EN
15:33:54 Пятница, 26 февраля
Коронавирус Дольщики НКО Бизнес и финансы Здоровье ДТП в Пензе Нацпроекты Строительство Рейтинги Угадай, кто на фото!

Победа СССР над Японией внесла решающий вклад в завершение Второй мировой войны

20:33 | 28.08.2020 | Аналитика

Печать

28 августа 2020. PenzaNews. День окончания Второй мировой войны впервые в современной истории России будет отмечаться 3 сентября — в 75-ю годовщину победы СССР над Японией. Соответствующий закон о переносе дня воинской славы подписал президент РФ Владимир Путин (Vladimir Putin) 24 апреля 2020 года. Ранее это изменение было принято Госдумой и одобрено Советом Федерации.

Капитуляция войск Квантунской армии

Фото: Евгений Халдей, РИА Новости

Акт о безоговорочной капитуляции Японии был подписан 2 сентября 1945 года. Он зафиксировал выполнение соглашений Ялтинской конференции в части передачи под суверенитет Советского Союза Южного Сахалина и Курильских островов.

В тот же день указом президиума Верховного совета СССР 3 сентября было объявлено праздником победы над Японией. Однако день всенародного торжества — именно так он был указан в этом документе — спустя всего два года, уже в 1947-м, стал рабочим и постепенно забылся как праздник.

В заключении правительства РФ на законопроект о внесении изменений в федеральный закон «О днях воинской славы и памятных датах России» подчеркивается, что победа Советского Союза над Японией в 1945 году внесла решающий вклад в завершение Второй мировой войны.

Как отмечается в пояснительной записке к данному законопроекту, одним из инициаторов которого выступил глава комитета Госдумы по обороне, Герой России генерал-полковник Владимир Шаманов (Vladimir Shamanov), за подвиги и боевые отличия в ходе войны с Японией свыше 300 тыс. советских граждан были награждены орденами и медалями; более 1,8 млн. человек — медалью «За победу над Японией», на оборотной стороне которой имеется надпись «3 сентября 1945»; около 100 человек удостоены звания Героя Советского Союза.

«Формулировка «3 сентября — День окончания Второй мировой войны (1945 год)» символизирует переход от состояния войны к миру, поиску путей примирения и сотрудничества. День окончания Второй мировой войны отмечается и в государствах-союзниках Советского Союза по антигитлеровской коалиции. Например, День победы китайского народа в войне сопротивления Японии отмечается широко и ежегодно 3 сентября», — говорится в документе.

В нем добавляется также, что в 2015 году в праздничных юбилейных мероприятиях по этому поводу приняли участие 12 зарубежных лидеров, включая президента РФ Владимира Путина и генерального секретаря ООН Пан Ги Муна (Ban Ki-moon).

По мнению многих историков, разгром Японии советскими войсками стал логическим завершением многолетней агрессивной политики Токио на Дальнем Востоке. Несмотря на пакт о нейтралитете, заключенный в 1941-м — через два года после пограничного конфликта на реке Халхин-Гол, Токио фактически до самого окончания Второй мировой войны держал у территории СССР Квантунскую группировку войск численностью до 1,5 млн. человек. Это вынуждало Москву даже на самых тяжелых этапах войны с фашистской Германией сохранять на Дальнем Востоке крупные силы прикрытия. С момента подписания пакта японцы многократно нарушали границу советского государства и осуществляли иные провокационные действия. Вплоть до конца 1943 года Токио разрабатывал план агрессии против Советского Союза.

Хотя среди некоторых западных и японских исследователей распространена точка зрения о якобы «вероломном нападении» на Страну восходящего солнца, СССР объявил войну Японии в полном соответствии с договоренностями, достигнутыми на Ялтинской и Потсдамской конференциях, денонсировав за четыре месяца до этого согласно нормам международного права пакт о нейтралитете. Тем самым Москва продемонстрировала готовность в полной мере выполнять союзнический долг в отличие от Великобритании и США, несколько лет уклонявшихся от открытия второго фронта.

Война СССР против Японии носила освободительный характер. Она положила конец многолетнему угнетению японцами народов региона. При этом Москва, несмотря на готовность союзников компенсировать ей вступление в войну присоединением новых обширных территорий, отказалась от любых аннексий, заявив лишь о стремлении вернуть уступленные Японии в 1875 году Курильские острова и отторгнутый ею в 1905 году Южный Сахалин.

Согласно различным оценкам, к лету 1945 года Япония располагала достаточными ресурсами для продолжения боевых действий в течение еще нескольких лет, поскольку США так и не удалось полностью уничтожить ее военный и экономический потенциал. По расчетам американского командования, война могла затянуться до 1947 года и привести к огромному числу жертв. Между тем Токио после нанесения неприемлемых потерь войскам США и создания ситуации стратегического тупика надеялся за счет активной обороны метрополии добиться почетного мира и рассчитывал обратиться к Москве за посреднической помощью в переговорах с Вашингтоном в обмен на территориальные уступки. В свою очередь западные союзники осознавали, что не смогут быстро завершить войну с Японией без помощи СССР.

Стремительный разгром Красной армией наиболее мощных и боеспособных соединений японских сухопутных войск в Маньчжурии и утрата промышленной базы, расположенной в Северо-Восточном Китае, определили решение Токио о капитуляции. Командование императорских вооруженных сил намеревалось до года сдерживать наступление на маньчжурском направлении, однако советские войска полностью уничтожили Квантунскую армию за 11 дней. Военно-политическое руководство Японии приняло решение сложить оружие 14 августа — в день окончания основной фазы операции в Маньчжурии, которая известна на Западе как «Августовская буря».

По словам экспертов, это успешное советское наступление не только стало финальным аккордом в завершении Второй мировой войны, но и существенным образом повлияло на международную обстановку в Тихоокеанском регионе.

Вместе с тем западные историографы долгое время отмечали якобы главенствующую роль ядерных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, игнорируя решающий вклад Советского Союза в победу. Но в имеющихся с недавнего времени в открытом доступе японских документах подчеркивается, что Москва, объявив войну Токио, тем самым ускорила поражение Страны восходящего солнца.

Так, в рескрипте от 17 августа 1945 года «К солдатам и матросам» главнокомандующий армией и флотом Японии император Хирохито в качестве основной причины капитуляции назвал вступление в войну СССР. «Теперь, когда в войну против нас вступил и Советский Союз, продолжать сопротивление... означает поставить под угрозу саму основу существования нашей империи», — сказано в документе. Американские атомные бомбы и уничтожение городов в нем не упомянуты.

По мнению ряда аналитиков, традиционная позиция Запада об определяющей роли бомбардировок Хиросимы и Нагасаки вполне объяснима и удобна. Так, автор книги «Пять мифов о ядерном оружии» Уорд Уилсон (Ward Wilson) указывает, что подобная версия удовлетворяет эмоциональные потребности и США, и самой Японии.

«Если бы бомбы сыграли решающую роль в войне, репутация военной мощи США значительно бы улучшилась, влияние дипломатии США в Азии и во всем мире возросло, безопасность США повысилась. А 2 млрд. долларов, потраченные на их создание, не пропали бы даром. Напротив, если бы причиной капитуляции Японии считалось вступление в войну СССР, Москва смогла бы утверждать, что за четыре дня ей удалось то, чего США не могли добиться четыре года, и представления о военной мощи и дипломатическом влиянии СССР окрепли бы. Но в период холодной войны утверждения, что СССР сыграл решающую роль, были бы равносильны пособничеству врагу», — говорится в его статье «Победу над Японией одержала не бомба, а Сталин», опубликованной в Foreign Policy.

Более того, многие эксперты не только не считают ядерные бомбардировки Японии поворотным моментом в войне, но и говорят об их абсолютной нецелесообразности.

«Никакой военной необходимости у этой варварской бомбардировки не было. Сегодня это признают даже некоторые западные исследователи. На самом деле Трумэн хотел, во-первых, запугать СССР разрушительной силой нового оружия, а во-вторых — оправдать огромные затраты на его разработку. Но всем было ясно, что вступление СССР в войну с Японией поставит в ней точку», — цитирует RT руководителя Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерия Кистанова.

Профессор кафедры истории, директор Института ядерных исследований в Американском университете Вашингтона Питер Кузник (Peter Kuznick) также назвал мифом утверждение о том, что ядерные атаки Хиросимы и Нагасаки положили конец войне.

«На самом деле именно наступление Красной армии 8 августа [в 18.00 по московскому времени, в полночь по забайкальскому] заставило японцев капитулировать. Это неудивительно. Американская разведка предсказывала такое развитие событий еще весной. 11 апреля 1945 года объединенный разведывательный комитет объединенного комитета начальников штабов сообщил: «Если в какой-то момент СССР вступит в войну, все японцы поймут, что абсолютное поражение неизбежно», — сказал он.

«В заявлении Высшего военного совета Японии от 16 мая тоже было четко сказано: «Советское вступление в войну нанесет смертельный удар империи». После обеда со Сталиным 17 июля в Потсдаме [президент США Гарри] Трумэн [Harry Truman] написал в своем дневнике, что Сталин «15 августа будет участвовать в японской войне». На следующий день он написал своей жене Бесс, что СССР готов к вторжению, добавив: «Мы закончим войну на год раньше, подумай о детях, которых не убьют!» Именно так и произошло», — напомнил Питер Кузник.

По его словам, советское наступление подорвало японскую стратегию «кецуго» [«последней надежды»] и ускорило капитуляцию.

«В официальном музее ВМС США в Вашингтоне, округ Колумбия, четко заявляют, что обсуждения японского руководства, которые привели к капитуляции, почти полностью были сосредоточены на вторжении Советского Союза, а не на атомной бомбардировке. Отчет разведки оперативного отдела военного департамента, опубликованный в январе 1946 года, свидетельствует именно об этом. Фактически США бомбили более 100 японских городов [обычными авиабомбами]. Жестокие лидеры Японии признавали тот факт, что американцы могут стереть их города с лица земли. В Тояме разрушения достигли 99,5%. Хиросима и Нагасаки были для них лишь еще двумя [разрушенными] городами. Что действительно изменило стратегическую ситуацию, так это вступление в войну Советского Союза. Высшие должностные лица Японии собрались в резиденции министра иностранных дел Того утром 9 августа, накануне взрыва в Нагасаки, и сошлись во мнении, что произошло то, чего они больше всего опасались. [...] Когда 13 августа премьер-министра Кантаро Судзуки (Kantaro Suzuki) спросили, почему Япония не может отложить капитуляцию, он ответил: «Я не могу этого сделать. Если не сегодня, Советский Союз захватит не только Маньчжурию, Корею, Карафуто, но и Хоккайдо. Это уничтожило бы самую основу Японии. Мы должны положить конец войне, пока мы можем иметь дело [только] с США», — привел цитату историк.

По его мнению, то, что западные исследователи преуменьшают или не придают существенного значения роли Советского Союза в победе над Японией, как и в случае с еще одним более очевидным фактом истории — победой СССР над нацизмом в Европе, вызвано несколькими причинами.

«Во-первых, СССР участвовал в войне очень недолго, в то время как союзники изо всех сил боролись за это несколько лет. Во-вторых, американцы хотят лишить Советский Союз заслуги в победе над фашизмом и японским милитаризмом, чтобы поддерживать иллюзию о том, что могущественные Соединенные Штаты единолично победили «плохих парней» во Второй мировой войне и поэтому заслужили звание лидера «освобожденного мира». Это связано как с идеей американской исключительности, так и с идеей американской праведности в период холодной войны», — уточнил Питер Кузник.

Кроме того, по его словам, это укладывалось в антисоветскую риторику США, сложившуюся в послевоенный период.

«Со стороны Трумэна и его советников потребовались огромные усилия, чтобы превратить СССР из храбрых союзников военного времени в опасных, ненавидящих свободу врагов, которые стремились завоевать мир. Все хорошее в них следовало отрицать. Если бы Рузвельт был жив или если бы Генри Уоллес [Henry Wallace] остался вице-президентом и сменил Рузвельта после его смерти 12 апреля, я убежден, что не было бы ни холодной войны, ни гонки ядерных вооружений. Всю эту отвратительную главу в истории человечества можно было бы предотвратить», — предположил он.

По его мнению, страны до сих пор сталкиваются с пагубными последствиями того периода.

«Если бы роль Советского Союза была признана, это исключило бы необходимость проведения атомных бомбардировок, подорвав при этом претензии Америки на моральное лидерство в мире. Ирония заключается в том, что историки, которые приписывают капитуляцию Японии атомным бомбардировкам, а не вступлению в войну Советского Союза, также существенно нивелируют и сглаживают невероятное количество жертв, принесенных войсками США, которые создали предпосылки для советского вторжения и последующей капитуляции Японии», — сказал эксперт.

«Поскольку японцы пытались сделать так, чтобы СССР заступился за них и помог добиться более выгодных условий капитуляции, советские лидеры лучше, чем кто-либо, знали, как отчаянно те хотели сдаться и насколько ненужными были бомбы. В результате, как и предупреждали дальновидные американские ученые, они интерпретировали бомбы как безжалостное предупреждение США о том, что может случиться с СССР, если он помешает послевоенным планам США в Европе или Азии», — добавил Питер Кузник.

В свою очередь профессор экономики Высшей школы социальных наук в Париже, руководитель центра исследований моделей индустриализации, иностранный член РАН Жак Сапир (Jacques Sapir) отметил, что одна из причин относительной безвестности советского наступления, несмотря на его успех, кроется в необычайной для того времени новизне применения двух атомных бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки.

«С этих двух взрывов началась эпоха ядерного сдерживания — эпоха, которая длится до сих пор. Однако следует помнить, что до применения атомного оружия американские военные не знали, что на самом деле оно из себя представляет. Никто не знал, какова будет его точная сила. Поэтому американское руководство призывало СССР объявить войну Японии. В июле 1945 года все полагали, что Япония, несмотря на уничтожение своего военного и гражданского флота, будет сопротивляться до 1946 года. США запланировали в Японии высадку десанта и, чтобы избежать невероятного кровопролития, были заинтересованы в том, чтобы не допустить возвращения в страну всей или даже части Квантунской армии. Это и стало причиной, по которой они настояли на том, чтобы Сталин начал наступление в Маньчжурии», — сказал эксперт.

По его словам, применение ядерного оружия вызвало психологический сдвиг в рядах японского руководства, позволив сторонникам капитуляции выглядеть более убедительными на фоне сторонников тотальной войны.

«Японские лидеры, выступавшие за капитуляцию, использовали новизну и чудовищность ядерного оружия, чтобы продвинуть свою точку зрения. Фактически после бомбардировки Нагасаки у Соединенных Штатов больше не было ядерного оружия. Но японские лидеры об этом не знали», — напомнил Жак Сапир.

При этом, на его взгляд, советский вклад в победу над Японией следует рассматривать в контексте боев на Халхин-Голе в 1939 году: тяжелое поражение, понесенное японскими войсками, заставило занять оборонительную позицию в отношении СССР.

«На Ялтинской конференции в феврале 1945 года Сталин согласился на вступление страны в войну против Японии спустя три месяца после поражения Германии на условиях включения в состав СССР южной части Сахалина и Курильских островов. Советское наступление, которое было тщательно подготовлено и проходило под командованием маршала Василевского, маршала Малиновского и маршала Мерецкова, начатое 8 августа, привело к полному поражению японской Квантунской армии, состоявшей из 990 тыс. человек и 1 тыс. 155 танков, а также более 210 тыс. вспомогательных единиц. Со своей стороны советская армия развернула 1,5 млн. человек и 5 тыс. 600 танков и штурмовых орудий, разделенных на три фронта: Забайкальский, 1-й и 2-й Дальневосточные фронты», — привел цифры иностранный член РАН.

«Операция проводилась по трем направлениям: с запада на восток через Большой Хинганский хребет на Забайкальском фронте, с севера на юг и с востока на запад от Владивостока. Атака с этих трех направлений застала японский генеральный штаб врасплох. Наступление через Большой Хинган привело к полному краху японской обороны. 2-й Дальневосточный фронт также очень быстро продвигался к Муданьцзяну, который был взят после тяжелых боев 14 и 15 августа. 16 августа японские войска были окружены, 20-го числа они капитулировали, хотя отдельные части сражались до 26 августа. Маньчжурская операция не без оснований считается шедевром советского военного искусства. Советская армия продемонстрировала не только материальное, но и концептуальное превосходство над японскими войсками, которые оказались неспособны организованно защищаться и пытались лишь вытерпеть наступление», — сказал Жак Сапир.

Тем временем профессор истории Университета штата Мичиган Льюис Сигельбаум (Lewis Siegelbaum) выразил популярное на Западе мнение о том, что вклад СССР в разгром японцев «был важным, но не решающим».

«К сожалению, сброс атомных бомб на Хиросиму и Нагасаки оказался настолько ужасающим, что подорвал желание японских властей продолжать военные действия. Вступление Советского Союза в войну — в тот самый день, когда во время Ялтинской конференции Сталин объявил, что это произойдет — ускорило японскую капитуляцию. Учитывая ослабленное состояние японских вооруженных сил, перспектива воспрепятствовать наступлению советской армии казалась почти нереальной», — отметил эксперт.

Он также подчеркнул, что не видит необходимости рассматривать усилия США и Советского Союза как взаимоисключающее соперничество, в котором выиграла только одна сторона.

«Японцы могли предположить, что способны настроить две стороны друг против друга. Однако, несмотря на то, что администрация Трумэна не проинформировала своего союзника о решении применить «ядерный вариант» или хотя бы о том, что у нее есть для этого средства, и, как утверждали многие историки, решила сбросить бомбы, в том числе для того, чтобы ограничить советские достижения за счет японцев, Сталин продолжал действовать в соответствии с союзными соглашениями», — сказал Льюис Сигельбаум.

Между тем профессор факультета истории и истории искусств в Университете Джорджа Мейсона Мартин Шервин (Martin J. Sherwin) подчеркнул, что именно объявление Советским Союзом войны Японии вынудило Токио капитулировать.

«Японские военные не могли вести войну на два фронта, а их правительство было крайне антикоммунистическим. Мысль об участии Советского Союза в оккупации была худшим кошмаром японского правительства — они справедливо предполагали, что Сталин захватит территории, потерянные Россией в Русско-японской войне 1905 года, и Хоккайдо. Капитуляция американцам внезапно стала для них лучшим вариантом», — уточнил историк.

Анализируя причины, по которым Запад до сих пор прилагает огромные усилия к тому, чтобы исказить и принизить роль Советского Союза в завершении Второй мировой войны, Мартин Шервин указал на то, что такая позиция была и по сей день остается выгодной для американского руководства.

«Правительство Соединенных Штатов продвигало версию, что ядерный удар положил конец войне и предотвратил вторжение. В 1945 году такая позиция выглядела целесообразно, и растущий раскол между США и СССР не позволил [американскому] обществу переосмыслить идею о том, что Япония была вынуждена капитулировать не из-за атомных бомбардировок, а из-за вступления в войну Советского Союза. Текущее состояние американо-российских отношений до сих пор продолжает подпитывать эту историю», — резюмировал эксперт.

Новости партнеров
Актуальное