EN
06:37:41 Понедельник, 19 ноября
Дольщики НКО в Пензе Дело Тузова Ремонт дорог ДТП в Пензе Транспорт Облик Пензы Опросы Рейтинги Угадай, кто на фото!

Американские политики продолжают видеть в Иране потенциального ядерного агрессора

10:31 | 17.08.2015 | Аналитика

Печать

17 августа 2015. PenzaNews. Американские политики продолжают видеть в Тегеране агрессора, желающего заполучить оружие массового уничтожения, несмотря на успех переговоров по иранской ядерной программе. К такому мнению пришел политолог, историк, автор ряда книг и журналистских расследований в США Гарет Портер (Gareth Porter) в статье «Позиция Обамы относительно иранского соглашения: очередная лживая версия», опубликованной в зарубежных СМИ.

Американские политики продолжают видеть в Иране потенциального ядерного агрессора

Фото: Flickr.com

Он отмечает, что подписанию совместного плана действий «шестерки» и Ирана 14 июля 2015 года предшествовали 35 лет вражды и два года обсуждения, после которых, казалось бы, напряженность между двумя странами должна была исчезнуть.

«Однако […] дискуссии по поводу иранского соглашения в американском конгрессе только накаляют обстановку еще сильнее. Винить в этом нужно в первую очередь сотрудников администрации [президента США] Барака Обамы (Barack Obama), которые не прилагают ни малейших усилий, чтобы Тегеран перестали воспринимать как враждебное государство с ядерными амбициями», — пишет автор статьи.

По его словам, представители Белого дома фактически одобряют и поощряют подобные взгляды.

«В ходе выступления госсекретаря США Джона Керри (John Kerry) перед комитетом Палаты представителей по иностранным делам стало очевидно, какой именно курс избрали в администрации Обамы. Всего в двух предложениях он упомянул, что Иран не только поддерживает террористов и религиозных фанатиков во всем регионе, но и пытается заполучить ядерное оружие», — напоминает политолог.

С его точки зрения, в Белом доме старательно поддерживают атмосферу страха и недоверия, в результате чего представители обеих ведущих политических партий США придерживаются диаметрально противоположных позиций по вопросу Тегерана, но исходят из одинакового видения проблемы.

«И республиканцы, и демократы не считают нужным даже говорить о доверии Ирану, ведь там хотят создать ядерное оружие, и на повестке дня только один вопрос — как долго еще можно сдерживать Тегеран на этом поприще, не развязывая войны, и возможно ли это вообще», — подчеркивает автор ряда книг и журналистских расследований.

По его мнению, негативная риторика по иранскому вопросу успела настолько глубоко укорениться в американском политическом сообществе, что никто даже не решается оспорить эту позицию.

«В существовании двух столь бескомпромиссных подходов к иранскому вопросу нет практически никакой случайности. В аппарате Обамы с самого начала приняли то видение иранской ядерной программы, которое было сформировано при Джордже Буше-младшем (George Bush Jr.) Израилем и представителями интересов Тель-Авива в Америке. Согласно этой версии, озвученной вскоре после ввода войск в Ирак, Тегеран на протяжении двух десятков лет разрабатывал секретную ядерную программу, чтобы заполучить оружие массового уничтожения», — поясняет Гарет Портер.

По его словам, для популяризации этой версии в ход шли различные средства, в том числе намеренные утечки в СМИ сведений о документах, в которых якобы содержалась информация о секретной ядерной программе Ирана в 2001–2003 годах.

«В 2005 году представители аппарата Джорджа Буша передали эти данные Международному агентству по атомной энергии (МАГАТЭ). С помощью этого шага они намеревались обвинить Иран через Совбез ООН в нарушении договора о нераспространении ядерного оружия», — продолжает политолог.

Вместе с тем автор статьи напоминает, что в версии, которую по-прежнему активно продвигают высокопоставленные политики в США, были проигнорированы или намеренно опущены многие исторические факты.

В частности, по его словам, никто из противников примирения с Тегераном не хочет вспоминать о том, что Иран был единственной страной в мире, отказавшейся от использования многих видов оружия массового поражения.

«В ходе ирано-иракского конфликта военные страны испросили разрешения у аятоллы Хомейни (Khomeini) на производство химического оружия в ответ на неоднократные газовые атаки со стороны Багдада. Но Хомейни, основываясь на шиитском толковании Корана и традиции законности, наложил запрет на его создание и использование», — добавляет историк.

Кроме того, как отмечает Гарет Портер, иранские исследования в сфере обогащения урана, начатые в середине 1980-х годов, были спровоцированы заявлениями ряда членов администрации бывшего президента США Рональда Рейгана (Ronald Reagan) о том, что Тегерану не позволят получить помощь французского международного консорциума для создания мирного ядерного топлива для Бушерской АЭС.

«Иран не информировал МАГАТЭ о своих технологиях по обогащению урана […] из-за попыток Америки повлиять на ход ядерной программы. В случае раскрытия этих сведений Вашингтон смог бы пресечь поставки необходимых комплектующих и вынудить Китай прекратить всякое сотрудничество с Тегераном в этой сфере», — продолжает автор ряда книг и журналистских расследований.

По его мнению, в пользу Ирана также говорит отсутствие у США объективных доказательств разработки Тегераном ядерного оружия.

«Заключения американских спецслужб, на основании которых заговорили о работе над атомной бомбой, были не более чем догадками. Особенно нелепо эти заявления выглядят на фоне неоспоримых доказательств и свидетельств существования таких программ в Израиле, Индии, Пакистане, ЮАР и Южной Корее», — считает Гарет Портер.

Он напоминает, что с приходом к власти Барака Обамы отношение Белого дома к иранскому ядерному вопросу практически не изменилось, поскольку оборонное лобби сохранило за собой влияние в госорганах, хотя до своего вступления в должность нынешний президент США жестко критиковал Джорджа Буша по этой проблеме.

«Более того, ряд высокопоставленных представителей переходной команды Барака Обамы и многие лица, отвечавшие за вопросы национальной безопасности в самом начале его работы, в прошлом прямо или косвенно помогали формировать негативный образ Тегерана», — подчеркивает политолог.

Он отмечает также, что участники переговоров по ядерной программе Ирана испытывают колоссальное давление со стороны политиков и общественности и опасаются выходить за неформально установленные рамки, из-за чего реальное движение по этому вопросу фактически прекратилось.

«Если в будущем власти не сменят свои взгляды, то избранная ими политическая стратегия приведет к такой политической риторике в стране, при которой даже незначительное укрепление сотрудничества останется мечтой еще на многие годы», — констатирует Гарет Портер.

Загрузка...
Читайте также
В Пензе организована проверка по факту кражи денег с банковской карты В Пензе 20 ноября пройдет фестиваль студенческих семей
Главный фтизиатр ПФО отметил эффективность лечения больных туберкулезом в Пензе В Пензе раскрыли кражу кузова от автомобиля «Volkswagen Transporter»
Прокуратура добилась выплаты почти 100 млн. рублей работникам пензенских предприятий Мэр Пензы осмотрел дом, восстановленный после взрыва газа
Актуальное