18:37:27 Понедельник, 21 августа
НКО в Пензе Дело Пашкова Дело Тузова Ремонт дорог ДТП в Пензе Транспорт в Пензе Облик Пензы Опросы Рейтинги Выборы-2017

Американские эксперты надеются на продолжение сотрудничества России и США в ядерной сфере

16:32 | 20.10.2016 | Аналитика

Печать

20 октября 2016. PenzaNews. Госдума России приняла закон о приостановке действия соглашения с США от 2000 года об утилизации оружейного плутония (СОУП, или PMDA — Plutonium Management and Disposition Agreement) в минувшую среду, 19 октября. Документ, вынесенный на рассмотрение нижней палаты парламента президентом Владимиром Путиным (Vladimir Putin), поддержали 445 депутатов, один воздержался.

Американские эксперты надеются на продолжение сотрудничества России и США в ядерной сфере

Фото: © High Flyer специально для SRS Watch

Двустороннее соглашение и протокол к нему от 2010 года предусматривают необратимый перевод оружейного плутония в состояние, непригодное для создания ядерных зарядов, путем облучения в атомных реакторах. Москва и Вашингтон обязались ликвидировать не менее 34 тонн материала и планировали начать утилизацию к 2018 году.

Россия завершила создание необходимой промышленной инфраструктуры для выполнения соглашения, в том числе вывела на полную мощность реактор БН-800 для сжигания плутония. В свою очередь США до сих пор не закончили начатое в 2007 году возведение объекта по изготовлению МОX-топлива [смешанное оксидное уран-плутониевое топливо] в Саванна-Ривер. Предприятие должно было вступить в строй в 2016 году, однако строительство, завершенное лишь на две трети, оказалось замороженным.

Более того, американцы без заблаговременного согласования с Россией решили утилизировать свой оружейный плутоний, разбавляя его с другими материалами и помещая в хранилище радиоактивных отходов, что, по словам Владимира Путина, предоставляет Вашингтону «возвратный потенциал», то есть возможность извлечь, переработать и вновь превратить металл в материал, пригодный для создания ядерных зарядов.

Директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ Михаил Ульянов (Mikhail Ulyanov) подчеркнул, что такой способ утилизации рассматривался еще при подготовке СОУП и в конечном счете был признан сторонами как не обеспечивающий необратимость утилизации.

«Соответственно соглашение с изменениями, внесенными протоколом 2010 года, не предусматривает возможности захоронения плутония. Изменение методов утилизации в соответствии с соглашением возможно только при согласии сторон. К России со стороны США таких официальных обращений по дипломатическим каналам не поступало. […] В условиях, когда Россия профинансировала большую часть своих затрат на создание установок для утилизации плутония согласованным с американской стороной способом, вызывают по меньшей мере недоумение высказывания представителей американской администрации о стремлении Вашингтона сэкономить путем изменения подхода к утилизации», ― заявил дипломат, выступая на 71-й сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке.

Вместе с тем, по словам министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова (Sergey Lavrov), Москва готова возобновить выполнение соглашения по плутонию, если Вашингтон скорректирует свою политическую линию и полностью устранит создавшиеся по его вине обстоятельства, которые привели к негативным изменениям политического, военного и экономического баланса в мире.

«Принятое нами решение — это сигнал Вашингтону: пытаться говорить с Россией с позиции силы, языком санкций и ультиматумов и при этом продолжать выборочное сотрудничество с нашей страной только в тех областях, где это выгодно США, не получится», — заявил министр, подчеркнув, что Россия не отказывается от своих обязательств в области ядерного разоружения.

При этом, в соответствии с принятым Госдумой России законопроектом, возобновление сотрудничества с США по плутонию возможно при условии отказа Вашингтона от недружественной политики в отношении Москвы, что, в частности, предусматривает отмену так называемого «акта Магнитского» и антироссийских санкций, а также сокращение военного присутствия США в странах НАТО.

Комментируя сложившуюся ситуацию, старший научный сотрудник по вопросам глобальной безопасности «Союза обеспокоенных ученых» (UCS) Эдвин Лиман (Edwin Lyman) выразил сожаление о приостановке СОУП, отметив, что обе стороны должны быть заинтересованы в продолжении работы в рамках соглашения.

«СОУП позволяет изменять способ утилизации при условии, что обе стороны дали на это свое письменное согласие. В моем понимании, США и Россия начали обсуждение данного вопроса, однако официальные переговоры так и не состоялись. В то же время работа по строительству завода по производству MOX-топлива в США продолжается», ― сказал эксперт в интервью ИА «PenzaNews».

По его словам, метод смешивания и захоронения делает американский плутоний практически недоступным.

«Плутоний смешивается с другими материалами до низкой концентрации, что затрудняет, ― хотя и не исключает, ― его химическое извлечение. Затем эта смесь маленькими порциями, включающими менее 300 граммов плутония, помещается в специальные контейнеры вместимостью 208 литров, которые закапывают в землю на глубину 660 метров на территории опытно-экспериментального завода Waste Isolation Pilot Plant (WIPP) ― геологического хранилища для ядерных отходов США. Со временем солевые штольни, в которых будут захоронены эти отходы, разрушатся и сделают восстановление этого плутония практически невозможным. При этом СОУП допускает возможность международного мониторинга за плутониевыми отходами ― любая попытка США восстановить плутоний потребует значительного количества времени и будет легко замечена инспекторами», ― пояснил свою позицию Эдвин Лиман.

По его мнению, обеспокоенность России вызвана тем, что в отличие от реакторного облучения, метод, применяющийся в США, не преобразует изотопный состав оружейного плутония в тот, что характерен для плутония, используемого в реакторах.

«Однако это не так существенно, поскольку Соединенные Штаты и, возможно, Россия, могут использовать и реакторный плутоний для создания ядерного оружия. Тем не менее для того, чтобы снизить опасения России, США, например, могли бы запросить реакторный плутоний у третьей стороны — скажем, Японии — и смешать его с американским оружейным плутонием перед процедурой захоронения смеси на объекте WIPP», ― добавил эксперт.

На его взгляд, решение РФ о приостановлении действия соглашения не окажет серьезного влияния на отношения двух стран, принимая во внимание наличие других наиболее острых вопросов, вызывающих трения между Москвой и Вашингтоном.

«Период полураспада плутония-239 составляет более 24 тыс. лет, и этого должно хватить для нормализации двусторонних связей. […] Между тем Соединенным Штатам следовало бы пригласить представителей РФ и Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) в качестве наблюдателей. Я считаю, что США могут предоставить достаточную информацию, чтобы убедить российских экспертов в приемлемости американского метода утилизации плутония», ― сказал Эдвин Лиман.

В свою очередь профессор Школы публичной политики, координатор проекта по нераспространению ядерного оружия Техасского университета в Остине Алан Куперман (Alan J. Kuperman) подчеркнул, что действия России могут поспособствовать ликвидации плутония в США.

«Теперь Вашингтон может утилизировать плутоний путем смешивания с другими материалами, что не будет строго соответствовать Соглашению об утилизации плутония, однако воспрепятствует его использованию в ядерном оружии. Такой способ соответствует духу, но не букве СОУП», ― подчеркнул эксперт.

По его словам, решение российских властей не сможет каким-либо образом повлиять на взаимосвязи с Соединенными Штатами.

«Это симптом, а не причина сложившихся на сегодняшний день отношений. Приостановив действие соглашения, Россия заверила, что ее плутоний в соответствии с договором никогда не будет использоваться в ядерном оружии. Хочется надеяться, что Россия и США продолжат утилизацию плутония, поскольку обоюдная ликвидация безопасным способом намного важнее, чем наличие соглашения», ― добавил Алан Куперман.

При этом, по мнению старшего научного сотрудника Института ООН по исследованиям в области разоружения, автора статей в американском «Бюллетене ученых-атомщиков» Павла Подвига (Pavel Podvig), говорить о том, что США не в состоянии выполнить свои обязательства не совсем корректно.

«Окончательное решение об отказе от утилизации плутония методом его переработки в МОХ-топливо пока еще не принято. И я не согласен с тем, что Соединенные Штаты нарушили СОУП. Соглашение предусматривает возможность изменения метода ликвидации по взаимной договоренности, и США постоянно заявляли о своем намерении добиваться согласия России», ― прокомментировал аналитик.

В свою очередь старший научный сотрудник и директор Центра военно-политического анализа в Институте Хадсона Ричард Вайц (Richard Weitz) напомнил, что и Россия, и Соединенные Штаты вносили изменения в Соглашение об утилизации плутония на протяжении всей истории его существования, однако придерживались его главной цели ― ликвидации данного материала.

«Решение РФ о приостановке действия СОУП будет иметь минимальные последствия, поскольку обе страны намерены продолжать уничтожение ненужного оружейного плутония или трансформировать его в гражданское ядерное топливо. Главным практическим результатом для обоих государств может стать снижение контроля над этим процессом со стороны МАГАТЭ, наблюдения которого важны, однако не играют решающей роли», ― сказал эксперт.

По его словам, СОУП не является центральным соглашением в сфере разоружения, и приостановка его действия в основном может повлиять на проведение последующих проектов по ликвидации расщепляющихся материалов.

«Тем не менее долгосрочные последствия могут быть более серьезными, если российское правительство будет применять условия, выдвинутые президентом РФ для возобновления действия СОУП, к будущим двусторонним соглашениям в области контроля над вооружениями. Многие чиновники США и НАТО не готовы принять их», ― добавил Ричард Вайц.

Старший научный сотрудник Центра исследований проблем нераспространения ядерного оружия имени Джеймса Мартина Майлз Помпер (Miles Pomper) разделил мнение о том, что решение РФ не сможет коренным образом повлиять на российско-американские связи.

«Это в большей степени является следствием ухудшившихся отношений, чем причиной для их дальнейшего осложнения. Соглашение уже давно испытывает определенные сложности, и никто не ожидал его реализации в ближайшем будущем, да и вообще когда-либо», ― отметил эксперт.

Тем не менее он выразил надежду, что обе страны примут все необходимые меры для исключения использования плутония в вооружении.

«На мой взгляд, в методе, предложенном администрацией США, нет ничего плохого, поскольку он вносит такой же вклад в сферу ядерной безопасности, как и российский способ утилизации. К сожалению, данный подход не получил одобрения некоторых членов Сената США, видевших возможность увеличения числа рабочих мест в связи с открытием MOX-завода, строительство которого в итоге оказалось экономически непозволительной роскошью», ― сказал Майлз Помпер.

В свою очередь Том Клементс (Tom Clements), директор НКО Savannah River Site Watch, занимающейся в общественных интересах мониторингом работы предприятия по хранению, дезактивации и переработке радиоактивных отходов Savannah River Site и других коммерческих ядерных проектов, подчеркнул, что нынешняя ситуация вокруг программы по утилизации плутония в США и России не является неожиданностью.

«В течение многих лет становилось очевидно, что американский проект МОХ дает сбой и в конце концов будет официально прекращен. Однако полного выхода России из соглашения американские эксперты, вероятно, не ожидали. В соответствии со статьей IX СОУП, «деятельность каждой стороны по настоящему соглашению зависит от наличия выделяемых средств». Учитывая, что конгресс США не выделяет достаточных средств для осуществления проекта MOX, Вашингтон, как мне представляется, решил пассивно применить к себе эту статью, выступающую в данном случае на стороне США. Кроме того, строительство завода по производству МОХ-топлива в США сопряжено с рядом серьезных проектных сложностей и проблем с процессом сооружения, решить которые подрядчики объекта оказались не в состоянии», ― сказал директор Savannah River Site Watch.

Он добавил, что еженедельно получает сообщения о растратах и других проблемах, сопряженных со строительством завода.

«Слухи о том, что подрядчики могут быть виновны в растратах, мошенничестве, злоупотреблении полномочиями и халатности, не умолкают. Необходимо провести полномасштабное расследование в отношении министерства энергетики США и персонала подрядчика, чтобы выяснить истинные причины, по которым реализация МОХ-проекта оказалась невозможной, и определить тех, кто в этом виновен. До сих пор ни одно предприятие не было привлечено к ответственности за провал этой стройки, однако это не должно остаться безнаказанным», ― заявил Том Клементс.

По его словам, кроме технических и финансовых проблем вокруг проекта, ни одна компания, имеющая в своем распоряжении ядерные энергетические реакторы, не проявила интерес к использованию МОХ-топлива, а это означает, что дорогостоящий завод изначально строился для производства невостребованного продукта.

«Пройдет много лет, прежде чем в США появится более четкий маршрут для утилизации плутония, но одно уже ясно ― проект МОХ в США оказался неработоспособен и не востребован предприятиями ядерной энергетики. Некоторые работники, занятые на объекте, заранее знали, что проект не сможет быть реализован и называли его «фальшивкой» и «показухой», продолжающейся только для обогащения подрядчиков ― CB&I AREVA МОХ Services ― и их субподрядчиков», ― отметил эксперт.

При этом, по мнению авторитетного американского эксперта в области ядерных технологий Виктора Гилински (Victor Gilinsky), входившего в руководство комиссии по ядерному регулированию США, СОУП изначально нельзя было назвать хорошим соглашением.

«Оно позиционировалось как договор о контроле над вооружениями и поэтому получило поддержку благонамеренных, но наивных чиновников и ученых. Однако на самом деле соглашение служило интересам ядерно-энергетических ведомств обеих стран, поддерживая плутониевую промышленность. С практической точки зрения проблемой в данном случае является то, что использование плутония в энергетических ядерных реакторах не имеет никакого экономического смысла и требует крупных субсидий. Ядерные агентства никогда не имели представления о значении издержек. Строительство американского завода по производству плутониевого топлива не может продолжаться из-за его астрономической стоимости», ― сказал аналитик.

По его мнению, несмотря на то, что при идеальном раскладе соглашение предусматривало превращение 34 тонн оружейного плутония в каждой стране в плутоний, менее подходящий для ядерных бомб, это не смогло бы сделать его абсолютно непригодным для использования в ядерном оружии.

Кроме того, по словам Виктора Гилински, предполагаемое сокращение запасов оружейного плутония, предусмотренное СОУП, не имеет особого значения с точки зрения безопасности, что в большей степени и позволило оборонным ведомствам двух государств заключить подобное соглашение.

«Хотя договор предусматривал незначительное сокращение металла, выполнение СОУП должно было подтолкнуть многие другие страны к более пристальному контролю над деятельностью, связанной с плутонием. Чем больше государств имеют доступ к этому материалу, тем больше стран находятся на расстоянии вытянутой руки от ядерного оружия», ― добавил эксперт.

В свою очередь американский физик-ядерщик, бывший советник Белого дома по вопросам безопасности, профессор Принстонского университета Франк фон Хиппель (Frank von Hippel) подчеркнул, что внутри Соединенных Штатов до сих пор не сложилось единого мнения о наиболее подходящем подходе к утилизации плутония.

«Наиболее значимой потерей, вызванной решением Владимира Путина, станет отсутствие международного контроля. Я думаю, что в сложившейся ситуации обе страны должны в одностороннем порядке заявить о намерении обсудить механизмы контроля с МАГАТЭ», ― отметил ученый.

Кроме того, он высказал мнение о том, что действия Джорджа Буша (George Walker Bush), принявшего решение об одностороннем выходе США из договора об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) в 2002 году, имели гораздо более пагубное влияние на двусторонние отношения государств.

«Я думаю, что конструктивное взаимодействие США и России в ядерной области сможет успешно выдержать все испытания, если центральные элементы нашего сотрудничества, включающего договоры по контролю за ядерными вооружениями, не прекратят свое существование», ― подвел итог аналитик.

Актуальное
Читайте также
В Пензе дома на некоторых улицах 4 и 5 сентября останутся без газа Житель Пачелмского района получил условный срок за поджог дома
Жительнице Пензы исполнилось 100 лет В Пензенской области за 7 месяцев выявлено более 200 случаев заболевания туберкулезом
Жителей ряда населенных пунктов Пензенской области предупредили об отключении газа В Пензенской области закон об инвестициях ждут изменения
В России и за рубежом