EN
11:52:43 Четверг, 13 августа
Коронавирус Дольщики НКО Бизнес и финансы Здоровье ДТП в Пензе Нацпроекты Строительство Рейтинги Угадай, кто на фото!

Рост количества проблем в Ираке уменьшает шансы на проведение глубоких реформ — Саджад Джияд

19:57 | 04.03.2020 | Аналитика

Печать

4 марта 2020. PenzaNews. Перспективы проведения фундаментальных реформ в Ираке отдаляются по мере увеличения числа политических и социально-экономических проблем в стране. Об этом аналитик Саджад Джияд (Sajad Jiyad), специализирующийся на изучении происходящих в республике процессов и изменений, пишет в своей статье «Неустойчивый статус-кво Ирака», опубликованной в ряде зарубежных СМИ.

Рост количества проблем в Ираке уменьшает шансы на проведение глубоких реформ — Саджад Джияд

Фото: Robert Smith, Wikipedia.org

«С октября демонстранты на иракских улицах особенно часто протестовали под лозунгом «Нам нужна Родина», однако, несмотря на сотни погибших и тысячи раненых, власти не предпринимали попыток привлечь к ответственности виновных лиц. На сегодняшний день количество и интенсивность протестов сократились, как и вероятность того, что правительство будет проводить какие-либо существенные политические реформы», — отмечает автор публикации.

Он указывает, что даже после отставки премьер-министра Аделя Абдель Махди (Adel Abdul Mahdi) политический строй государства с 2003 года остается неизменным, а назначенный на этот пост Мухаммед Тауфик Алауи (Mohammed Tawfiq Allawi) сейчас сталкивается с беспрецедентной задачей — ему нужно сохранить существующую систему и восстановить к ней доверие общественности.

По мнению эксперта, основные причины протестов никуда не исчезнут, даже если ситуация в стране в ближайшее время успокоится.

«Демографические и экономические проблемы в Ираке настолько серьезны, что, если политическая элита не начнет проводить глубокие реформы, в стране почти наверняка произойдет очередной всплеск общественного гнева и государственных репрессий», — полагает Саджад Джияд.

По его словам, нынешняя стратегия Мухаммеда Тауфика Алауи основана на попытке заставить партии признать его независимое правительство или рискнуть создать политический вакуум, при этом если временная администрация сможет добиться прогресса в выполнении заявленного им курса на проведение досрочных выборов и восстановление безопасности, то его срок уже будет рассматриваться как успех.

«Иракцы из разных этнических и религиозных групп объединились вокруг отказа от статус-кво и призыва к серьезным реформам политической системы. Крайне важно, что протесты произошли в тех районах Ирака, где преобладает шиитское большинство, бросив правящей элите вызов, который ранее исходил только от суннитских и курдских общин», — обращает внимание автор.

На его взгляд, это внутреннее давление усугубляется проблемой поиска взаимоприемлемого компромисса между Ираном и Соединенными Штатами.

«Иракские лидеры стремятся не втягиваться в конфликт между двумя странами и пытаются осуществлять контроль над внутренней безопасностью, несмотря на вмешательство Ирана и США. Протестующие также поддерживают прекращение влияния Ирана и США на иракскую политику. В связи с тем, что Иран и США в течение многих лет восстаний, референдумов и демонстраций поддерживали сменяющие друг друга иракские правительства и политический истеблишмент, протестующие крайне критично относятся к странам Ближнего Востока и международному сообществу — особенно к этим двум государствам, являющимся наиболее влиятельными иностранными игроками в Ираке», — пишет Саджад Джияд.

«Тем не менее, критикуя зарубежное спонсорство коррумпированной политической элиты своей страны, протестующие считают, что иракские политики в большой степени ответственны за отсутствие эффективного госуправления. Впервые с 2003 года рядовые иракцы больше обвиняют в этой проблеме своих политиков, чем иностранные державы», — добавляет он.

Вместе с тем, по словам эксперта, на улицы вышла пока лишь незначительная часть граждан, хотя протестующим симпатизирует большинство населения Ирака.

«Жесткие репрессии властей в последние несколько месяцев являются одной из причин сокращения количества демонстрантов. Кроме того, [у протестующих] нет четкого и реалистичного плана реформ, который приняли бы элиты, и лидера, готового осуществлять эти преобразования», — полагает аналитик, указывая еще и на то, что они не знают, как подтолкнуть к началу перемен власть, имеющую в своем распоряжении оружие, сильное влияние и все привилегии бюрократического аппарата.

На его взгляд, поскольку около 85% иракского населения зависит от тех или иных выплат со стороны собственного правительства, «беспокойство по поводу стабильности государственной экономики не позволяет протестам достичь критической массы».

«Другим фактором, тормозящим протесты, являются попытки сдерживания и деморализации демонстрантов, в том числе действия шиитского религиозного деятеля Муктады ас-Садра (Muqtada al-Sadr), которые привели к нападениям на протестующих в Багдаде и Наджафе. Первоначально ас-Садр поддержал протесты, но затем полностью изменил свою позицию, поскольку демонстранты якобы пытались масштабировать забастовки и применяли насилие, которое запятнало их дело. Ас-Садр заплатил за это решение политическую цену — некоторые из его последователей разочарованы таким шагом; широкое распространение получило мнение о том, что он подыгрывает обеим сторонам, пытаясь избежать обвинений в сложившейся ситуации», — отмечает Саджад Джияд.

По его мнению, отказ садристов и других групп от материально-технической поддержки протестного движения привел к сокращению числа демонстрантов в зимние месяцы, так же как и проникновение людей, подозреваемых в связях со службами госбезопасности и подразделениями народной мобилизации, которые пытаются подорвать его популярность.

«Между тем представители политического истеблишмента отреагировали на ситуацию тесным сближением с целью избежать критики и не допустить каких-либо существенных реформ, способных ослабить их контроль над иракским государством. Они возложили ответственность за [...] сферу безопасности на действующих безнаказанно вооруженных лиц. Это способствовало глубокому подрыву верховенства права, что также могло бы помешать в случае проведения серьезных реформ. Цепляющиеся за власть и привилегии иракские политические партии готовы использовать насилие, чтобы сохранить свое место в правящей верхушке», — считает эксперт.

«Важно отметить, что такие шаги не нацелены на решение проблем многих молодых иракцев, у которых есть ощущение собственного бесправия и недовольство [проводимой в стране политикой]. Вот почему протесты, скорее всего, вернутся, несмотря на жесткую реакцию со стороны сил безопасности. До тех пор, пока демонстранты не будут удовлетворены проведением значимых реформ в сфере госуслуг, управления и судебной системы, беспорядки будут продолжаться», — уверен Саджад Джияд.

На его взгляд, единственной популярной фигурой, сохранившей уважение со стороны большинства граждан страны, является духовный лидер шиитов Ирака аятолла Али ас-Систани (Ali al-Sistani), который последовательно поддерживал протесты.

«И все же его неоднократные призывы к реформе политического истеблишмента во многом не были услышаны. До сих пор лишь одним значимым результатом его заявлений было освобождение Махди от должности премьер-министра. Явно ощущается то, что в стране нет высокопоставленного государственного деятеля, способного сформировать консенсус по реформам и достичь компромисса между протестующими и элитой, в то время как фрагментарная природа иракской политики означает, что любое урегулирование на пути продвижения вперед вряд ли будет исходить от ведущего политика», — уточняет аналитик.

По его мнению, на данный момент правящие круги нацелены на то, чтобы переждать общественный призыв к проведению реформ.

«Они надеются постепенно вносить поверхностные изменения, которые сохранят при этом их влияние. Назначенный премьер-министр может позиционировать себя в качестве независимого, но ему придется играть по правилам этой игры. Он идет на это, так как имеет слишком слабую политическую базу, чтобы проложить собственный курс и подтолкнуть страну к подлинным реформам. Как следствие, он использует угрозу, исходящую от протестов, чтобы убедить политическую элиту принять некоторые косметические реформы и поддержать его», — поясняет автор публикации.

При этом, по его словам, государствам, которые обеспокоены последствиями таких нерешительных реформ — особенно с точки зрения стабильности и способности Ирака справляться с террористическими угрозами — необходимо тщательно оценить преимущества и риски дальнейшего взаимодействия.

«Европейский союз в основном инвестировал в безопасность Ирака и гуманитарную помощь с 2014 года, но это не поможет решению системных проблем, лежащих в основе протестов. При этом поддержка, направленная на улучшение госуправления, равно как и усилия по стимулированию создания рабочих мест, обучения и развития молодых людей, которые отчаянно хотят получить возможность обеспечить себя, будут приветствоваться всегда», — отмечает Саджад Джияд.

«В течение еще нескольких лет иракским силам безопасности, вероятно, также потребуется иностранная помощь, чтобы не допустить повторного появления таких организаций, как «Исламское государство» [ИГ, ИГИЛ, в арабском варианте — ДАИШ; террористическая группировка; деятельность запрещена в России]. В настоящее время ЕС предоставляет военную помощь и помощь в сфере безопасности через международную коалицию для противодействия ИГИЛ и в рамках учебной программы НАТО. Обе инициативы имели неоценимое значение для наращивания потенциала иракских сил безопасности, однако открытым остается вопрос о том, могут ли иностранные войска оставаться в Ираке», — добавляет он.

По мнению автора публикации, руководство ЕС и правительства европейских государств «должны провести глубокую переоценку своей роли в этой стране», а также уделить особое внимание вопросу эффективного освоения средств, получаемых из-за рубежа.

«По мере того как проблемы, стоящие перед Ираком, продолжают нарастать, возможность проведения глубоких и долгосрочных реформ быстро исчезает. Наибольшие трудности наблюдаются в экономической, политической и социальной сфере, а также в области безопасности. Многие из этих проблем будут иметь последствия и за пределами Ирака. В конечном счете политическая элита нации должна осознать, что без срочных реформ эти сложности по-прежнему будут основной составляющей кризиса», — резюмирует аналитик.

Новости партнеров
Актуальное