15:48:21 Среда, 20 сентября
НКО в Пензе Дело Пашкова Дело Тузова Ремонт дорог ДТП в Пензе Транспорт в Пензе Облик Пензы Опросы Рейтинги Выборы-2017

Любой проект должен рассматриваться с точки зрения экономики — Андрей Шевченко

08:29 | 01.07.2016 | Интервью

Печать

Пенза, 1 июля 2016. PenzaNews. Заместитель главы администрации города Пензы по экономике и развитию предпринимательства Андрей Шевченко дал свое первое большое интервью главному редактору ИА «PenzaNews» Павлу Полосину, в котором предельно открыто ответил на вопросы, связанные с привлечением инвестиций в непростых экономических условиях и поиском путей успешного взаимодействия муниципалитета с предпринимателями.

Любой проект должен рассматриваться с точки зрения экономики — Андрей Шевченко

Фотография © PenzaNews Купить фотографию

— Андрей Владимирович, готовясь к сегодняшнему интервью, я проанализировал сообщения пензенских СМИ, представленные в Интернете, и сделал вывод о том, что Вы являетесь не совсем, как принято говорить, «медийной персоной». Заранее прошу прощения за сравнение, но, например, тот же Ваш коллега — вице-мэр Юрий Ильин, судя по сообщениям в прессе, намного активнее взаимодействует с журналистами. Возможно, иногда даже больше, чем того требует ситуация. Разумеется, я понимаю, что Ваши функциональные обязанности иные — в январе этого года мэр Пензы Виктор Кувайцев доверил Вам тот фронт работ, за который ранее отвечал Сергей Симонов. Тем не менее с момента Вашего назначения прошло уже почти полгода, но до сих пор мне так и не удалось найти подробной информации из первых уст о том, что делает администрация Пензы в части привлечения инвестиций. Очень надеюсь, что сегодняшняя беседа, которая, кстати, происходит между нами впервые, будет продуктивной и в ходе нее читатели сайта ИА «PenzaNews» получат развернутые и честные ответы на многие вопросы. Итак, давайте начнем с самого простого. Вы — вице-мэр по экономике и развитию предпринимательства. Какие конкретные задачи стоят перед Вами?

— Фронт задач стоит большой, Вы правильно сказали, как у Сергея Ивановича Симонова он был, хотя ситуация у нас изменилась и в экономике, и в бюджете, и вообще в стране, в городе, в частности. Основное направление — это доходная часть бюджета; это муниципальное имущество, которое должно приносить доход, и оно не всегда работает так, как хотелось бы; это работа муниципальных предприятий, учреждений. Второе, что можно обозначить, — это транспорт. Организация и обеспечение транспортного обслуживания города. Тоже очень много проблем. Я думаю, что Вы наслышаны о текущей ситуации. Третье — это все, что связано с торговлей, общественным питанием, нестационарными торговыми объектами и сферой бытового обслуживания города. Тоже достаточно сложностей: какие-то решаются уже, какие-то в процессе, какие-то еще не решены. Ну и то, о чем изначально Вы задали вопрос, это инвестиции, что в данный момент времени, конечно, приобрело несколько другой смысл. В данный — это после кризиса, хотя можно ли кризисом его называть, не уверен. Если раньше были ценности у инвесторов одни, то сейчас они несколько поменялись. Вот такие передо мной стоят задач, такой круг обязанностей.

— Андрей Владимирович, давайте поговорим о нынешней ситуации в сфере инвестиций. Инвестиции, как известно, это размещение капитала с целью получения прибыли. В России в силу ряда причин всегда было нелегко вести бизнес, а последние два года в стране сложилась вообще непростая экономическая ситуация: длинных денег и дешевых кредитов не стало, курс рубля упал, импортные товары подорожали — продолжать не буду. В итоге бизнес, ориентированный на инвестиции, начал постепенно сворачивать свои проекты, пытаться вывести, а в некоторых случаях просто-напросто — спасти свои деньги. Скажите, как в таких условиях можно найти и убедить инвестора вложить средства в какой-то проект?

— Это достаточно трудно — да, Вы правильно обозначили, что много проблем,— и не всегда это получается. Я могу сказать, что много ситуаций, когда не получается. Мы готовим какие-то участки земельные, рассчитываем, что придет инвестор, предлагаем, общаемся, однако иногда эти проекты срываются. Все, что касается администрации города, задача стоит не столько в поиске инвестора, сколько в обеспечении прохождения инвестиционных проектов по всем ступеням иерархии муниципалитета. У нас есть такая программа по этой теме — стандарт деятельности органов местного самоуправления по обеспечению благоприятного инвестиционного климата. В 2015 году принят этот инвестиционный стандарт, в рамках которого утверждены формальные документы, по которым обязан действовать муниципалитет при привлечении и при работе с инвестором.

Кратко: это такие вещи, как протокол о намерениях, который подписывается как первоначальный шаг, когда только идет речь о каком-то проекте. Потом составляется регламент сопровождения инвестиционных проектов по принципу «одного окна», когда человек не ходит по всем отделам, а сдает все документы в одно окно, и все это достаточно быстро. Кроме того, у нас назначается куратор, который ведет каждый инвестиционный проект и несет за это определенную ответственность. Также у нас утвержден сейчас план развития инвестиционной предпринимательской деятельности города Пензы до конца 2020 года. Я уже сказал, что основная задача здесь — снижение административных барьеров, создание благоприятного инвестиционного климата.

Поиск инвесторов — это сложный процесс. Если раньше, два года назад, достаточно было предложить какой-то земельный участок и сказать, что там должен находиться торговый центр, или многоэтажная жилая застройка, или еще какой-то объект, то, как правило, было несколько инвесторов, с которыми уже можно было работать и общаться. Сейчас все сложнее. Привлекательность земельных участков упала там, где речь идет про многоэтажную застройку. Сейчас сложилась такая тенденция, что есть спрос на объекты в виде недвижимости. То есть у нас доходная часть бюджета состоит из того, что сдаются в аренду и продаются земельные участки и объекты недвижимости. И вот, к сожалению, по земельным участкам есть перекос в меньшую сторону, а по объектам продажи недвижимости даже есть плюс.

На что еще бы хотел обратить Ваше внимание и внимание Ваших читателей, это на то, что с целью поиска инвесторов в настоящее время на сайте администрации Пензы действует подраздел «Инвестиции». В нем сосредоточена вся полная информация — начиная с нормативных правовых актов и заканчивая контактными данными сотрудников, ответственных за это направление работы.

Также на сайте мэрии Пензы есть раздел «Продажа недвижимости и земельных участков», в котором сосредоточены все муниципальные объекты. Они могут быть интересны как инвесторам, так и простым гражданам, которые хотели бы приобрети в собственность или взять в аренду какой-то объект и земельный участок. Там есть информация по всем аукционам, по их итогам — все очень прозрачно.

— Зачем инвесторам Пенза? Может быть, это сейчас прозвучит не совсем патриотично с моей стороны по отношению к своей малой родине, которую я очень люблю, но ведь, кроме Пензы, есть очень много других красивых и, уверен, более привлекательных с точки зрения экономики территорий.

— Есть. Но у нашего города есть свои плюсы. Пенза имеет выгодное географическое положение, она находится на пересечении двух автомобильных федеральных трасс. Потом — у нас достаточно большой железнодорожный узел. Ну и, наверное, уже сейчас можно говорить про авиакоридор. Город находится как раз в зоне прямого воздушного коридора, так называемого, «Центр России — Азия». Такие инфраструктурные у нас плюсы есть. В Пензе сосредоточена большая часть промышленных предприятий области, развито машиностроение, текстильная, пищевая, фармацевтическая промышленность и так далее.

Активно развивается инновационный сектор экономики, о чем свидетельствуют результаты рейтинга инновационной активности регионов за 2014 год. Он составлен Национальной ассоциацией инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ). По результатам этого рейтинга Пензенская область занимает 13-е место среди регионов с высокой инновационной активностью, и, учитывая это, можно уверенно говорить о несомненном успехе Пензы в активизации процессов построения инновационной экономики.

Отвечая на вопрос о том, зачем инвесторам Пенза, нужно понимать, что есть инвестиции свои, то есть те, которые имеются в городе, и инвестиции, привлекаемые извне. Как я уже сказал, привлечение извне сейчас усложнилось. Но мы видим, что наши предприниматели, предприятия инвестируют в свое же производство, то есть это инвестиции в основной капитал. Объем инвестиций по всем источникам финансирования за 2015 год будет посчитан в августе, но, по предварительным оценкам, он также сохранит положительную динамику. В 2014 году инвестиции в основной капитал составили почти 33 млрд. рублей, что на 200 млн. рублей больше, чем в 2013-м.

В рамках реализации госпрограммы по развитию инвестиционного потенциала, инновационной деятельности и предпринимательства в Пензенской области на 2014–2020 годы получателями средств поддержки из регионального бюджета на общую сумму почти 39 млн. рублей стали 26 предприятий, работающих в городе. Среди них — «Мастер-Пак», «Исток», «Технопроект», «Спецхиммаш», «Биокор», «Декор-Трейд» и другие. Кроме того, в этом году было заключено соглашение о намерениях по взаимному сотрудничеству мэрии Пензы с ЗАО «ЦеСИС НИКИРЭТ», по которому сумма инвестиций составит свыше 100 млн. рублей, будет создано более 30 новых рабочих мест.

Привлечение инвесторов из других областей и даже стран — это больше областная задача. У нас в городе и области есть несколько инвестиционных площадок, которые предлагаются как раз для конкретных проектов, на которые мы ищем инвесторов. Это, например, строительство ритуально-обрядового комплекса с суммой вложений около 50 млн. рублей, большого водного комплекса в Арбеково, западнее Арбековских прудов — порядка 1 млрд. рублей, всесезонного горнолыжного комплекса в Пензе. Предполагаемая сумма инвестиций по этому проекту — 300 млн. рублей. В Пензенской области имеются два комплекса, обеспечивающие возможность катания на горных лыжах, однако они не подходят для проведения соревнований и не отвечают большинству требований современных отдыхающих ни с точки зрения качества трасс, ни с точки зрения развитости инфраструктуры и качества сервиса. При этом на расстоянии менее 300 км от Пензы отсутствуют современные развитые горнолыжные комплексы.

— Правильно ли я понимаю, что администрация Пензы находится в тесном контакте с региональной властью при решении вопросов, связанных с привлечением инвестиций?

— Конечно, мы находимся в контакте, часто проводим совместные совещания. Стоит особо сказать про «Центр кластерного развития» во главе с Михаилом Ляшковым, который оказывает очень серьезную помощь предпринимателям, в том числе в получении государственной поддержки. Вы знаете, что в регионе созданы и успешно действуют несколько кластеров — это когда отдельные предприятия, работающие в одном сегменте, объединяются для повышения эффективности своей работы и увеличения прибыли. И мы активно взаимодействуем с «Центром кластерного развития», который занимается разработкой и реализацией инвестиционных программ и проектов развития территориальных кластеров, продвижением зонтичных брендов, организацией вебинаров, круглых столов, конференций, семинаров и так далее. Участники кластеров часто ездят на различные выставки, у них общие темы, и, безусловно, есть динамичное развитие. Количество кластеров увеличивается. Весной, например, был создан кластер легкой промышленности. Речь идет про «швейников» — швейные предприятия. Его создание говорит о том, сейчас возникла такая необходимость, в этом есть реальная потребность. Думаю, что в «Центре кластерного развития» Вам могут об этом намного подробнее рассказать — очень интересная тема для отдельного интервью.

— Андрей Владимирович, мы сейчас говорим про предпринимателей и инвесторов, которых власть пытается как-то заинтересовать и пригласить к сотрудничеству. Но ведь есть предприниматели, которые сами ищут взаимодействия с властью, обращают внимание на Пензу, поскольку видят перспективы развития своего бизнеса именно здесь. Много ли таких инвесторов сейчас? И насколько сократилось их число по сравнению, например, с прошлым годом?

— В количественном выражении сейчас я Вам не отвечу. Но могу сказать, что да, конечно, некоторые глобальные проекты, которые обсуждались, не то, чтобы оказались «заморожены», но находятся сейчас в таком «подвисшем» состоянии.

При этом в 2015 году у нас инвесторов извне было достаточно много, я считаю. В прошлом году в Пензе около «Коллажа» появился гипермаркет строительных и отделочных материалов «Леруа Мерлен», два новых гипермаркета «Лента» и «Атак». Объем инвестиций по последнему проекту составил порядка 350 млн. рублей, создано 60 рабочих мест. Конечно, это опять торговля, а не производство, но, тем не менее, это новые объекты для города, налоги, рабочие места и так далее. Еще одним немаловажным инвестиционным проектом стал гостинично-сервисный придорожный комплекс «Золотой петушок» — там, кстати, еще должна появиться сертифицированная компанией Volvo станция техобслуживания грузовых автомобилей и автобусов.

Важно понимать, что мы ведь рассматриваем инвестиции как обширное понятие. Например, строительство многоэтажных домов — это тоже инвестиции, причем они были очень большими, и в последние год-два переживают достаточно серьезный спад. У нас большой перекос именно в строительной отрасли. Если раньше много участков, которые были только сформированы и выставлены на торги, как горячие пирожки разбирались под застройку многоэтажным жильем, сейчас мы, к сожалению, последний год практически имеем несколько участков, которые выставляются на торги и не имеют покупателей. Мы ведем переговоры и с пензенскими застройщиками, и с застройщиками из других городов. Где-то мы находим понимание, заинтересованность, где-то нет. Где-то мы вынуждены идти на более лояльные условия в торгах, на снижение обеспечительного взноса. Если раньше обеспечение контракта было в районе 60%, то сейчас для многоэтажного жилья и коммерческих объектов снижается до 20–30%. И мы можем вести речь про некую рассрочку в платежах при выкупе участка земли, при его аренде под строительство.

— К сожалению, бывает так, что инвестор просто отказывается от проекта — в силу обстоятельств ему становится экономически невыгодно заниматься инвестированием средств, хотя власть идет навстречу, обеспечивает всем необходимым, помогает, например, с технической документацией на строительство объекта или в подведении коммуникаций и так далее. Бывает, что просто меняются планы. У нас в Пензе ведь есть такие примеры? Что в этом случае, на Ваш взгляд, должна делать власть?

— Во-первых, здесь нужно иметь тесный контакт с инвестором, чтобы понимать причины его отказа. Если эти причины объективные какие-то, тогда мы вынуждены просто искать нового инвестора на этот объект. Но чаще всего, как показывает практика, если идти на определенные уступки, то мы можем его убедить остаться и заниматься этим инвестиционным проектом. Как раз, как Вы сказали, если речь идет про многоэтажное строительство, мы можем помочь подвести коммуникации, получить какие-то разрешения на строительство, какую-то рассрочку предоставить и так далее. Бывает, конечно, когда инвестор, в силу каких-то своих причин, просто не может финансировать этот проект — такие тоже ситуации были. А администрация что может? Только уговаривать, предлагать, потому что это в интересах нашего бюджета, в интересах наших жителей.

— Андрей Владимирович, это Вы сейчас говорите про добросовестных инвесторов. Но, к большому сожалению, есть и такие ситуации — по крайне мере, раньше были,— это точно, когда инвестор, обещает «золотые горы» в виде новых объектов, рабочих мест, налогооблагаемой базы, берет с помощью власти, нередко выступающей поручителем, кредиты под низкий процент, а затем просто «растворяется» и банкротится. Как распознать таких инвесторов? Есть ли какие-то действенные механизмы, способные обезопасить власть от бизнесменов, главной целью которого является не развитие территории, а попытка быстрого и не всегда законного обогащения?

— Это как раз одна из задач городской администрации — провести начальный анализ проекта. Я даже до того, как пришел на эту работу, очень много смотрел инвестиционных проектов, когда были желающие прийти в Пензу, это, например, полигон по утилизации ТБО и другие. Основной показатель инвестиционного проекта — это его экономическая обоснованность. Если инвестор понимает, как это все окупится, если мы видим, что человек или компания приходит и говорит: «Дайте нам вот этот кусок — мы сделаем там вот это», мы должны понимать его экономику. Если мы видим, что экономика «не клеится», и люди не видят, что там нужно, например, тариф поднять какой-то в несколько раз, что просто нереально, то мы делаем выводы, что эти люди хотят каких-то имущественных привилегий за счет земельных участков или еще что-то. То есть основной момент — это экономическое обоснование проекта.

— И все же скажите, пожалуйста, были ли такие ситуации, когда Вас кто-то убеждал в целесообразности какого-то проекта, но на самом деле потом оказывалось, что этот человек и не инвестор вовсе, а по факту мошенник?

— С момента моего прихода на эту должность, я с такими еще не встречался, но я знаю, что такие были в городе и в области. На начальном этапе можно сразу выяснить, что человек не видит конечного результата своих инвестиций. Тогда можно сделать вывод, что у него какие-то другие цели, о которых он не говорит.

— Наполняемость бюджета напрямую связана с инвестициями — они приходят в казну в виде налогов. В конце мая мэр Пензы Виктор Кувайцев заявил, что работа по возврату долгов за аренду муниципальной земли и имущества будет пересмотрена. Меня лично удивили суммы. Так, компания «Инвест-Евро-Пенза», зарегистрированная по тому же адресу, где располагается и торгово-развлекательный комплекс «Коллаж», который, как мы все помним, был построен на пустыре и существенно преобразил Арбеково, задолжала почти 120 млн. рублей арендной платы! Это очень немаленькая сумма. Интересен период задолженности — он довольно большой — с октября 2012 года по январь 2016 года. Понятно, что деньги в бюджет не поступали при прежней администрации, которую сначала возглавлял Роман Чернов, а после него — Юрий Кривов. Сложно поверить в то, что они не знали об этой ситуации. Наверное, Вы со мной согласитесь в том, что единовременно взыскать почти 120 млн. рублей с компании затруднительно. В конце концов, если компания-должник пойдет на банкротство, то каких-либо вообще денег муниципалитет может не увидеть никогда. Напомню, что в целом долг арендаторов земельных участков перед мэрией превысил 400 млн. рублей. Такие данные озвучила начальник управления муниципального имущества горадминистрации Наиля Алюшева в середине мая. Не кажется ли Вам, что такие вот предприниматели, инвесторы садятся на шею власти, в бюджете которой не хватает денег на те же дороги? Кстати, за их плохое состояние простые люди ругают не должников, а именно власть. Что делать в этой ситуации?

— Я не обострял бы так эту тему по той простой причине, что по факту никто не может сказать, какая сумма [долга] на самом деле. У нас есть некая сумма претензий к арендаторам земельных участков. Было несколько совещаний, на которых мы разбирались с этим. Есть сумма претензий к арендаторам, которая сейчас находится в судах. Однако про задолженность мы можем говорить только с тех пор, когда есть решение суда о конкретной сумме, потому как не всегда суд оставляет сумму долга такой. Она может уменьшиться или увеличиться.

История давняя на самом деле. Вся арендная плата в городе складывается из кадастровой стоимости, из оценки. И в 2012 году как раз была проведена переоценка кадастровой стоимости земельных участков. Город с 2013-го по 2014-й годы вел работу по перерасчету стоимости арендной платы этих договоров. Не все арендаторы согласны с суммами, которые им выставлялись. Была проведена проверка управления муниципального имущества в 2013 году, проверяла контрольно-счетная палата, где был выявлен ряд несоответствий, что арендная плата земельного участка должна быть больше, после чего был запущен процесс перерасчета. В результате этого перерасчета и появились эти судебные разбирательства.

Насколько мне известно, компания «Инвест-Евро-Пенза» не согласна с этим перерасчетом, и сейчас мы находимся на этапе судебного процесса. Поэтому озвученные суммы в 120 млн. рублей и 400 млн. рублей пока можно считать только сумами претензий, но не долгом. Когда у нас будет конкретное решение суда, тогда у нас будет понятна сумма долга. Уже несколько заседаний прошло. Не готов ответить, когда это закончится, но хотел бы особо подчеркнуть, что мы общаемся с собственниками этого предприятия.

Собственники там иностранные. Они приезжали к Виктору Николаевичу Кувайцеву [глава администрации Пензы], и я там присутствовал, на этой встрече. Настрой у них положительный, они готовы дальше инвестировать, им интересна Пенза. Но сначала нам нужно решить этот судебный процесс, прийти к единому знаменателю в части расчетов.

Добавлю, что мы работаем со всеми предпринимателями, которые арендуют муниципальную землю, недвижимость, у кого есть аналогичные проблемы, и могу сказать, что в целом взаимопонимание есть. Это очень немаловажно.

— Андрей Владимирович, давайте поговорим о дорогах, тем более Вы на протяжении трех лет возглавляли МУП «Пензадормост». Согласны ли Вы с мнением о том, что инвестор не будет вкладывать солидные деньги в ту территорию, где нет соответствующей инфраструктуры, в первую очередь — дорог?

— Согласен, конечно, это логично.

— Что муниципалитет делает для того, чтобы у нас в городе были хорошие дороги?

— Муниципалитет ремонтирует дороги: в том в размере, в каком он это может, насколько бюджет это может потянуть. Если говорить про то, плохие у нас дороги или хорошие, здесь нужно все-таки считать вложения города. Если помните, 10 лет назад почти все дороги в городе отремонтировали, где-то были построены новые. До этого же вообще нельзя было проехать, если помните. Чтобы доехать из Терновки в Арбеково, нужно было около 40 минут ехать по колдобинам. Потом у нас стали хорошие дороги, потому что была вложена определенная сумма денег — большая. У каждой дороги, у каждой вещи есть свой срок годности, и если ежегодно не поддерживать дороги в надлежащем состоянии — чему, на мой взгляд, некоторые годы не уделялось достаточно внимания, — то эти дороги приходят в негодность. Они же не «сломались» у нас буквально этой весной, да? Результат того, что мы видели этой весной, это то, что эти дорогие не ремонтировались в течение 3 лет. У каждой дороги есть срок службы — от 5 до 8 лет, в зависимости от технологии [строительства], толщины [асфальта], технической документации при ее строительстве. Когда этот срок проходит, должен проводиться ремонт, но не всегда на это есть деньги. Я хочу сказать, что сейчас, в этом году — Вы, наверное, уже заметили — нашли достаточно приличные суммы денег на ремонт дорог, хотя бюджет очень тяжелый. По последней информации, нам область добавляет деньги на ремонт дорог. Есть узкие места, как, например, улица Антонова, где трудно проехать и в час-пик и не в час-пик. Так что дороги зависят — к сожалению или к счастью — от вложенных в них денег. И это должно быть регулярно, каждый год.

— Знаю, что инвесторы нередко просят проложить дорогу до их будущего объекта, который они строят. Как городская власть реагирует на такие предложения?

— У нас есть такие проекты. Один из них уже реализовался, на улице Аустрина — граница Пензы и Ухтинки. Дорога была сделана в софинансировании с теми юридическими лицами, которые там находятся. Это несколько разных предприятий — всех сейчас не перечислю. Дорогу сделали. Сейчас, насколько я знаю, ведутся переговоры с собственниками и арендаторами помещений на улице Байдукова, где дорога, конечно, совсем плохая. Там нет никаких муниципальных учреждений, жилья никакого, там только складские помещения, коммерческий сектор.

— Вот этот коммерческий сектор, как Вы сказали, понимает необходимость муниципально-частного партнерства в нынешних условиях или все же считает, что власть только всегда «обязана» и «должна»?

— В большинстве случаев понимает, в большинстве случаев идет навстречу. Но есть, конечно, и те, кто не понимает. Хотя, если опять же брать участок улицы Байдукова, ее разбивают те же самые предприниматели. Там обычные жители города — именно по этому участку — не ездят. При этом направлять бюджетные средства туда тоже, конечно, нужно, потому что все платят налоги, и все хотят, чтобы у них были хорошие дороги, по которым они ездят. Но при этом у нас есть и другие улицы города, по которым ходит общественный транспорт и которые не отремонтированы. Мы, разумеется, сначала их ремонтируем.

— А что вообще обычно просят инвесторы у власти, когда хотят реализовать проект на территории Пензы?

— Все достаточно банально: когда приходит инвестор, он обращается [в мэрию], записывается на прием или ищет контакт. Как правило, все его просьбы связаны с каким-либо имуществом. В большинстве случаев это земельные участки или реже — объекты недвижимости. Но, как правило, это земельные вопросы — предоставление участков, получение разрешения на строительство, если есть уже какой-то участок. Также обращаются за изменением назначения земельного участка — когда предприниматель покупает у кого-то и хочет построить не то, под что изначально был запланирован этот земельный участок. Обращаются с тем, чтобы ускорить какие-то процедуры. С начала этого года на прием предпринимателей в администрацию обратились 35 бизнесменов.

— Андрей Владимирович, сегодня мы уже много говорили об инвесторах, которые намерены вкладывать свои деньги в проекты, реализуемые на территории муниципалитета. Но ведь сама мэрия Пензы может выступать «внутренним» инвестором целого ряда проектов. В первую очередь — это строительство недвижимости и городской транспорт. Последний, кстати, должен и может быть прибыльным. Это показывает деятельность частных перевозчиков. Если бы им было невыгодно, они бы не работали на этом рынке. Крайне печально, конечно, что Пенза в результате банкротства МУП «ППП» лишилась муниципального перевозчика, имея теперь в своем активе только троллейбусы. Как Вы считаете, реально ли возродить муниципальное транспортное предприятие, сделав его прибыльным, чтобы деньги от перевозок оседали не в карманах частников, обслуживающих ликвидные маршруты, а поступали напрямую в бюджет города?

— Поправлю: троллейбусов муниципальных нет. Они в конкурсной массе. Они в аренде у муниципалитета. Троллейбусный парк вместе с троллейбусами арендует муниципалитет, СМУП «Пензалифт» у МУП «ППП», который находится в процедуре банкротства.

— Но фактически троллейбусы находятся в распоряжении города?

— Да, там перезаключается договор аренды, по которому вносится определенная плата. Я понимаю, что эта ситуация тяжелая, трудная для города, потому что у нас муниципального транспорта как такового нет. С другой стороны, здесь можно говорить, наверное, о работе администрации по организации этого процесса. То есть не по управлению муниципальным транспортом, а по организации процесса [использования] общественного транспорта в городе, чем мы сейчас и занимаемся. У нас есть частные перевозчики, машины которых ездят на муниципальных маршрутах. Наша задача состоит в обеспечении всех районов города транспортной доступностью.

По поводу приобретения муниципальных автобусов: в бюджете были заложены 15 млн. рублей, мы приобретаем — сейчас уже проходят торги — небольшое количество автобусов, на первом этапе — четыре. Они встанут на один из маршрутов, который обслуживает МБУ «Автомобильное транспортное хозяйство». Это маршрут №25 «Нефтяник — Заря», и недавно мы его продлили до Центрального рынка. Мы их сейчас ставим туда. Это будет четыре автобуса средней вместимости — по 70 человек.

По организации перевозок общественного транспорта в городе Пензе проблемы есть, Вы можете сказать?

— Лично я очень редко пользуюсь общественным транспортом, поскольку уже более 10 лет передвигаюсь на машине. Однако у меня немало знакомых, которые пользуются городским транспортом и жалуются, например, на то, что из некоторых районов города — из Ахун, ГПЗ — вечером в центр Пензы и обратно уехать невозможно.

— В этих районах все связано с тем, что там идет реконструкция улиц Измайлова и Антонова: там что такси, что автобус долго едет. Я почему Вам вопрос-то задал? У нас сейчас нет проблемы общественных перевозок. У нас есть проблема собственности на имущество, которое сейчас находится в процедуре банкротства. Мне сложно судить — обычно предшественников не ругают — но, по сути, предприятие было поставлено в условия, когда оно несло убытки каждый месяц. Я считаю, что любое предприятие создается только с целью получения прибыли. МУП «ППП» — коммерческое предприятие. Его целью было получение прибыли, которой оно не получало.

Всегда нужно исходить из экономической целесообразности. В первую очередь не надо делать того, что не приносит денег, а делать только то, что их приносит. И, конечно, закрывать вопросы, которые необходимы муниципалитету. [...] Разумеется, всегда лучше иметь муниципальное транспортное предприятие в качестве альтернативы частникам, но сейчас его нет. Чтобы оно было, нужно вложить немалые средства, которых нет.

Стратегическая цель состоит в том, чтобы обеспечить город общественным транспортом. Чей он будет — это второй вопрос. У нас задача стоит транспортной доступности всех районов города. Мы попали в ситуацию, когда у нас фактически нет своего транспорта — есть совсем немного машин. Наша задача — регулировать работу частников на благо города. Мы сейчас этим занимаемся, ищем варианты, как это все упорядочить, как прийти к понятной системе работы с частниками, где будет понятный тариф, понятная экономика по обновлению автопарка. Я думаю, что к концу этого года мы должны прийти к общему пониманию. Пока не готов озвучивать некоторые моменты, но мы движемся в этом направлении. А просто создать МУП, вложить минимум полмиллиарда рублей, чтобы была конкуренция частникам — у нас нет таких бюджетных денег. Здесь мы, возможно, сможем пойти по пути муниципально-частного партнерства.

— Если уж мы заговорили о транспорте, расскажите, пожалуйста, о планах мэрии Пензы по привлечению инвестора к реализации проекта по организации в Пензе наземного метро — городской электрички? Ранее была информация о том, что проект трудно осуществим, поскольку для запуска такого поезда — например, от станции «Пенза-I» в Арбеково — необходимо прокладывать дополнительную железнодорожную ветку, что экономически нецелесообразно.

— Я могу сказать, что в ближайших планах такого проекта точно нет. Опять же — инвестор, если он и появится, должен вписаться в концепцию развития транспортной инфраструктуры, которая у нас пока еще только обсуждается. Мы привлекли сейчас к этому наш строительный университет (ПГУАС).

Проблема в том, что падает число людей, которые передвигаются на общественном транспорте, увеличивается резко количество частного автомобильного транспорта. И наша задача — привлечь людей к общественному транспорту, убедить их в том, что не всегда надо пользоваться личным транспортом, что, например, автобус может быть дешевле и быстрее. [...] Транспортная концепция должна определить, куда мы движемся, и что мы развиваем. Если мы развиваем общественный транспорт, то маршрутки, на мой взгляд, не совсем правильный выход, что они по всему городу ездят. Они должны подвозить людей из дальних районов города, а по центру должны курсировать автобусы большой вместимости. Это и по экономике выгодно, и по экологии [...].

Мы сейчас участвуем в одном из проектов, который курирует министерство транспорта России и ООН, он касается снижения выбросов [углекислого газа в атмосферу]. В рамках него обсуждается создание некой системы, при которой светофоры будут пропускать приоритетно автобусы большой вместимости. Вы знаете, что каждый автобус у нас оборудован датчиком спутникового слежения, у нас есть общая программа, которая за этим следит. Она же имеет возможность управлять светофорами. Мы к этому идем, но это пока в проекте.

— Теперь вот как раз об инвестициях в экологию. Пару недель назад в свой выходной мне довелось побывать в районе Чемодановских дач. Была отличная погода, но в какой-то момент ветер усилился, видимо, изменив свое направление, и со стороны свалки, находившейся от нас, как мне казалось, на очень значительном удалении, потянуло неприятным запахом, который на время даже перебил аромат шашлыка. Когда же я вышел на открытую площадку, то, честно сказать, ужаснулся увиденному. За несколько лет Чемодановская свалка существенно увеличилась в размерах. Но больше всего меня удивили самосвалы, которые один за другим ездили по самому гребню этой — без преувеличения — горы мусора, подвозя туда все новые и новые отходы. Некоторые время назад — как на уровне города, так и на уровне региона — велись разговоры о строительстве мусороперерабатывающего завода с привлечением инвесторов. Когда этот проект будет реализован?

— Есть инвестор, который хочет построить завод общей мощностью 420 тыс. тонн в год на территории нашего полигона. По имеющимся цифрам, у нас сейчас образование мусора в городе Пензе — 200 тыс. тонн в год, то есть в два раза превышает. Этот проект находится в правительстве Пензенской области, с ООО «Экоспецстрой» подписан протокол о намерениях, где сумма инвестиций составляет порядка 6 млрд. рублей. Я считаю, что это достаточно огромная сумма, не готов говорить о жизнеспособности этого проекта, но он необходим городу. Эта гора мусора с 1958 года растет, когда свалка там была организована. Разумеется, с ней надо что-то делать.

По закону должен быть выбран региональный оператор, который будет полностью заниматься вопросами вывоза мусора и его утилизацией. Такой региональный оператор будет выбран в каждом регионе России. Насколько я знаю, этим вопросом сейчас занимается министерство строительства, архитектуры и дорожного хозяйства Пензенской области. Они должны выбрать оператора, который будет заниматься в том числе и мусороперерабатывающим заводом.

— Андрей Владимирович, разумеется, не могу не спросить Вас о набережной Суры в центре Пензы и о масштабных планах по ее реконструкции с привлечением инвесторов. На мой взгляд, есть хороший пример того, как она могла бы выглядеть — это набережная города «Спутник», которую смогли обустроить за относительно короткий период, создав в чистом поле оазис, где приятно находиться. Реально ли сделать нечто подобное и даже лучше в центре Пензы? И если да, то когда? Какие инвестиции для этого необходимы?

— Набережная реки Суры должна стать одной из самых главных пешеходных и рекреационных зон, лицом города. Мы к этому идем. На данный момент у нас выполнены мероприятия по реализации первого этапа реконструкции набережной реки Суры в границах улиц Бакунина, Урицкого, Горького. В рамках этого этапа разработана и утверждена дорожная карта, поэтапно расписаны все действия. Второе — разработано и утверждено задание на проектирование, в котором предусмотрен перечень основных мероприятий. Третье — выделены бюджетные средства, ассигнования, в размере 5 млн. рублей на проектные работы по реконструкции набережной реки Суры первого этапа. В настоящее время проводится процедура открытого конкурса на выполнение работ по разработке проектно-сметной документации.

Сейчас пока речь идет о концепции развития. Мы должны разработать проект, понять, что мы хотим. Потом можно уже речь вести о привлечении инвесторов на эти участки, когда у нас будут готовы проекты того, что мы хотим там построить. Но здесь нужно понимать, что если там будет экономическая целесообразность, то будем искать инвесторов, если нет, то это будут бюджетные средства. Второй вариант, который обсуждается, [заключается] в том, что мы создадим просто площадку, которая, по сути, будет являться некими земельными участками с определенным назначением, которая будет продаваться. Фактически это тоже поиск инвестора, только не на условиях муниципально-частного партнерства, не на условиях концессии, как пошли некоторые города, а на условиях прямой продажи. Пока это в стадии обсуждения.

К концу этого года, я так понимаю, должен быть уже сформированный проект. Сейчас мы занимаемся документальным оформлением в собственность города гидротехнического сооружения — опорной стены, которая выложена. Нам же нужен объект, чтобы его сформировать и запустить проект. Про инвестиции пока тут рано говорить.

— Андрей Владимирович, спасибо, что нашли время ответить на вопросы агентства «PenzaNews». Признаюсь честно, сегодняшняя беседа, которая, еще раз подчеркну, между нами состоялась впервые и продолжалась почти полтора часа, дала, по крайней мере, лично мне как журналисту возможность убедиться в том, что такие понятия, как «непубличность» и «немедийность» представителя власти далеко не всегда тождественны «информационной закрытости» и «чиновничьему безделью». На этой оптимистической ноте нам надо было бы уже, наверное, завершать это интервью, но у меня к Вам появился еще один вопрос — именно в контексте сказанного. Почему, на Ваш взгляд, общество — не все, разумеется, а отдельные его представители — живут в постоянном ощущении недоверия к власти и вообще к тому, что она делает, при этом периодически обвиняя отдельных чиновников в лукавстве и отсутствии транспарентности? Как Вы считаете, можно ли переубедить эту часть общества?

— В Вашем вопросе содержится и ответ. Открытость власти — основное. Это когда у людей, живущих в городе, нет претензий, нет проблем; когда человек живет спокойно в этом городе, где его все устраивает; у него есть вода, свет, газ, снег почищен, дороги убраны. Вот, по-моему, результат работы власти. Это обеспечение жителей города комфортной средой. А говорить о том, что власть должна чаще общаться с людьми, выходить, по телевизору… Я не думаю, что это нужно очень часто делать. Достаточно отвечать на вопросы, которые поступают, а их поступает очень много, обращений граждан. Ведь каждому заму [вице-мэру] приходит каждый день целая пачка. И это зависит от проработки этих обращений, от качества данных ответов и от качества принятых решений. Как убедить жителей города? Просто хорошо работать, наверное. И всегда, на мой взгляд, у власти должна быть логическая последовательность действий, подкрепленная экономикой. Самое, на мой взгляд, правильное в управлении любым механизмом, будь то город или предприятие, — экономическая логика. Есть такой термин, может быть, он не совсем научный. То есть не нужно делать то, что не приносит денег, а надо стараться делать то, что будет полезно, выгодно, во благо города. Это я Вам как заместитель [главы администрации Пензы] по экономике говорю, заместитель по социальной сфере Вам по-другому скажет.

— Спасибо, Андрей Владимирович за интересные ответы на вопросы. Мне искренне приятно было сегодня с Вами пообщаться.

Шевченко Андрей Владимирович родился в городе Сердобске Пензенской области 4 ноября 1978 года.

В 2000 году окончил Пензенский государственный университет по специальности «Государственное и муниципальное управление». Военнообязанный, лейтенант запаса.

С 2000 по 2001 годы трудился в должности экономиста на ОАО «Пенздизельмаш».

С 2001 по 2003 годы — региональный менеджер ОАО «Мясокомбинат «Пензенский».

С 2003 по 2007 годы — начальник регионального отдела продаж ЗАО «Старый Пивовар».

С 2007 по 2013 годы — генеральный директор ООО «Управление благоустройства и очистки города».

С марта 2013 года по январь 2016 года — директор МУП «Пензадормост».

Избирался депутатом Пензенской городской думы шестого созыва от избирательного округа №17.

14 января 2016 года занял пост заместителя главы администрации Пензы по экономике и развитию предпринимательства, который стал вакантным после того, как в начале декабря 2015 года его освободил Сергей Симонов, трудившийся в мэрии с 2005 года.

Награжден благодарностью губернатора и главы Пензы, почетными грамотами главы города, мэра, управления образования. Отмечен юбилейной медалью «В память 350-летия Пензы».

Актуальное
Читайте также
Пензенские абоненты «Ростелекома» могут выиграть поездку в Чехию Пензенская «Империя» поборется за седьмое место чемпионата России по регби
В Мокшанском районе восьмерых граждан Узбекистана выдворят за пределы России В Пензе 22 сентября пройдет вечер памяти Игоря Мирвинского
Россельхозбанк за 17 лет вложил в экономику Пензенской области более 122 млрд. рублей В Пензенской области двое осужденных наказаны за нацистские татуировки
В России и за рубежом