EN
18:35:16 Суббота, 5 декабря
Коронавирус Дольщики НКО Бизнес и финансы Здоровье ДТП в Пензе Нацпроекты Строительство Рейтинги Угадай, кто на фото!

Европе придется сделать выбор в попытке сохранить многосторонность — Энтони Дворкин

15:59 | 31.10.2020 | Аналитика

Печать

31 октября 2020. PenzaNews. Европа в ближайшее время столкнется с непростым выбором о степени и характере сотрудничества с США, Китаем и другими странами в попытке сохранить многосторонность. Об этом в своей статье «Борьба Европы за многосторонность: с США или без?» пишет старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям (ECFR), эксперт в области внешней политики США Энтони Дворкин (Anthony Dworkin).

Европе придется сделать выбор в попытке сохранить многосторонность — Энтони Дворкин

Фото: Gideon Benari, Solvencyiiwire.com

Ее текст, опубликованный в ряде зарубежных СМИ, ИА «PenzaNews» приводит ниже в собственном переводе.

Пренебрежение международными правилами и уставами различных институтов со стороны президента США Дональда Трампа (Donald Trump) превратилось для Европы в кошмар. Почти все европейские политики считают многостороннее сотрудничество и открытую, подчиняющуюся определенным правилам международную систему взаимодействия важными для интересов вовлеченных стран. Однако внешняя политика, проводимая Трампом, носила транзакционный характер, была непостоянна и угрожала международному сотрудничеству. Он попытался вывести Соединенные Штаты из ряда многосторонних институтов и договоров, включая Парижское соглашение об изменении климата, Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ), Совет по правам человека и ядерную сделку с Ираном. Трамп парализовал процесс урегулирования споров во Всемирной торговой организации (ВТО), заблокировав назначение судей в ее апелляционный орган. Выступая в ООН, он заявил, что будущее принадлежит патриотам, а не глобалистам, и что свободный мир «должен принять свои национальные основы».

Европейцы разными способами пытались заполнить пробел, образовавшийся в результате отхода Трампа от принципа многосторонности, стремясь сохранить существующие связи и по возможности компенсировать ограничение внешнеполитической вовлеченности США. Они также предложили ряд реформ для международных организаций в ответ на высказанную США озабоченность по поводу их работы, которую в ЕС в значительной степени разделяют. Вместе с тем такие инициативы, по сути, были частью операции сдерживания. Европейцы, обсуждая способы сохранения международного порядка в том виде, в котором он им близок, одновременно следят за тем, как долго продлится революция Трампа во внешней политике США. После президентских выборов в ноябре им придется сделать более четкий выбор относительно того, двигаться ли вперед с США или без них.

Перспективы президентства Байдена

Если Джо Байден (Joe Biden) будет избран президентом, США вернутся к своей роли ведущего игрока в многосторонней системе. В статье, опубликованной в этом году, Байден сказал, что он снова поставит США «во главе стола, чтобы они могли работать со своими союзниками и партнерами над мобилизацией коллективных действий против глобальных угроз». Конкретные шаги, которые он предпримет, будут включать в себя немедленное присоединение к Парижскому соглашению и прекращение предполагаемого выхода США из ВОЗ. Таким образом, президентство Байдена было бы очень обнадеживающим для европейцев. Тем не менее некоторые разногласия между США и Европой по поводу будущего международной системы все же сохранятся.

Степень этого разногласия неясна, потому что пока неизвестно, какой подход выберет Байден. Иногда Байден звучит как традиционный американский интернационалист после окончания холодной войны, который хочет, чтобы США вели мир в направлении широкого либерализма. Байден, долгое время являвшийся высокопоставленным членом комитета сената по международным отношениям, находился в центре внешнеполитического истеблишмента США в 1990-х и начале 2000-х годов, когда такой гегемонистский либеральный интернационализм был догмой. Но с тех пор мир изменился. И многие американцы теперь думают, что США должны открыто мобилизоваться против возрождения авторитаризма во главе с Китаем. Группа экспертов, поддерживающих демократов, призывает к такой внешней политике, которая ставит во главу угла защиту свободного мира от напористых нелиберальных сил. Байден также сделал жест в этом направлении, призвав к саммиту демократий-единомышленников, чтобы «обновить дух и общую цель народов свободного мира».

Трудный выбор глобального сотрудничества

Проблема для Байдена состоит в наличии противоречий между целью возобновления глобального сотрудничества по международным вызовам и противодействия возрождающемуся авторитаризму. В мире, где нелиберальные державы становятся все более влиятельными (и где некоторые демократические страны тоже движутся в нелиберальном направлении), не стоит полагать, что глобальное сотрудничество будет происходить на либеральных условиях и под американским руководством. Ставка международного либерализма после холодной войны на то, что глобальная взаимосвязанность приведет к сближению либеральных политических ценностей, не оправдалась. Это оставляет Европу и США перед трудным выбором относительного того, в какой степени им следует сотрудничать с нелиберальными державами, а также создавать структуры и союзы для их сдерживания.

Ни один из этих подходов к международной системе, которые можно было бы назвать «коллективистским» и «единомышленническим» соответственно, не является эксклюзивным шаблоном для внешней политики либеральных стран. Большинство сторонников антиавторитарной направленности признают, что мир стал более взаимосвязан, чем во время холодной войны, и что эффективные меры реагирования на глобальные проблемы, такие как изменение климата или пандемии, требуют, чтобы страны работали на коллективной основе. Вместе с тем существуют компромиссы, связанные с достижением баланса между «коллективистским» и «единомышленническим» подходами. Пока неясно, насколько Байден будет готов идти на эти компромиссы, но он с большей вероятностью, чем большинство европейских политиков, сосредоточится на сотрудничестве между партнерами-единомышленниками. Вполне вероятно, он обнаружит, что его представления о лидерстве США не совпадают со взглядами его европейских партнеров, особенно после четырех лет правления Трампа.

В некоторых областях Европа и администрация Байдена в целом будут придерживаться единых взглядов. Байден займет аналогичную ЕС позицию по укреплению прав человека и, возможно, вновь будет стремиться войти в состав Совета по правам человека ООН, а также координировать свои действия с европейскими союзниками в борьбе с намерением Китая размыть нормы в сфере прав человека в рамках организации. Кроме того, он присоединится к усилиям по закреплению либеральных мировых стандартов в киберпространстве и борьбе с дезинформацией. Между американскими и европейскими подходами будут различия, в том числе в отношении прав на неприкосновенность частной жизни и налогообложения цифровых услуг, но они будут небольшими по сравнению с пропастью между либеральным и нелиберальным подходами. Европа и США будут иметь сильные стимулы к компромиссу друг с другом. Вероятно, Байден также вернется к схожему с европейским подходу к вопросам безопасности, сочетая решительную поддержку НАТО (при этом подталкивая европейских союзников к увеличению своих расходов на оборону) и возвращение к переговорам по разоружению, в первую очередь пытаясь продлить СНВ-3.

Однако между США и ЕС по-прежнему будут разногласия, по крайней мере, по одному вопросу в сфере прав человека — Международному уголовному суду (МУС). Трамп наложил санкции на главного прокурора МУС и другого высокопоставленного должностного лица в ответ на расследование судом действий США в Афганистане, а также рассмотрение им действий Израиля в Палестине. Байден не пошел бы на этот шаг, но продолжал бы выступать против расследований МУС в отношении граждан США. Несмотря на то, что США могут минимизировать риск судебного преследования, просто отказавшись сотрудничать с МУС, и Байден, скорее всего, в какой-то момент отменит санкции, он может искать другой способ, чтобы оказать сопротивление судебным расследованиям.

Торговая дилемма

Торговые отношения с Китаем были бы сложным вопросом для Байдена и, возможно, предметом разногласий между его администрацией и Евросоюзом. Большинство демократов согласны с администрацией Трампа в том, что Китай извлек выгоду из своего участия в ВТО, играя в систему, поддерживая при этом модель государственного капитализма. По словам бывшего чиновника администрации Барака Обамы (Barack Obama) Курта Кэмпбелла (Kurt Campbell), многие демократы признают, что «Трамп в значительной степени точно диагностировал хищнические повадки Китая». Администрация Обамы разделяла озабоченность по поводу работы механизма урегулирования споров ВТО, из-за которого Трамп блокировал апелляционный орган организации. Что касается именно этого вопроса, сделка может оказаться возможной после выполнения предложений, изложенных в анализе, проведенном представителем Новой Зеландии в ВТО Дэвидом Уокером (David Walker). Но вряд ли Байден просто вернется к относительно открытой торговой политике, которую проводил Обама. ЕС будет надеяться заручиться поддержкой Байдена в вопросе реформирования ВТО, чтобы лучше сдерживать действия Китая. Тем не менее, если это не принесет быстрых результатов, Байден может захотеть оставить в силе некоторые введенные Трампом пошлины в качестве дополнительного способа давления на Китай.

Европейцы в целом согласны с США относительно китайской торговой практики, но они склонны рассматривать этот вопрос в основном с экономической точки зрения, стремясь провести черту между ним и угрозой безопасности, которую представляет Китай. Американские политики, напротив, более склонны рассматривать торговлю с Китаем как часть более широкой геополитической борьбы. Европейцы, вероятно, сделают приоритетом продолжение функционирования системы ВТО, а не конфронтацию с Китаем. Некоторые члены администрации Байдена, вероятно, будут рассматривать ориентацию ЕС на согласованную реформу ВТО как процессно-ориентированный и политически наивный подход. Несмотря на то, что единый фронт либеральных государств может добиться от Китая некоторых уступок в таких областях, как прозрачность, маловероятно, что коалиция убедит Китай коренным образом изменить присущую ему экономическую модель государственного капитализма. Более того, после пандемии COVID-19 многие европейские страны переключились на усиление роли государства в экономике на фоне опасений по поводу укрепления внутреннего производства в ряде ключевых секторов. В этих обстоятельствах может возникнуть раскол между Европой, которая хочет поддерживать и реформировать свои торговые отношения с Китаем в рамках ВТО, и США, которые готовы изменить правила ВТО, чтобы компенсировать то, что они считают стратегическим и экономическим преимуществом Китая.

Противодействие глобальным вызовам

Другие области многосторонней политики будут менее спорными, но также могут привести к трансатлантическим разногласиям относительно масштабов «коллективистского» подхода. Что касается глобального здравоохранения, Байден оставит США в ВОЗ, но сохранит за собой стремление рассматривать отказ Китая сообщить о пандемии на ранней стадии как системную проблему. США и ЕС, вероятно, займут в целом схожую позицию по реформе ВОЗ (как видно из меморандума, подготовленного США при Трампе). Однако у таких технических решений есть свой предел. Фундаментальная проблема носит политический характер: многие страны не захотят наделить организацию большей властью, что противоречит пожеланиям ее государств-членов. В этих обстоятельствах США могут быть более склонны, чем Европа, рассматривать глобальное здоровье как часть своей стратегической конфронтации с Китаем. Недавнее решение Китая участвовать в программе обмена вакцинами COVAX, от которой, как и ожидалось, отказался Трамп, в глазах Европы повысило авторитет страны как партнера в сфере глобального здравоохранения.

Что касается климата, то европейцы тоже будут стремиться изучить возможность дальнейшего сотрудничества с Китаем после обещания председателя КНР Си Цзиньпина (Xi Jinping) сократить чистые выбросы углерода в своей стране до нуля к 2060 году. Политика европейцев в области климата вызовет интерес к консультациям о влиянии китайской инициативы «Пояс и путь» на выбросы углерода в странах-партнерах и роли корректирующего пограничного углеродного налога. Несмотря на неудовлетворительные результаты взаимодействия с Китаем по вопросам изменения климата, европейцы захотят продолжить искать точки соприкосновения, учитывая важность КНР для урегулирования этого вопроса и тот факт, что эта область политики является ключевым приоритетом ЕС. Администрация Байдена также будет стремиться к сотрудничеству с Китаем в вопросах изменения климата, но их способность работать вместе может быть ограничена, если США будут придерживаться программы, явно ориентированной на стратегическое соперничество.

Приход к власти Байдена, вероятно, приведет к параллельным коллективным процессам по всем этим глобальным вопросам в различных политических системах и более глубокой координации между демократическими странами. Однако вполне возможно, что у Европы и США будут разные взгляды на то, как применять этот двуединый подход.

Перспективы второго президентского срока Трампа

Если же Трамп будет переизбран, перспективы трансатлантического сотрудничества по вопросу многостороннего взаимодействия будут невелики. Во время второго срока Трамп может ослабить гарантии США союзникам по НАТО и увеличить давление на европейцев в сфере торговли. В то же время он может усилить свои нападки на Китай, возможно, используя санкции, чтобы загнать Европу в американский лагерь. По сути, Трамп отвергает и стратегию единомышленников, стремящихся к координации действий между союзниками на основе демократических ценностей, и «коллективистский» подход институционального сотрудничества в решении глобальных проблем, предпочитая более откровенную силовую стратегию.

В этом случае ЕС окажется между приверженным односторонним действиям Вашингтоном и Китаем, который, хотя и придерживается некоторых ценностей, не разделяемых европейцами, все же предпринял ряд многосторонних шагов в отношении изменения климата и глобального здоровья. Вдобавок ко всему Трамп может попытаться посеять разногласия между восточными членами ЕС, которые сильно зависят от гарантий безопасности США и иногда выступают против действий по борьбе с изменениями климата, и остальной частью блока. Европейские политики по-прежнему будут пытаться поддерживать многосторонность, но у них будет меньше возможностей противостоять кампании Китая, направленной на изменение международных институтов, и меньше возможностей для создания эффективных союзов со своими единомышленниками. Борьба Европы за многосторонность будет продолжаться, но в гораздо более трудном контексте.

Новости партнеров
Актуальное