировщики «Юнкерс» Ju-87 в небе над Чехословакией, а у чехов таких машин не было. Президент Бенеш смирился. Ведь если бы советские войска выступили на помощь Чехословакии, несмотря на протесты Англии, Франции и Польши, мировая война была бы неизбежна.

Таким образом, западные «союзники» спасли Чехословакию от советской помощи. Войска, выдвинутые к западным рубежам Чехословакии, находились у восточных границ страны до 25 октября 1938 года, а потом были отозваны.

Что было бы, если бы Восточный пакт был заключен? По словам немецких военных преступников на Нюрнбергском процессе, войны бы не было. И даже если бы Германии противостояла одна Чехословакия, война была бы, но не мировая, и, возможно, по мнению некоторых военных историков, она закончилась бы не в пользу Германии. А при поддержке союзников — Советского Союза и Франции — и подавно. Мир бы не увидел Второй мировой войны.

30 сентября сегодня

Для настоящих историков, а таких много в Европе, как и в США, значение Мюнхенского предательства, как и его последствия, совершенно очевидны.

Для современных малограмотных американских политиков и их европейских коллег мнение компетентных ученых ничего не значит. Очевидно, ничего не значат и мнения тогдашних деятелей — таких как Уинстон Черчилль, Энтони Иден или известный американский журналист Уильям Ширер, долгие годы находившийся в Германии.

Впрочем, дело тут даже не в грамотности политической элиты некоторых стран. Просто многим сейчас выгодно забыть о Мюнхенском соглашении 1938 года, как и о многих других событиях, которые привели к началу Второй мировой войны.

Если верить Биллу Клинтону, «холодная война» закончилась с развалом Советского Союза. Но страны Запада по-прежнему боятся России и строят «санитарный кордон» вокруг нее, как в 1930-е годы и как в годы «холодной войны». Видимо, эти политические деятели тоже хорошо знакомы с книгой Гитлера «Mein Kampf», так как до сих пор проповедуют лозунг «Drang nach Osten» («Марш на Восток»). Видимо, и тактику «оранжевых революций» они тоже осваивали на опыте Гитлера. Особенно это касается наших восточноевропейских соседей, не желающих помнить свою историю и все еще тщетно надеющихся на то, что «Запад им поможет», хотя они уже превратились фактически в колонии Соединенных Штатов Америки. Ради этого они и поддерживают бредовые идеи своих покровителей.

Непокорных уже постигла судьба Чехословакии (что по своему сценарию очень напоминает раздел Югославии 1999 года), или Австрии (типичный пример для будущих «оранжевых революций»), а послушным остается такая же участь, какая была предоставлена марионеточным пронацистским государствам типа Хорватии, Словакии, Итальянской социальной республики («Республики Сало»), вишистской Франции и других.

Новости партнеров
Актуальное