EN
01:36:32 Вторник, 20 ноября
Дольщики НКО в Пензе Дело Тузова Ремонт дорог ДТП в Пензе Транспорт Облик Пензы Опросы Рейтинги Угадай, кто на фото!

Кластер стал основой для кооперации пензенских кондитеров — Илья Иссаков

09:48 | 01.07.2015 | Интервью

Печать

Пенза, 1 июля 2015. PenzaNews. Председатель Союза пензенских кондитеров, генеральный директор пищекомбината «Бековский» Илья Иссаков дал интервью корреспонденту ИА «PenzaNews» Татьяне Котиной, в котором поделился размышлениями о состоянии отрасли, о значении традиций и роли новшеств, а также подвел итог трехгодичной работы кондитерского кластера в регионе.

Кластер стал основой для кооперации пензенских кондитеров — Илья Иссаков

Фотография © PenzaNews Купить фотографию

― Илья Игоревич, сегодня для любого отечественного производителя, в том числе продуктов питания, понятие «импортозамещение» стало одним из ключевых. Как тема поддержки всего российского отразилась на кондитерских предприятиях Пензенской области? Какие настроения у представителей сферы?

― Настроения хорошие. В общем и целом ничего плохого не происходит. Мы находимся в среднем и низшем ценовом сегменте — представители пензенского кондитерского кластера не производят дорогую элитную продукцию. На моей памяти это уже не первый кризис. Могу сказать, что тот, кто и год, и два, и три назад грамотно выстраивал маркетинговую политику — финансовую, ассортиментную, продолжает спокойно работать.

Для нас «импортозамещение» ― не более чем красивое слово. Мы занимаемся производством традиционных для российского потребителя сладостей, которые давно известны и имеют устойчивый сбыт. Поэтому импортозамещение ― это, наверное, немножко не про нас.

― Как на предприятиях отрасли отразилось удорожание сырья? Какой выход был найден в этой ситуации, и на чем делается упор в развитии предприятий сейчас?

― Когда в декабре произошел обвал национальной валюты, естественно, многие виды сырья, не производимые в России, подорожали соответственно пропорционально курсу, а в некоторых случаях и гораздо дороже. К сожалению, произошел рост цен на сахар, который, на мой взгляд, не был ничем объясним, кроме как желанием заработать в мутное время. Цены поднялись, и несколько раз поднимались вслед за ростом стоимости сырья. Я думаю, общий рост составил до 40%.

Естественно, никому из производителей не нравится повышать цены. Их рост, на мой взгляд, никогда не способствует сбыту — люди напрягаются, начинается неразбериха на рынке.

Хочу, чтобы наши покупатели понимали, ― у нас небольшая маржа, и можно было бы не повышать цены, если бы мы много зарабатывали. Но это миф, что в пищевом производстве очень большая прибыль. Она есть, она стабильна, но не позволяет за счет своего «жирка» удержать цены. А в малом бизнесе тем более — у нас запасов нет, вот поэтому мы очень гибко реагируем на цены и при любом скачке вынуждены их поднимать.

До этого, если мне память не изменяет, мы где-то 1,5 года вообще этого не делали. При этом какая-то инфляция в стране была, немножко росли цены на энергоресурсы, но все это было в пределах разумного. И нам это очень нравилось — все было стабильно и спокойно.

Если говорить о нынешней ситуации, то после того как произошла финансовая стабилизация, и курс несколько снизился, практически все на 10%, 15%, а то и 20% цены снизили.

― В мае 2015 года Вы в числе пяти руководителей кондитерских компаний посетили Турцию с бизнес-миссией. Расскажите, пожалуйста, почему была выбрана именно эта страна, и какие впечатления у Вас сложились о турецком производстве сладостей?

― Сейчас реально есть две страны, предприниматели и бизнес которых проявляют интерес к России ― это Китай и Турция. И в Пензенской области это проявляется очень отчетливо. Региональная власть активно занимается установлением контактов именно с Китаем и с Турцией. Я в декабре был в Китае, скажем, ездил на разведку в составе делегации пензенского кондитерского кластера.

Это была тоже своеобразная разведывательная миссия. Нас интересовало несколько моментов. Во-первых, возможность приобретения турецкого оборудования. Оно на самом деле есть весьма качественное, сопоставимое с европейскими аналогами, но по цене значительно ниже.

Во-вторых, Турция к нам очень близко находится. Мы просто на карту редко смотрим, а на самом деле тут 2–3 дня, и можно уже получить груз оттуда. Мы хотели найти поставщиков сырья — орехов, сухофруктов, изюмов, инжира, кураги. Встречались с первыми лицами, посмотрели продукцию — качество высочайшее. У российских поставщиков цены примерно такие же, но качество на порядок ниже. Единственное — мы попали в межсезонье, а весь основной урожай будет в сентябре. Тогда будут понятны и новые цены, и объемы. Но контакты установлены, дегустации прошли, мы увидели горячую заинтересованность турецких коллег в сотрудничестве.

Также посмотрели ряд машиностроительных предприятий – поставщиков оборудования. В принципе, если не сегодня и не завтра, то послезавтра мы вполне можем обратиться туда. К примеру, по сравнению с Австрией цены на линию по производству вафель в 2–3 раза ниже, а качество очень высокое.

Помимо этого, нам предоставили возможность увидеть действующие кондитерские предприятия. Хорошие фабрики — их посещение придало нам дополнительной уверенности. В общем и целом мы не хуже. Не только, допустим, мое предприятие или коллег, но в целом уровень российской пищевой промышленности находится на достаточно высоком уровне.

До этого я был еще в Японии, разные предприятия — и очень большие, и очень маленькие — смотрел. Вот Турцию видел. Когда говорят, что мы не выдержим конкуренции, если откроют границы, да ничего подобного. В этой сфере мы можем биться на равных.

— Илья Игоревич, в Турции ярко выраженная кондитерская культура ― восточные сладости ни с чем не спутать. Возможно ли с учетом этого фактора и, самое главное, целесообразно ли перенимать опыт турецких коллег? И вопрос в продолжение темы ― каковы, на Ваш взгляд, перспективы экспорта пензенской кондитерской продукции за рубеж, в ту же Турцию, к примеру?

― Конечно, специфика есть в любой стране. Почему я, допустим, спокойно смотрю на турков не как на конкурентов? То, что нравится российским потребителям, они делать просто не умеют, не понимают, что это такое, и с чем это едят. То же самое их баклава, пахлава, халва. Очень вкусно, очень сладко, но специфично. Продаваемо на российском рынке, но каким-то небольшим сегментом. Точно так же и нам туда трудно будет выйти с какими-то видами изделий. Допустим, наш зефир мало кто там поймет. Вкусовые пристрастия населения ― это тоже очень немаловажный момент.

Для чего нужно ездить и смотреть там? Страхи пропадают. То есть вот мы были на фабрике. Хорошая фабрика, автоматизированная, механизированная. Там ирис делают, леденцовые конфеты. Работают они на 90% на экспорт. И сами нам говорят: «Ребята, посмотрите на Африку». Турки подсказывают, что Африка растет, развивается, и надо двигаться туда. Мы на самом деле очень закомплексованные, задаемся вопросами: «А кто нас там ждет, а кому мы там нужны?». Да, может быть, с пряником не нужны, а с печеньем, которое достаточно универсально, ― нужны. Я вот в Китае давал много попробовать своих сладостей. Тоже специфика, слишком сладко, им бы что-нибудь покислее, поэкзотичнее. Но вот фруктовый мармелад в том же Китае продавать можно.

Это подстегивает. Смотришь на турков и видишь, что они такие же, как мы, но они работают в 50 странах мира и не боятся, кооперируются как-то, объединяются. У них моменты этой кооперации, интеграции гораздо сильнее, чем у нас выражены. То есть если мы у себя в регионе про кооперацию предприятий в рамках кластера только последние 3 года говорим, то у них подобные ассоциации действуют десятилетиями, и они активно в них работают, они увидели выгоду.

Мы же тоже выезжали в Турцию конкурирующими организациями, но при этом вместе. Мы понимаем, что сообща оно как-то веселее.

Как я уже сказал, у нас 3 года кластер работает, и уже начались совместные отгрузки. Приезжает клиент откуда-то издалека, я не могу ему выдать весь ассортимент, я его просто не произвожу, а он хочет 20 тонн, большую машину набрать. И мы уже говорим: «Ты пряники возьми у этого, сухари возьми вот здесь, печенье вот здесь, мармелад вон там, а за конфетами приезжай вот сюда».

Мы вместе опять же принимаем участие в выставках при содействии пензенского «Центра кластерного развития». Между собой доверие возникает. И окружающим становится понятно, что мы не проходимцы какие-то, а серьезные люди.

В Пензе турецкие сладости, кстати, представлены компанией «Кайнак», которая тоже стала членом кластера. Это этнические турки. Они начинали с хлеба, с турецких булочек. Сейчас они и парварду делают, и рахат-лукум. Сами с нами поехали в большую Турцию, с интересом там провели время. На самом деле им очень тяжело. Нет такого сырья, нет таких специалистов, то есть скопировать можно, но все-таки зачастую оригинал оказывается лучше. Поэтому на этом рынке место есть для всех. Главное не лениться.

― Илья Игоревич, а как сегодня обстоят дела с конкуренцией на рынке сладостей? Кого пензенские кондитеры считают своими основными конкурентами ― местных коллег или представителей других регионов?

― Конкуренция очень высокая, высочайшая. Рынок очень конкурентный во всех сферах ― и в премиальном сегменте есть игроки, и в низком ценовом сегменте. Да в любом. Конкуренция есть, а где ее нет? Но опять же кто-то выигрывает ценой, кто-то упаковкой, кто-то коммерческими условиями.

Я думаю, что все-таки для нас большие раздражители — это кондитеры-конкуренты из других регионов. Это Нальчик, Кубань, Москва и последние годы — Урал, который активно развивается. Раньше до Урала еще была промышленность кондитерская, а дальше было чистое поле, и мы работали на восток и на юг. Пенза звучала, но люди же тоже не глупые. На Пензу смотрели, с нас срисовывали, копировали. Поэтому, да, конкуренты из других регионов сильны.

― Много ли новых кондитерских предприятий открывается сейчас в Пензенской области?

— Немного, но появляются. Все-таки мы все появились после 1998 года, после того кризиса, когда все поняли, что производить в России выгоднее, чем импортировать. Наверное, все лидеры российской кондитерки из того времени. В последнее время таких вот ярких игроков, наверное, не появляется.

— А что, на Ваш взгляд, нужно делать, чтобы выжить в кондитерской сфере? На чем особо заострить внимание? Что бы Вы посоветовали начинающим предпринимателям, которые хотят открыть бизнес в этой сфере?

― Производство, и кондитерское в частности, не уникально. Какого-то отдельного совета, чтобы быть успешным, нет. Почему люди занялись в свое время кондитеркой ― был относительно низкий порог входа. Была низкая стоимость оборудования. И чтобы заняться производством каких-то сложных металлических или электронных изделий, нужна была серьезная промышленная база. Кондитерка тогда начала развиваться в бывших столовых, кафетериях, и рост шел органично, постепенно люди вырастали из «коротких штанишек», и шла замена технологического оборудования, появлялись новые хорошие светлые современные цеха.

Совет один ― думать головой. На самом деле ключевое слово здесь ― маркетинг. Все, что в вузовском курсе маркетинга рассказывают, ― правда. Нужно четко понимать свой продукт, понимать, кто твой клиент, для кого ты работаешь, ведь нельзя удовлетворить интересы всех. Нужно четко понимать, как ты будешь продавать, почему именно так, понимать на каком ты уровне ― нишевом, региональном или федеральном.

Сейчас начать бизнес гораздо легче, чем 15 лет назад с точки зрения наличия поддержки. Все-таки что бы там ни говорили, как бы не критиковали, не ругали, есть и гранты, есть и «Центр кластерного развития», поддерживающий совместные проекты пензенских производителей, есть субсидии по процентам, есть субсидирование лизинга. Да, не в таких масштабах, как хотелось бы, но это есть, и активным, стремящимся есть все шансы добиться поддержки. Бизнес нельзя начинать строить на ожиданиях, что тебе кто-то будет помогать. Это приятный бонус. Получишь поддержку ― хорошо, но ориентироваться нужно на себя.

Меня спрашивают ― выгодно заниматься кондитерским производством? Выгодно. Так же, как выгодно заниматься производством дверей, автомобилей, чайников, колбасы. Но весь вопрос ― как. У кого-то получается, у кого-то нет. И такого вот рецепта, чтобы «делай как я, и у тебя все получится», нет. Но при этом надо пробовать. Дорогу осилит идущий. И зачастую в бизнесе побеждают порой не самые умные, а самые упрямые, упорные, настырные.

― Илья Игоревич, к 9 мая кондитерский кластер Пензенской области выпустил совместный набор продукции, посвященный 70-летию Победы. Планируются ли в дальнейшем подобные проекты?

― Этот проект не имел никакого коммерческого интереса. Это была благодарность нормальных пензенских предпринимателей, которые хотели, чтобы эти подарки попали в руки ветеранов. Мэр Пензы Юрий Кривов был инициатором этой идеи. Это уже второй проект, потому что первый был к 350-летию Пензы. Примерно так же ― одна общая коробка, внутри наши маленькие коробочки, куда каждый что-то положил.

Все, кто принял в этом участие, сделали это не из под палки, не из под нажима. Это нормальное человеческое желание сделать сладкий приятный подарок ветеранам. Поэтому этот проект абсолютно благотворительный. Никаких коммерческих результатов. Мы только потратились. Мы не пиарили это, и никакой имиджевой поддержки нам было не нужно, мы не кричали об этом, не рассказывали. Сделали и сделали. Это святое дело.

Кстати, кондитерские предприятия постоянно занимаются благотворительностью. Помогают детям в интернатах, в приютах для малолетних, в детских домах ― обязательно на Новый год отправляют туда сладкие подарки.

Я знаю очень много производителей, которые молча скромно своим постоянным адресатам непрерывно оказывают поддержку. Мы и реагируем на какие-то просьбы. Донбассу помогали. Мы стараемся оказывать помощь тем, кто не может помочь себе сам, — старикам, детям, инвалидам. Если хоть чуть-чуть сладенького в жизни у людей добавится, это же хорошо. Но это не программа. Это образ жизни. Мы социально ответственные.

— Подведите, пожалуйста, некоторые итоги работы кондитерского кластера Пензенской области на данный момент? Каковы основные достижения, какие трудности еще только предстоит решить, какие задачи поставлены на перспективу?

― На самом деле результаты работы кластера и «Центра кластерного развития» можно измерить в цифрах и в тоннах, но есть вещи, которые не измеряемы. Если говорить в целом, то самое главное, это то, что производители начали общаться между собой.

Все предприятия достаточно стабильно работают и развиваются, есть прирост. Но мы же конкуренты, и логика бизнеса заставляет не стоять на месте, двигаться. Поэтому, если в целом о предприятиях, все более-менее нормально. Есть общие проекты ― мы проводили совместное обучение, совместно участвовали в выставках, посещали какие-то передовые предприятия, перенимали опыт, занимались промышленным туризмом, встречались с западными и азиатскими партнерами, предпринимателями. Возникло доверие. Три года назад мы не то что сотовых телефонов друг друга не знали, мы за руку не здоровались, а при встрече могли повернуться друг к другу спиной. То есть позиции были весьма напряженными, мы же конкуренты, это рынок, борьба. И очень сложно приходило понимание.

Сейчас я могу сказать, что побывал почти на всех предприятиях, и ко мне очень многие приходили. То есть мы стали более открытыми, мы обмениваемся информацией, мы начали попытки договариваться друг с другом о ненужной конкуренции, о приличном поведении, чтобы не копировать друг друга в открытую и так далее. И уже зазвучали мысли о необходимости кооперации в плане специализации, то есть это, конечно, следующий отдаленный шаг, но три года назад о возникновении этой идеи никто не мог мечтать.

Специализация ― это хорошо. Это минимум сырья, это четкие задачи ― я делаю пряники, он печенье, а он мармелад. А клиенты-то у нас общие — у нас все клиенты одни и те же. Но даже по конкурирующей продукции не так страшно ― я, например, с этой торговой сетью работаю, а он с той, и мы в общем-то не пересекаемся. Где-то есть, конечно, какие-то шероховатости, но в целом возник элемент доверия, общения.

А самое интересное то, что некоторые вещи мы начали делать и без привлечения государственной поддержки. Проходит выставка ― скинулись и поехали. Во время поездки в Турцию государство оказало нам только организационно-консультативную поддержку, выступило в роли объединяющего фактора.

А есть уже вещи, которые полностью от бизнеса идут. Но опять же, если раньше бизнес не хотел ничем делиться ― ни информацией, ни объединяться для проведения или участия в чем-то, то сейчас как раз все понимают ― а почему бы и нет? Вот на День города шесть компаний сделали ярмарку сладостей. Да, мы не заточены под розничную торговлю, но ничего, вышли, заявили о себе.

Я с коллегами-конкурентами ездил вместе одно и то же оборудование смотреть. И мы в процессе обсуждали плюсы, минусы, какие-то там секреты друг другу рассказывали.

У нас очень много общих тем – мы встречаемся и обсуждаем. Кластер — это не только производственные проекты, это обмен информацией.

Плюс негативное воздействие со стороны, которое также имеет место быть. Это когда известная крупная компания запатентовала все бывшие советские бренды и сейчас пытается зарабатывать на том, что смотрит, кто пытается производить аналогичную продукцию, и начинает выставлять грандиозные счета. Мы с этим сообща начали бороться. Мы получаем эту информацию и делимся ею со всеми, чтобы предупредить наших пензенских предпринимателей, чтобы они не наступали на эти грабли.

Были и административные «наезды» на ряд предприятий, подключали уполномоченного по защите прав предпринимателей, находили там подводные течения. Были элементы недобросовестной конкурентной борьбы. Опять же встречались с властью, с контролирующими органами. Один в поле не воин, а когда мы в группе, мы вырабатываем консолидированное мнение и опять же используем легально доступные институты ― уполномоченного по правам предпринимателей, Общественную палату. Я член Общественной палаты и шумлю там иногда по налоговым каким-то или административным нововведениям.

Но в целом мы становимся более заметными на рынках сбыта, растут наши налоговые платежи, зарплаты работающих на предприятиях сотрудников.

Это должен быть спокойный, стабильный процесс. Обязательно должен быть кто-то со стороны. АО «Центр кластерного развития» ― это некая третья сила, третий игрок между двумя конкурентами, допустим, который их уравновешивает. Но не только между конкурентами, но и между предприятиями разных производственных цепочек, между властью и бизнесом.

Вот элементарная ситуация. В Беково есть филиал сердобского многопрофильного колледжа. И они, совершенно не подумав, принимают решение закрыть группу кондитеров. Я говорю: «Как же так, вы что же делаете, мы с кем потом работать-то будем?». Есть базовое предприятие, которое ждет этих выпускников, а чиновники решили, что нам кондитеры не нужны, нужны швеи. Хотя в 50 км от Беково — Сердобск, там пищекомбинат, в 50 км — Белинский, там «Невский кондитер», тоже крупный производитель. То есть просто квадрат, где всех этих выпускников ждут, не говоря уже о том, что есть хлебзаводы. Мы естественно подсуетились, я сразу к главе администрации, мы к министру образования, к губернатору, к руководителю колледжа. А региональная власть очень горячо поддерживает тему дуального образования. У меня второй год эти студенты и работают, и учатся, зарплату получают как взрослые, просто они работают 3–4 дня, 2 дня учатся. Прекрасная тема. Мы получаем рабочую силу, которая нам нужна. Мы их учим практическим навыкам, и процент возвращения на производства очень высокий.

Но в такой ситуации есть молодые предприятия кондитерского кластера, которые дверь ногой в кабинет не откроют. Но кластер рядом, и вопросы решаются.

Я считаю, за последнее время создание «Центра кластерного развития» ― это одна из немногих правильных мер власти по поддержке бизнеса. Здесь логика такая ― осуществляются только мероприятия, которые помогают в целом всем предприятиям. И самое главное, что это идет не сверху, как мы обычно привыкли, здесь собирается бизнес и коллегиально решает что интересно, что нужно, какие проблемы и как их решать. Чиновники — хорошие люди, но они не всегда знают, что нам нужно. Вот есть деньги на участие в этой выставке, а мы говорим, что не хотим. Мы туда не поедем, потому что выставка глупая, и участвовать мы в ней не будем. А вот сюда нам ехать надо.

— Илья Игоревич, если речь пошла о выставках, как Вы можете оценить их пользу?

— Выставки дело нужное. Заявлять о себе необходимо. Даже если это не дает прямой отдачи сразу. Бывает, что клиент выстреливает через два-три месяца после выставки. И потом ― опасно выпадать из информационного пространства.

У нас в сентябре запланировано участие в «World Food» в Москве, в январе ― в выставке в Кельне, в феврале — в «Продэкспо». А наш совместный бренд кластера «Союз пензенских кондитеров» на выставках уже узнаваем!

― Илья Игоревич, спасибо Вам за интересную беседу!

Загрузка...
Читайте также
Пензенский пенсионер лишился трех старинных монет стоимостью 100 тыс. рублей ФАС заинтересовалась ситуацией с «Магнитом» и нижнеломовским хлебокомбинатом
Монтаж котельных в Ахунах находится на этапе устройства основания Пензенская область набрала 8 из 19 баллов за организацию детского отдыха
Пензенцев пригласили сделать УЗИ 24 ноября «Сплин» представит в Пензе новый альбом «Встречная полоса»
Актуальное