05:27:05 Вторник, 28 марта
НКО в Пензе Осторожно: мошенники Дело Пашкова Дело Тузова Ремонт дорог ДТП в Пензе Транспорт в Пензе Облик Пензы Опросы

Blockly помогает заинтересовать школьников программированием — Виктор Андрияшкин

10:05 | 17.03.2017 | Интервью

Печать

Пенза, 17 марта 2017. PenzaNews. Учитель информатики средней школы села Вишневого Тамалинского района Пензенской области Виктор Андрияшкин дал интервью редактору ИА «PenzaNews» Светлане Полосиной, в котором рассказал о том, как он знакомит детей с основами программирования с помощью панды и бамбука, о своем проекте Blockly.ru, благодаря которому он стал одним из трех победителей всероссийского конкурса «Классный интернет», а также о том, чего не хватает простому сельскому учителю.

Blockly помогает заинтересовать школьников программированием — Виктор Андрияшкин

Фотография © PenzaNews Купить фотографию

— Виктор Александрович, в октябре 2016 года был дан старт конкурсу «Классный интернет», заявки на который в течение нескольких месяцев присылали со всей России. Оценивало их экспертное жюри. В его состав вошли такие уважаемые люди, как замдиректора департамента внешних коммуникаций ПАО «Ростелеком» Юлиана Соколенко, глава некоммерческого партнерства «Ассоциация электронных коммуникаций» Сергей Плуготаренко, руководитель программы «Яндекс.Лицей» Марина Суслова, главный редактор портала «Классный журнал» Алексей Ходорыч и руководитель проекта «Теплица социальных технологий» Алексей Сидоренко. В итоге были определены три победителя. Одним из них стали Вы. Позвольте Вас поздравить с такой высокой оценкой работы. Расскажите, откуда Вы узнали о «Классном интернете»?

— Можно сказать, что на участие в конкурсе «Ростелекома» меня вдохновила победа в другом — «Позитивный контент – 2016», партнером которого выступала «Лаборатория Касперского». На него принимались не только проекты учителей, а любые. Главное, чтобы они были созданы для детей и молодежи. Мой проект Blockly.ru был отмечен в номинации «Развитие цифровой грамотности и безопасности детей и молодежи».

Там проекты тоже оценивали люди из серьезных компаний, и я подумал, что если специалистам мой сайт понравился, значит, он что-то из себя представляет.

Вообще до «Позитивного контента» я ни в каких конкурсах не участвовал, и, можно сказать, заявился на него случайно, а о «Классном интернете» узнал на работе, куда пришло письмо из отдела образования. В результате мы подали две заявки — со школьным сайтом и моим проектом. Но школьный сайт в число финалистов не вышел — они сейчас все однотипные, поэтому я не знаю, как из них можно выбирать.

— Ваш проект Blockly.ru является образовательным. Он ориентирован на будущих программистов и помогает освоить базовые знания. Почему именно Blockly? Что это вообще такое? И откуда взялся интерес к этому направлению?

— Все началось с совместного российско-израильского проекта «Компьютерные науки», который реализуется в Пензенской области с 2011 года. В его рамках два наших бывших соотечественника приезжали в Пензу, проводили курсы, в которых участвовала и моя школа.

Собственно, идеи, которые вдохновили меня на проект, я оттуда почерпнул. Это было что-то новое. Там в основном было программирование на Java, но они показали Scratch. Впервые я узнал об этом языке от них, и он мне понравился. Я почему-то сразу подумал, что Scratch вполне подойдет для обучения в школе, но все-таки язык мне показался сложным. Он довольно-таки серьезный, объемный и годится для проектов, создания чего-то масштабного — на полгода-год работы.

Для уроков нужно было что-то другое, мы же работаем по схеме «дал задание — получил ответ — выставил оценку». То есть требовалось нечто похожее, но меньшее по объему, чтобы задания можно было разбить на фрагменты.

Потом я узнал о Blockly, тоже случайно.

С 2014 года ежегодно проходит общероссийская акция «Час кода». Именно благодаря ей я увидел Blockly, и этот язык мне с первого взгляда понравился. Я подумал: «Вот какая замечательная вещь». С виду — тот же Scratch, но можно сделать небольшие задачи — прохождение определенных уровней в виде игры. Это идеальное средство для обучения программированию в школе.

— Приведите, пожалуйста, конкретный пример задачи, которую приходится решать Вашим ученикам.

— Есть исполнитель — панда, которой нужно помочь пройти через лабиринт к бамбуку. От школьника требуется задавать команды с помощью блоков. Происходит это так: составляем набор команд, запускаем их выполнение, панда начинает двигаться по лабиринту. Если она доходит до финиша, ученик переходит на более сложный уровень. Если нет, то показывается сообщение о том, что в программе есть ошибка и ее нужно исправить. Тогда мы эти блоки меняем местами и получаем нужный эффект.

Всего существует 10 уровней. Десятый — очень сложный. Считается, что он для профессиональных программистов, и дети обычно его не проходят, но с девятью за определенное время справляются.

— Какие изменения претерпел Ваш проект с момента начала работы над ним?

— Когда я создал приложение «Панда», это было некое подражание Google, потому что это их разработка, в которой я немного переделал код. Потом я подумал, что было бы неплохо чередовать визуальное программирование с обычным — текстовым, чтобы дети могли еще и писать программы, создавать их на профессиональном языке.

Одна из последних разработок называется «Обучение объектно-ориентированному программированию». Она разбита на три раздела: «Основы», «Ветвления» и «Циклы».

В разделе «Основы» все начинается с блочного программирования, затем оно чередуется с обычным текстовым. То есть мы задаем команду с помощью блоков, проходим уровень, а дальше нам предлагается написать программу на JavaScript. Ученики набирают, запускают, выполняют эту программу, переходят дальше.

Важно показать, что, по сути дела, блочное и обычное программирование — это одно и то же, только реализуется разными способами. Моя идея заключалась в том, чтобы сделать что-то наподобие языка КуМир. Он применяется для обучения, только был разработан давным-давно Российской академией наук.

— Виктор Александрович, как давно Вы начали работать над сайтом Blockly.ru?

— В конце 2014 года. Надо сказать, что законченной идеи на тот момент не было. Делал все постепенно — в начале было какое-то небольшое ядро, потом стал добавлять новые. Приходилось многое переделывать, что-то убирать. И сейчас идеи еще есть. Наверное, пока главное даже не сделано — нет времени.

Вообще мне хотелось создать некий решебник: не в виде выполнения каких-то заданий исполнителем, а с реальными задачами по программированию, чтобы можно было решить их с помощью блоков, проверить, работает ли, тут же написать на JavaScript и запустить.

— Если я правильно понимаю, аналогичных Вашему проектов не так много?

— В России нет, наверное. На Западе есть, но там этим занимаются обычно крупные компании — одному человеку сложно создавать такие вещи.

— Виктор Александрович, получается, что Вы разработали проект по большей части для себя, чтобы использовать его на уроках, но сегодня Ваш материал могут применять и другие педагоги, в том числе за пределами Пензенской области?

— Конечно. Я рассчитываю, что задания на сайте школьники будут выполнять под руководством учителей. Это общие идеи, один из вариантов обучения программированию. В школах ведь не ставится жесткого требования, как именно учить. Можно разными способами, например, вот таким.

Я, кстати, получаю письма из разных школ, колледжей. В этом году мне прислали из Красноярска, где применяют эти идеи, даже подсказывают, что можно изменить, добавить.

Задумка ведь в том, чтобы вовлечь детей в программирование. Если сейчас посадить учеников за компьютер и дать какой-нибудь Pascal, то у кого-то получится — может быть, у одного из 100 — и он будет дальше программировать, а другие скажут, что очень сложно и бросят это дело. Тут все в упрощенной игровой форме, после которой уже можно переходить к каким-то реальным вещам.

— Вы применяете Blockly на уроках около двух лет. За это время, на Ваш взгляд, интерес к программированию среди школьников вырос?

— Да, интерес есть. Мы же еще участвуем во всех акциях «Час кода», причем все классы.

— Расскажите, пожалуйста, немного о себе — откуда Вы родом, как пришли в педагогику, как увлеклись IT-технологиями.

— Мне 52 года. Родом я из Тамалинского района, правда, из другого села — Григорьевки, это где-то 20 км отсюда. В свое время я окончил Пензенский политехнический институт по специальности «Электроника и радиотехника». Затем так получилось, что я попал в Научно-исследовательский институт вычислительной техники в Пензе. В здании на улице Лермонтова я работал три года. Там был непосредственно связан с программированием.

Потом наступили 1990-е годы, начался развал Советского Союза, и по ряду обстоятельств пришлось переехать в родные края.

С 1990-го года — 27 лет — я работаю учителем. Сначала 20 лет трудился в селе Никольском, где я живу. Там была средняя школа, но началась, как сейчас говорят, оптимизация. Маленькие школы объединили в одну большую. В итоге я перешел сюда [в село Вишневое], работаю здесь 7 лет.

— Не могу не спросить, каково в наше время мужчине работать учителем, да к тому же в сельской школе?

— Мне как-то непривычно было первое время, потому что я не был никогда учителем — был инженером. Приходилось до многого, чему учат в педагогических вузах, доходить самому. Но со временем привык.

— На Ваш взгляд, с детьми всегда можно найти общий язык?

— Конечно. Запросто можно договориться. Педагогами ведь не рождаются, а становятся.

— Виктор Александрович, если вернуться к конкурсу «Ростелекома», знаете, какая первая эмоция была у меня и моих знакомых после объявления результатов? Удивление. В первую очередь от того, что победителем стал педагог не из Пензы, к примеру, из губернского лицея, а сельский учитель. На Ваш взгляд, за счет чего удалось победить?

— Не могу сказать. Я программированием давно занимаюсь, сколько себя помню. Познакомился с ним в 1982 году на первом курсе института, тогда был язык Fortran.

Потом я всегда был связан с программированием — еще тогда, когда учителя губернского лицея, как говорится, под стол пешком ходили.

— Как Вы оцениваете развитие IT-технологий в России в целом?

— Мы как бы немного «засиделись» на месте во всем, в программировании в том числе. Пока у нас были эти мрачные 1990-е годы, как раз было создано много новых языков, даже целых направлений в программировании — объектно-ориентированное, визуальное, динамическое и так далее, а мы все еще на паскалях и бейсиках писали. Тем временем весь мир уже перешел совсем на другое. Спасибо людям из Израиля, которые приехали и вразумили нас, показали, что есть иной путь.

Сейчас речь идет о том, чтобы обучать на scratch-подобных языках. Ведется спор, что лучше — Scratch, Blockly, может быть, App Inventor. В Москве уже на Python давно перешли. Наверное, у них более прогрессивные настроения веют.

Blockly чем хорош? Составляешь программу из блоков, а потом можно перевести код на JavaScript, Python и несколько других — менее известных — языков.

— В Вашей практике были ученики, которые после школы связали свою жизнь с программированием?

— Мои ученики каждый год поступают в ПГУ [Пензенский государственный университет], сын там учится на программиста.

— Тоже Ваша школа?

— Да-да. В этом году два человека из класса планируют, но у нас и классы-то небольшие — 10 человек выпускаются. В 9 классе двое собираются поступать в дальнейшем.

— Они строят планы о том, каким именно направлением в программировании хотели бы заниматься в будущем?

— Это уже потом — в институте — они определятся. Пока об этом даже речи не идет.

Я сторонник системного программирования — на языках Java, C и так далее. Но начинать на таких языках, я считаю, бесполезно. Пытались мы Java здесь изучать, в рамках «Компьютерных наук», но это же сложный язык, начинать с него в сельской школе бесполезно. Может быть, в губернском лицее и имеет смысл — там контингент отбирают по всей области. У нас такой возможности нет. Нам нужно что-то попроще, главное — завлечь, показать, что это не так уж и сложно.

— Для Пензы, да и других российских городов остро стоит проблема организации досуга школьников. Родители и педагоги совместно ищут различные пути, как оторвать ребенка от компьютера. В Вишневом нет такой проблемы?

— Тоже есть. Наше поколение, конечно, было совсем другое. После школы нас было домой не загнать, а сейчас детей из дома не выгонишь. Сидят за компьютерами целыми сутками.

— На что время тратят?

— Игры, «ВКонтакте» — дети везде одинаковые.

— Виктор Александрович, о достигнутых результатах мы с Вами поговорили, а что на счет планов? Какие задачи ставите перед собой сейчас?

— Мне понятно, куда двигаться дальше. Проблема одна — нет времени. Если оно будет, я буду развивать проект и дальше.

— Вы все-таки уникальный человек. Сегодня от многих можно услышать, что на реализацию задуманного не хватает денег, а Вы о них речи не ведете.

— Нет, денег здесь не надо. Деньги — это уже совсем другое. Я занимаюсь тем, что мне нравится. Я даже отдыхаю, когда работаю. Мне интересно. То, что я делаю, и знаний новых добавляет. Например, JavaScript я раньше не знал, хотя много языков изучал.

— За победу в конкурсе «Классный интернет» Вы получили ценный приз — ноутбук. Есть уже идеи, как будете его использовать?

— Конечно. Он пригодится. Дома у меня стационарный компьютер. Есть еще нетбук, который давали от школы в 2011 году, но он очень слабенький, оперативной памяти не хватает.

Недавно я все-таки купил себе планшет — все ребята их используют. Я и подумал, что надо приобрести, посмотреть, чем молодежь увлекается.

На новом ноутбуке буду работать обязательно, но только после уроков.

— Виктор Александрович, еще раз примите поздравления с победой во всероссийском конкурсе! Желаю Вам новых успехов и побольше талантливых учеников!

Актуальное
Читайте также
Иван Белозерцев поручил активизировать внедрение комплекса «Безопасный город» Уровень преступности в Пензенской области остается одним из самых низких в ПФО
В Пензе стартовал цикл лекций по библейской археологии В Пензе досрочный ЕГЭ по русскому языку прошел без нарушений
В Кузнецке объявлен исторический фотоконкурс В Иссе подросток подозревается в смерти знакомого
В России и за рубежом