EN
21:58:24 Суббота, 8 мая
Коронавирус Дело Белозерцева Дольщики НКО Здоровье ДТП в Пензе Нацпроекты Строительство Рейтинги Угадай, кто на фото!

Четкое соблюдение всех положений договора о Шпицбергене — залог добрососедских отношений

19:37 | 28.04.2021 | Аналитика

Печать

28 апреля 2021. PenzaNews. Российские и зарубежные эксперты все чаще обращают внимание на ситуацию вокруг архипелага Шпицберген, международно-правовой статус которого закреплен в договоре от 9 февраля 1920 года, отмечая несоблюдение целого ряда положений этого документа, призванных защитить законные интересы всех государств – участников соглашения.

Четкое соблюдение всех положений договора о Шпицбергене — залог добрососедских отношений

Фото: Hannes Grobe, Wikipedia.org

По их мнению, заявляя о «полном и абсолютном суверенитете» над Шпицбергеном, Норвегия игнорирует такие важные пункты, как «одинаковый свободный доступ» на архипелаг и возможность ведения хозяйственно-экономической деятельности «на условиях полного равенства».

Так, озабоченность государств-подписантов вызывает решение Осло распространить на Шпицберген действие национального континентального законодательства страны. Принятый в 2001 году закон об охране окружающей среды на архипелаге Шпицберген, по сути, устанавливает разрешительный порядок экономической деятельности, причем на значительной части его территории она полностью запрещается. Российская сторона опасается, что еще большее расширение природоохранного законодательства в перспективе может затронуть и работу компании «Арктикуголь», обеспечивающей функционирование ТЭЦ в Баренцбурге, без которой жителей населенного пункта пришлось бы эвакуировать ввиду сурового климата.

Кроме того, Норвегия считает окружающие Шпицберген 200-мильную зону, шельф и морское дно территорией, на которую не распространяется действие договора 1920 года, и устанавливает там собственные правила, в частности, распределяя среди заинтересованных нефтяных компаний концессионные участки, расположенные в пределах так называемого «шпицбергенского квадрата». С таким положением дел, помимо России, не согласны и другие участники соглашения, в том числе Великобритания, Исландия, Испания.

Наиболее остро стоит проблема вокруг навязанного Норвегией запрета на использование вертолетов. Позиция Осло заключается в том, что данный вид транспорта может использоваться только для задач, связанных с угольной отраслью. Таким образом, власти страны искусственно создали транспортную монополию на Шпицбергене, что вынуждает Россию прибегать к услугам норвежских перевозчиков для доставки на архипелаг ученых или туристов.

Помимо этого, в соответствии с договором архипелаг не должен использоваться для военных целей, однако в экспертной среде не исключают того, что Осло будет предпринимать попытки пересмотреть демилитаризованный статус архипелага. Проведение в Лонгиербюене разного рода мероприятий с участием представителей НАТО не может не вызывать озабоченности заинтересованных сторон.

Комментируя детали столетнего соглашения, сотрудник Юридического колледжа при Университете Айовы Кристофер Росси (Christopher Rossi) напомнил, что суверенитет Норвегии обеспечивается договором взамен на соблюдение ряда важных условий.

«Шпицбергенский трактат — необычный документ, поскольку он предоставляет Норвегии суверенитет над архипелагом в обмен на равное его использование другими сторонами, подписавшими договор. Это квипрокво основано на условии немилитаризации, что иногда ставится под сомнение из-за наличия там определенных метеорологических и оборонительных сооружений, которые, как представляется России, имеют возможность двойного использования», — сказал эксперт в интервью ИА «PenzaNews».

Он также обратил внимание на необычные природные условия данной территории.

«Арктика — это быстро меняющееся геопространство, учитывая изменение климата и стремительно отступающую полярную ледяную шапку. Минеральные и живые ресурсы, ранее захороненные подо льдом, становятся все более доступными для добычи. Чтобы предотвратить предстоящую конкуренцию за эти ресурсы, а также за воды и подводный шельф, прилегающие к побережью Шпицбергена, государствам необходимо будет поддерживать добрососедские отношения», — уточнил Кристофер Росси.

«Эта перспектива может быть сложной, учитывая утверждение Норвегией суверенитета над этими территориями и конкурирующие претензии со стороны Европейского союза, России и других государств. Более того, Арктика быстро приобретает глобальный интерес — помимо уже имеющегося особого интереса приполярных государств», — добавил он.

В свою очередь норвежский политик, издатель, писатель, независимый предприниматель в области культуры и информационных технологий Пол Стейган (Pal Steigan) напомнил, что шпицбергенский трактат сформировался непосредственно под влиянием событий Первой мировой войны.

«Тогда даже крупные державы хотели ограничить военную активность в Арктике. Поэтому Норвегии как нейтральной стране в условиях мировой войны и мирному демократическому государству был дан суверенитет при условии, что архипелаг останется демилитаризованным. Это была хорошая идея, и она остается хорошей. Очень важно, чтобы Норвегия по-прежнему была верна положениям договора, иначе это откроет ящик Пандоры», — сказал эксперт.

По его словам, мирное и равноправное присутствие государств на архипелаге является единственно верным способом взаимодействия.

«Потенциально Арктика может стать зоной боевых действий с прямым влиянием на три континента. Это действительно опасно. На Крайнем Севере есть богатые природные ресурсы, и стремление к ним без каких-либо ограничений может вызвать новые конфликты и войну. Так что сотрудничество — это единственная альтернатива», — отметил Пол Стейган.

По его мнению, решение нынешнего правительства Норвегии позволить США создавать на своей территории военные базы является деструктивным.

«Это ставит Норвегию под прицел в возможной войне и наносит ущерб доверию из поколения в поколение. Норвегия и Россия никогда не были врагами и не должны ими стать в будущем», — подчеркнул аналитик.

Тем временем профессор Австралийского национального университета Клайв Уильямс (Clive Williams) также назвал стремление участников договора 1920 года сохранить архипелаг в качестве демилитаризованной территории разумным.

«Основными видами деятельности на Шпицбергене являются добыча угля, туризм и академические исследования. Субсидируемая Норвегией добыча угля больше не может оставаться обоснованной из-за экологических причин, а также ввиду экономической составляющей, поэтому туризм и исследования кажутся наиболее многообещающими источниками дохода для менее чем 3 тыс. жителей, населяющих Шпицберген», — предположил он.

Вместе с тем, на его взгляд, в нынешних условиях странам пора начинать работать над тем, чтобы актуализировать положения действующего договора в области мирного освоения архипелага.

«Лучшим выходом из сложившейся ситуации как для жителей, так и для всей планеты будет новый международный договор, который обеспечит надежную защиту территории от дальнейшей эксплуатации, включая запрет на рыбную ловлю и охоту, а также сохранение архипелага для будущего международного экологического туризма», — выразил свое мнение Клайв Уильямс.

Профессор права в исландском Университете Акюрейри Рэйчел Джонстон (Rachael Johnstone) подчеркнула, что все международные договоры должны полностью соблюдаться и исполняться.

«Поступать иначе — значит угрожать самой структуре международного права и международной безопасности, которую они обеспечивают», — пояснила эксперт.

Вместе с тем, на ее взгляд, непосредственной угрозы договору о Шпицбергене нет, поскольку все стороны привержены его долгосрочному соблюдению — фактически он функционирует целое столетие без значительных изменений.

«Существуют разные взгляды на то, как его следует интерпретировать и применять в морских районах вокруг архипелага — в частности, это связано с изменениями в морском праве в прошлом веке, но ситуация регулируется мирно. Кроме того, нет никаких вызовов договору со стороны государств, не являющихся его участниками. Другими словами, нет третьих стран, возражающих против принципов документа или оспаривающих суверенитет Норвегии», — добавила Рэйчел Джонстон.

Она также напомнила, что соглашение запрещает строительство военно-морских баз или укреплений и использование архипелага «для целей войны», но это не исключает использование любых технологий двойного назначения, если они не применяются в военных целях.

«Договор о Шпицбергене — лишь часть сложной сети сотрудничества в Арктике. Приверженность добрососедству и отказ от [враждебной] риторики, не говоря уже о действиях, которые можно интерпретировать как агрессивные, применимы ко всему международному сотрудничеству. Поведение правительств в военной сфере часто направлено на внутреннюю аудиторию, чтобы заручиться поддержкой, но может иметь негативные последствия для международного сотрудничества. Иногда политики не думают об этом; но в других случаях это продуманная стратегия. Они рискуют международным доверием, чтобы выиграть голоса у себя дома», — отметила профессор.

По ее словам, арктические государства и народы Арктики твердо намерены поддерживать открытость коммуникаций, даже при наличии глубоких разногласий по другим вопросам.

«Договор о Шпицбергене является тому прекрасным доказательством. Он выдержал Вторую мировую войну и холодную войну и теперь объединяет стороны, столь глубоко противостоящие по глобальным политическим вопросам и вопросам безопасности, как, например, США и Северная Корея», — резюмировала эксперт.

Новости партнеров
Актуальное