EN
11:31:25 Среда, 28 октября
Коронавирус Дольщики НКО Бизнес и финансы Здоровье ДТП в Пензе Нацпроекты Строительство Рейтинги Угадай, кто на фото!
ВАЖНО Роспотребнадзор обязал граждан носить маски в местах массового пребывания людей, в транспорте, в такси, на парковках и в лифтах

«Южный поток» стал жертвой политических кризисов и жесткой позиции Брюсселя

19:19 | 23.12.2014 | Аналитика

Печать

23 декабря 2014. PenzaNews. Мировое энергетическое сообщество, а также политики и эксперты продолжают обсуждать причины и возможные последствия решения президента России Владимира Путина (Vladimir Putin) закрыть проект «Южный поток», с помощью которого планировалось наладить поставки до 63 млрд. кубометров природного газа в год по дну Черного моря в страны Южной и Центральной Европы в целях диверсификации маршрутов его экспорта и исключения транзитных рисков.

«Южный поток» стал жертвой политических кризисов и жесткой позиции Брюсселя

Фото: Gazprom.ru

Выступая 1 декабря на пресс-конференции по итогам переговоров со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом (Recep Tayyip Erdogan), глава российского государства четко обозначил позицию: если Европа не хочет реализовывать «Южный поток», значит, этот проект реализован не будет.

«Мы перенацелим потоки наших энергоресурсов на другие регионы мира, в том числе с помощью продвижения и ускоренной реализации проектов по сжиженному природному газу. Будем продвигать на другие рынки», — пояснил Владимир Путин, уточнив, что акцент будет сделан на расширении поставок газа в Турцию по более выгодной цене.

В то же время глава «Газпрома» Алексей Миллер (Alexey Miller) отметил, что решение отказаться от строительства газопровода «Южный поток» ознаменовало начало кардинальных изменений в торговой политике экспорта «голубого топлива» в страны ЕС, когда компания ориентировалась на поставки конечному потребителю. По его словам, в будущем Европа сможет закупать российский газ на границе Турции и Греции.

Заявление лидера Российской Федерации стало неприятной новостью для ряда стран ЕС, для которых «Южный поток» обещал стать прибыльным, в первую очередь Болгарии и Сербии. Западные же политики предположили, что решение РФ остановить строительство «Южного потока» может быть попыткой шантажировать Европу, а также свидетельствует об эффективности санкционного давления. При этом некоторые из них уверены, что Москва блефует: якобы все еще можно вернуть и заново запустить проект.

Мнения зарубежных СМИ по данному событию разделились. Так, ряд европейских масс-медиа, например, BBC, немецкая газета «Frankfurter Allgemeine Zeitung» и итальянская «La Repubblica», назвали остановку «Южного потока» «поражением для Путина» и объяснили этот шаг значительными изменениями на рынке энергоносителей.

В то же время другие издания обращают внимание то, что страны юго-востока Европы понесут значительные потери. Как отмечает OilPrice.com, остановка строительства газопровода ставит их в крайне невыгодное положение по сравнению с крупными и влиятельными соседями.

«Болгария, Сербия и другие страны хорошо запомнили зиму 2009 года, когда суровые холода совпали с решением России прекратить поставки газа на Украину. Германия извлекла из этого урок и протолкнула идею «Северного потока», гарантировав себе прямые поставки природного газа. Однако ЕС постоянно блокировал аналогичный проект с южной стороны, объясняя это решение антимонопольным законодательством, но наверняка опасаясь усиления влияния Москвы внутри союза. Страны, по которым должен был пройти газопровод, не только остались без энергетических гарантий, но и без прибыльных транзитных выплат, новых рабочих мест и возможности расширить торговлю с Россией», — подчеркивает издание, обращая внимание на то, что недовольство этих государств будет только способствовать политической нестабильности внутри Евросоюза.

Вместе с тем «Reuters» указывает на то, что у Европы на сегодняшний день имеется не так много возможных вариантов диверсификации поставок газа. Список альтернатив включает в себя строительство ранее замороженного газопровода «Набукко» (Nabucco) через Каспийское море; создание в Хорватии порта по приему сжиженного природного газа из Катара и США; а также импорт больших объемов газа из Азербайджана.

В то же время ряд аналитиков назвали решение отказаться от строительства «Южного потока» попыткой Владимира Путина продемонстрировать Западу свою непреклонность даже в сложных экономических, торговых и политических условиях.

«Отказавшись от этого проекта, Путин показал своим оппонентам, что по горло сыт непрекращающимися жалобами и критикой Европы по поводу роли России в Украине. […] Путин старается быть на шаг впереди своих политических противников, несмотря на то, что его страну все больше и больше загоняют в угол», — полагает сотрудник американского Института Брукингса Тим Бурсма (Tim Boersma).

Позиции международных экспертов по поводу роли правительства Болгарии в ситуации с «Южным потоком» разделились. Так, исследователь факультета политологии Нового болгарского университета Кирил Аврамов (Kiril Avramov) увидел в действиях руководства страны стремление следовать курсу ЕС и обеспечить соблюдение европейских законов, включая положения Третьего энергопакета.

«Нужно понимать, что это не проявление «злой воли» стран Европы ради разрыва отношений с Россией, а лишь требование соблюдать нормы международного права», — сказал он, отметив, что переговоры между Софией и Москвой не были в должной мере открытыми.

Также эксперт обратил внимание на тот факт, что ряд высокопоставленных политиков не во всем солидарны с позицией премьер-министра страны Бойко Борисова (Boyko Borisov). В частности, по его словам, под сомнение такое решение поставил министр иностранных дел Болгарии Кристиан Вигенин (Kristian Vigenin).

«Он проводил в нашем университете официальную лекцию. Ряд вопросов, которые ему задавали, касались именно «Южного потока», — пояснил Кирил Аврамов.

Вместе с тем аналитик затруднился дать оценку тому, кто понес больше потерь из-за решения остановить строительство газопровода, объяснив это недостаточной прозрачностью переговоров и сложным экономическим положением РФ, однако выразил уверенность, что с обеих сторон существует понимание неприемлемости сложившейся ситуации.

В свою очередь профессор кафедры экономики Уорикского университета (Англия) Марк Харрисон (Mark Harrison) обратил внимание на то, что решение остановить «Южный поток» было нехарактерным для Кремля, поскольку первоочередную роль в нем могли сыграть финансовые факторы.

«Правительство России уже много лет ставило политические задачи выше экономических соображений на энергетическом рынке», — пояснил он.

По мнению эксперта, ЕС препятствовал строительству газопровода в первую очередь потому, что Брюссель требовал следовать антимонопольному праву.

«Возражения со стороны Европы вызваны тем, что правила конкуренции Евросоюза не позволяют одной и той же компании владеть и газом, и газопроводом, по которому он будет идти», — сказал Марк Харрисон.

С его точки зрения, из-за позиции Брюсселя и решения Москвы отказаться от строительства ряд болгарских политиков оказались в весьма затруднительном положении.

«Они пытались способствовать строительству «Южного потока», однако затем оказались в одиночестве, когда Россия отказалась от проекта», — подчеркнул профессор кафедры экономики Уорикского университета.

По мнению старшего сотрудника Института мировой экономики Венгерской академии наук Андраса Деака (Andras Deak), в сложившейся ситуации государства, пострадавшие от решения прекратить строительство газопровода, не смогут повлиять на положение дел своими силами.

«Болгария и другие страны-транзитеры оказались заложниками конфликта между ЕК и Россией, не ограничивающегося вопросами закона», — пояснил эксперт.

Он отметил, что в Европе ожидали не отказа от проекта, а более мягких действий, таких как перенос сроков строительства и сохранение в целом патовой ситуации.

«Еврокомиссия изложила свою окончательную позицию в декабре 2013 года, однако «Газпром» [тогда] не отреагировал столь резко», — сказал Андрас Деак.

С его точки зрения, теперь проблемы коснутся всех заинтересованных стран.

«Россия застревает на Украине или наращивает свою зависимость от Турции: это начало очередной большой транзитной истории. На долю Европы выпадает много беспокойств по вопросам транзита газа, особенно через Украину. Но сильнее всего пострадали в первую очередь отношения ЕС и России в энергетической сфере», — подчеркнул он.

Вместе с тем эксперт указал на возможность возвращения сторон к проекту в среднесрочной перспективе, если обстоятельства не оставят России и Евросоюзу альтернатив в плане транзита природного газа.

В то же время старший научный сотрудник, председатель научно-исследовательской программы по вопросам природного газа Оксфордского института энергетических исследований Джонатан Стерн (Jonathan Stern) счел крайне неожиданным и непредсказуемым решение отказаться от «Южного потока» в столь поздний срок.

«Если бы проект хотели остановить, думаю, его бы остановили два года назад, а не в тот момент, когда трубы уже подвозили на барже для укладки под водой», — сказал он.

С точки зрения эксперта, София стала крайне удобной целью для обвинений, поскольку строительство нельзя было бы закончить без болгарской секции, но причиной являлись требования Третьего энергопакета. Также он не исключил, что на позицию ЕК повлияла установка ЕС на поиск новых поставщиков и падающий спрос на природный газ.

«Не во всем произошедшем виновата Болгария. Однако в Софии недостаточно быстро отреагировали на европейское уведомление о претензиях [по поводу газопровода]. Если бы в Болгарии действительно хотели разрешить эту проблему, им стоило сделать гораздо больше еще с июня», — предположил Джонатан Стерн.

По его словам, дальнейшее развитие ситуации будет во многом зависеть от российско-турецкого взаимодействия.

«Турции [и России] необходимо договориться о замене [«Южному потоку»] очень быстро — скажем, в течение ближайшего полугода. Если обсуждение вопроса продлится дольше, проект может заметно затянуться», — отметил эксперт, пояснив, что речь идет в первую очередь о морском участке газопровода.

В то же время бразильский журналист-международник, обозреватель ряда новостных изданий Пепе Эскобар (Pepe Escobar) предположил, что в сложившейся ситуации Евросоюз рискует потерять гораздо больше, чем Россия.

«Я слышал брюзжание политиков в Брюсселе о том, что Евросоюз будто бы стал «заложником» «Газпрома», по меньшей мере с 2002 года. И тем не менее они рушат все переговоры, так и не создали единую энергетическую политику, даже не знают, как же наладить контакты для газовых контрактов с другими странами. Единственное, что у них получается делать хорошо — это вредить самим себе», — сказал он.

По его мнению, ряд членов Евросоюза, таких как Великобритания, Польша и страны Балтии, еще больше усугубляют существующие противоречия, и в подобных условиях отказ от «Южного потока» был делом времени.

«Это решение было ожидаемым, если учесть огромное давление на слабое звено — Болгарию — со стороны США и, говоря по правде, идеологическую глупость, безраздельно царящую в брюссельской Еврокомиссии», — подчеркнул Пепе Эскобар.

При этом он выразил надежду на то, что ведущие политики стран Европы, в первую очередь Германии, в скором времени изменят тон общения с Москвой.

«А пока что Россия абсолютно верно начала переговоры по нефтегазовым соглашениям в Восточной Азии», — заключил обозреватель.

В то же время руководитель программы по изучению Восточной Европы, России и Средней Азии при Центре Роберта Боша Германского общества внешней политики Штефан Майстер (Stefan Meister) напомнил, что «Южный поток» был одним из ключевых проектов Москвы, и отметил его политическую и экономическую значимость.

По его словам, решение остановить строительство газопровода было вполне ожидаемым в непростых условиях.

«Санкции со стороны ЕС, растущая критика «Южного потока» в ходе обсуждения вопроса энергопоставок и неуклонно снижавшаяся поддержка Болгарии вынудили Россию изложить свою позицию», — пояснил политолог, добавив, что определенную роль в решении могло сыграть и финансовое положение «Газпрома».

Он обратил внимание на то, что российская сторона пыталась оказать влияние на Болгарию, стремясь через политические и экономические рычаги договориться с Софией напрямую — в обход Евросоюза.

«В Евросоюзе высказывали мнение, что российская сторона — «Газпром» и Москва — старались в кулуарах повлиять на ход проекта и настроить Болгарию против практик ЕС. Сложившуюся ситуацию больше видят как интригу Москвы, нежели интригу Брюсселя», — заметил Штефан Майстер.

По его мнению, в конечном итоге позиция ЕС стала одним из главных факторов, остановивших строительство «Южного потока».

«Я думаю, что правительство Болгарии приняло решение не в пользу проекта именно из-за растущего давления [со стороны Брюсселя]. Обсуждение было очень открытым, и я не увидел в нем никакой интриги — только крайне жесткую позицию Еврокомиссии относительно своих практик и своей политики. Как ни удивительно, они добились определенного успеха со своей точки зрения», — сказал политолог.

При этом он затруднился оценить, насколько большой ущерб понесут Болгария, Сербия, Венгрия и другие страны, подчеркнув, что какой-либо компенсации за остановку «Южного потока» не предусмотрено, поскольку проект являлся коммерческим.

Эксперт предположил также, что российско-европейские отношения в сфере энергетики в ближайшие годы ослабнут.

«Россия заинтересована развивать свои отношения с Азией. Европейские рынки могут утратить важность для российских энергетических корпораций. В то же время ЕС прорабатывает вопрос энергоэффективности и возобновляемых источников, а также ищет другие каналы поставок энергоносителей», — пояснил Штефан Майстер.

Он добавил, что на эти отношения влияли и будут влиять существующие кризисы мирового значения, например, конфликт на Украине.

Вместе с тем немецкий аналитик обратил внимание на перспективы развития отношений между Москвой, Анкарой и Баку в сфере газовых поставок.

«Я отношусь к этому крайне скептически, но считаю возможными связи России с Азербайджаном и Турцией, особенно в части Южного энергетического коридора. Там есть потенциал сотрудничества», — резюмировал представитель Германского общества внешней политики.

«Южный поток» — нереализованный международный проект газопровода, который планировалось проложить по дну Черного моря из Анапского района России в болгарский порт Варну. Далее две его ветки должны были пройти через Балканский полуостров в Италию и Австрию, хотя их точные маршруты так и не были утверждены.

Строительство газопровода началось 7 декабря 2012 года и по плану должно было закончиться в 2015 году.

Планируемая мощность «Южного потока» — 63 млрд. кубометров газа в год. Оценочная стоимость проекта — 16 млрд. евро.

Предполагалось, что газопровод позволит диверсифицировать поставки российского газа в Европу и снизить зависимость поставщиков и покупателей от стран-транзитеров.

Новости партнеров
Актуальное