EN
13:57:58 Пятница, 30 октября
Коронавирус Дольщики НКО Бизнес и финансы Здоровье ДТП в Пензе Нацпроекты Строительство Рейтинги Угадай, кто на фото!

Пензу все равно сделаю лучше, а тем, кто не помогал, будет обидно — Виктор Кувайцев

09:47 | 04.02.2016 | Интервью

Печать

Пенза, 4 февраля 2016. PenzaNews. Глава администрации Пензы Виктор Кувайцев дал большое интервью главному редактору ИА «PenzaNews» Павлу Полосину, в котором подробно ответил более чем на 15 актуальных вопросов, в том числе о том, как перестраивается работа мэрии, когда в городе вновь появится муниципальный транспорт, какие существуют пути решения насущных проблем ЖКХ, а также осуществимы ли планы по реконструкции набережной Суры в непростых экономических условиях.

Пензу все равно сделаю лучше, а тем, кто не помогал, будет обидно — Виктор Кувайцев

Фотография © PenzaNews Купить фотографию

— Виктор Николаевич, с того момента, как Вы побывали у нас в гостях здесь, в агентстве «PenzaNews», прошло полгода. Это было 6 августа 2015 года, и мы с Вами — тогда Вы были еще в должности главы города — беседовали о необходимости возрождения в Пензе муниципального транспорта. К этой теме мы еще обязательно вернемся в ходе нашего интервью, которое является, кстати, Вашим первым для информационного агентства. А вот начать его я бы хотел с вопроса о том, чем запомнился Вам, уже как главе администрации Пензы, первый месяц в новой должности — ведь к исполнению обязанностей в качестве мэра Вы приступили в конце декабря.

— Понятно, что надо было оценить ту команду, с которой мне предстояло работать. В основном, конечно, люди знают свое дело — они грамотные, профессионально подготовленные. Вместе с тем первый месяц показал, что не все готовы работать в таком ритме, в котором работаю я. И потом — некоторые привыкли немного нерационально свое время расходовать. Поэтому пришлось предложить им, чтобы они себе другой объем, фронт работ подобрали.

Вместе с тем убедился, что у некоторых нет конкретной ответственности, поскольку не всегда определены их конкретные полномочия. Есть функции, которые дублируются, скажем, между районными администрациями, управлением ЖКХ, другими управлениями, и это как раз позволяет людям проявлять безответственность по тому или иному направлению. А когда всех много и ответственность размыта, то сложно определить ответственного за конкретную задачу. Именно поэтому сейчас мы на таком этапе, когда пытаемся все оптимизировать.

Я не говорю о том, что мы стремимся к тому, чтобы от каких-то органов управления избавиться — это в рамках устава, безусловно, это на период следующих полномочий будет рассматриваться, депутатских в том числе. Но оптимизировать мы обязательно будем, потому что так жить нельзя. И сейчас наше правовое управление проводит анализ вместе с рядом органов местного самоуправления. И мы выйдем с предложением, что, скажем, благоустройство и работа с управляющими компаниями — это зона ответственности районных администраций, а вот такие функции, как, например, работа с бизнесом и по привлечению инвестиций — это задача городской администрации в лице управления по экономике.

— Надо признать, что Вы как чиновник на самом деле ведете весьма активный образ жизни. Чего только стоят планерки в мэрии по вторникам в 8.00, еще более ранние, как мне известно, объезды или обходы города и совещания по выходным и даже, как показали эти новогодние каникулы, праздничным дням. К тому же позволю себе заметить, что журналисты тоже теперь вынуждены просыпаться несколько раньше обычного, чтобы успеть за Вами в течение дня. Как Вам удается работать в таком ритме? Он является для Вас комфортным?

— Я уже говорил о том, что в таком темпе живу больше 30 лет. Если посмотреть пути развития, это, наверное, с тех пор, как я в колхозе пошел работать на комбайне и потом был старшиной роты в армии — тоже надо было все делать раньше, чем другие.

Все знают, что я работаю с утра пораньше. Так мне удобно, и я уже об этом тоже говорил. И думаю, что удобно и моим коллегам по службе, потому что муниципалитет работает с 9.00, и нам не надо это время — с 9.00 и далее — тратить на какие-то обсуждения. Мы договорились, что до 9.00 мы обсуждаем все, что касается наших организационных моментов, а вот с 9.00 посвящаем свою деятельность как раз нашим гражданам и работам над решением насущных проблем.

Я не хотел ни в коем случае всем показать в городе, что с того времени, как стал работать главой администрации, буду сам контролировать уборку, подметать, вывозить снег или подменять какое-то должностное лицо. Я ставил другую задачу — организовать работу так, чтобы понять, можно ли нашими техническими средствами, которыми располагает муниципалитет, и тем ресурсом, который есть у управляющих компаний, привести город в порядок. Я увидел, что это сделать можно, хотя не все управляющие компании откликнулись. И я это буду требовать с должностных лиц, которые за это отвечают.

— Знаете, мне всегда интересно, как на какое-то важное событие в жизни — в данном случае мы говорим про Ваше избрание на пост главы администрации Пензы — реагирует сам человек и самые близкие люди, которые его окружают. Что поменялось в Вашей жизни с 16 декабря 2015 года, когда Вы заняли пост мэра?

— Ничего не поменялось. Мои близкие, наверное, немного с сожалением восприняли новую работу — в нее надо входить, еще больше времени уделять, потому что они знают, что к работе я отношусь ответственно и буду первое время очень сильно занят.

Вместе с тем они знают, что на какой бы работе я ни работал, у меня всегда это происходило — период становления, когда надо все понять, изучить и попытаться работу организовать. Я сторонник организованного рабочего дня. Я уверен, что и у меня это со временем произойдет, что у меня будет время и для отдыха, и для внуков. Но для этого надо работу наладить, систематизировать ее, чтобы были заместители, которые способны каждый свое направление вести, потому что в таком режиме каждодневно, понятно, я никому не советую работать. Я желаю, чтобы каждый находил время для семьи.

— Виктор Николаевич, когда Вы были главой представительной власти в Пензе, по долгу службы Вы активно взаимодействовали с властью исполнительной — администрацией. На заседаниях постоянных комиссий депутаты гордумы и Вы лично ставили перед мэрией конкретные задачи, заслушивали отчеты ответственных лиц, прогнозные планы. И я, наверное, не открою большого секрета, если скажу, что Вам как главе города не всегда нравилось понимание чиновниками от исполнительной власти тех или иных задач, видение каких-то вопросов, решение тех или иных проблем горожан, особенно учитывая то, что Вы не понаслышке эти проблемы знаете. Но ведь надо признать — прямых механизмов воздействия на чиновников мэрии не было — в конце концов, они не являлись Вашими подчиненными. Сейчас Вы — глава администрации Пензы, что называется Вам и карты в руки. В связи с этим я бы попросил Вас, Виктор Николаевич, назвать несколько основных проблем, которые сейчас остро стоят перед городом, и пути их решения. Что бы Вам хотелось изменить в Пензе к лучшему на посту мэра?

— Безусловно, я бы хотел видеть город более привлекательным. Что для этого надо сделать, кроме текущих дел, про которые говорят все каждый день? Я имею в виду уборку. Город должен быть более чистым, более светлым, более зеленым. Безусловно, надо работать по его содержанию, и должностные лица об этом знают, так же как и знают управляющие компании, ТСЖ, что территории, которые являются по определению закрепленными за ними, они должны содержать и приводить в порядок.

Я бы хотел про другое сказать. Я бы хотел видеть, чтобы в городе наконец-то выстроилась система понятного и привлекательного градостроительства. Если мы начинаем где-то строить, то это строительство должно сопровождаться и инфраструктурой, чтобы она не опаздывала так, как на ГПЗ, когда мы видим пробку и начинаем героически решать проблему с дорогой. Более того, если уж мы застраиваем территорию, то понятно, что должно быть предусмотрено там все. Если это жилая зона, то места для отдыха, места пребывания не только для молодежи, но и для нашего уважаемого взрослого населения, особенно которое пребывает в таком возрасте, когда они имеют возможность собираться, будучи на пенсии, создавать клубы по интересам. Такие места тоже должны быть.

Вместе с тем мы из года в год видим, что мы наращиваем объем строительства, и сейчас мы сдаем жилья больше, чем в советское время строили. Но люди высказывают недовольство, и правильно делают. Они видят то, что не устраивает и меня: что на этих территориях, которые мы застраиваем, только спустя, может быть, 3–4 года, а то и 5 лет будет все остальное, что нужно человеку.

Если мы приняли решение городу придать современный облик, то надо, например, прекратить [прокладывать] вот эти все асфальтированные дорожки. Надо делать хорошие, замощенные современными материалами, которые — кроме того, что они практичные, эстетично смотрятся и придают современный вид — еще и очень легко ремонтируются без учета всяких больших площадей положенного асфальта.

И, конечно, надо сделать все, чтобы у нас была организована улично-дорожная сеть и дорожное движение таким образом, чтобы человеку, приехавшему в центр деловой активности или в торговый центр, всегда можно было найти место для парковки. И в то же время, чтобы у нас общественный транспорт спокойно передвигается в правом крайнем ряду, который не занимается этими парковками.

Конечно же, хотелось бы видеть хорошо благоустроенную нашу набережную, чтобы она стала визитной карточкой нашего города. И я занимаюсь этой проблемой, вижу, все больше и больше людей нас поддерживают и в то же время, безусловно, критикуют, и правильно делают. Но почему критикуют? Потому что уже не один год об этом говорят, но сделать пока так ничего не сделали.

— Виктор Николаевич, к набережной Суры мы еще вернемся. Это очень интересный вопрос. А пока же давайте поговорим про дороги в городе, точнее про то, что волнует очень многих — это качество их уборки. Сейчас — макушка зимы, снега нападало немало. Скоро, как обещают синоптики, нападает еще больше, но основные магистрали находятся в более-менее удовлетворительном состоянии. Я не говорю про внутридворовые территории, особенно в Арбеково, а имею в виду улицы, по которым ездят машины и общественный транспорт. Наряду с мнением о том, что дороги все-таки находятся в ужасном состоянии, что их никто не чистит, и до них никому нет никакого дела, существует и иное мнение бывалых водителей. Звучит оно так: дороги при Кувайцеве почищены лучше, чем при Кривове и Чернове, и даже не хуже, чем при Калашникове. На самом деле я как автомобилист с более чем 10-летним стажем, которому есть с чем сравнивать, сам был удивлен в первый официальный рабочий день января, 11 числа, когда после сильнейшего снегопада дороги были очищены почти до асфальта. Как следствие, не было и больших пробок. Мне это запомнилось еще и потому, что, наверное, впервые за долгое время на ленте новостей агентства «PenzaNews» появилось сообщение о том, что пензенские автолюбители отмечают хорошее состояние дорог, а не как обычно ругают коммунальщиков за их бездействие. Но, Виктор Николаевич, ведь то, что нам, простым жителям, кажется чуть ли не нонсенсом, на самом-то деле должно являться нормой. Так как же, на Ваш взгляд, необходимо выстроить работу исполнительной власти в Пензе, чтобы горожане перестали удивляться тем вещам, которые априори должны быть частью их нормальной жизни?

— На самом деле так должно быть всегда. Единственное, что этому может помешать — и это мое глубокое убеждение — отсутствие достаточного количества средств для того, чтобы поддерживать техническую готовность нашего парка. Она у нас не так обновлена здорово, но на сегодняшний день достаточно всего, включая людские ресурсы, материальные средства и состояние самой техники, чтобы дороги в таком состоянии поддерживались. Да, это стоит денег. Но, извините, это деньги налогоплательщиков, которые едут, в том числе и Вы, по этой улице, и они понимают, что платят налоги и ощущают, что не куда-то их там платят.

И если бы дальше получилось у нас еще и с ремонтом дорог по весне так [как с уборкой улиц], я бы был рад за наше муниципальное образование.

Что касается Калашникова, я знаю, что он крепкий хозяйственник, много общаюсь, уважаю, безусловно, советуюсь. Знаю, что во время его работы тоже были определенные сложности, в том числе и с доходной частью, но тем не менее он находил такую возможность. И я пытаюсь всем объяснить — «заслуженным» чиновникам с большим стажем: мы можем каждый день говорить о хорошем настроении, но если человеку нельзя выйти или выехать из дома [из-за нечищеных дорог], если у него нет воды, нельзя умыться, если у него холодно, мы никогда его не убедим, что у нас все хорошо.

— Виктор Николаевич, теперь о транспорте. В августе 2015 года Вы, будучи еще главой города, заявили, что Пензе необходим муниципальный общественный транспорт, который должен работать эффективно и выполнять социально значимые функции, получая при этом необходимые дотации из бюджета. В ходе пресс-конференции, состоявшейся в мэрии 14 января, Вы также выразили надежду на то, что поставленная на 2016 год задача по приобретению пассажирских автобусов для города будет выполнена. На эти цели заложено 16 млн. рублей, и сейчас стоит вопрос о выборе поставщика. О скольких единицах транспорта идет речь, когда он реально появится на улицах города, по каким маршрутам эти автобусы будут курсировать?

— Разумеется, все остается в силе, но по каким маршрутам они будут курсировать, пока сказать не могу — это будет определено чуть позже. Автобусами, которые мы приобретем, будет владеть МБУ «Автомобильное транспортное хозяйство» («АТХ»). Сейчас мы прорабатываем варианты. У нас есть предложения, в том числе и автобусов из Беларуси, и наших отечественных, которые «КамАЗ» выпускает.

То, что автобусы будут большой вместимости, мы уже определились. Какой компании — очень важный вопрос — той, которая имеет сервисный центр по обслуживанию в Пензе, чтобы мы могли прирастать [единицами техники], и у нас с обслуживанием проблем не было.

За эти деньги [16 млн. рублей], как мне некоторые говорят, можно купить 3–4 машины. Но я думаю, что это будет взносом, скорее всего, чтобы мы могли купить сразу 15–20 машин. Может, мы возьмем в рассрочку. Предложения есть. Мы сейчас изучаем.

— Вы упомянули муниципальное бюджетное учреждение «АТХ», работу которого планировалось оптимизировать. Как мне известно, на этом предприятии скоро будет базироваться весь имеющийся служебный транспорт. Так ли это?

— Вы знаете, что у нас каждый орган местного самоуправления, включая администрацию, имеет свой служебный транспорт, и на каждый этот транспорт выделяется определенная сумма средств. Администрации Железнодорожного района, грубо говоря, на 3 машины, кому-то — на две, кому-то — на одну. Плюс есть управление по финансам, управление по ЖКХ и так далее — все пользуются транспортом. И этот транспорт зачастую используется неэффективно — куда сказал начальник, туда и повезли.

Так вот, чтобы этот транспорт работал подконтрольно, мы приняли решение — и оно уже реализуется с февраля — сосредоточить его в одном предприятии — МБУ «АТХ». Транспорт будет работать в круглосуточном режиме по вызову для обслуживания необходимых направлений в работе чиновников. При этом он не будет закреплен именно за конкретным чиновником — приехал, выполнил задачу и уехал. В этом случае мы исключим такие расходы, когда в каждом органе самоуправления должны были заключать договора на прохождение медицинского обслуживания, приобретение горюче-смазочных материалов, обслуживание этой машины в каком-то автосервисе. Это все будет делаться централизованно. Вот такое автохозяйство у нас заработало.

И да, еще. Мы оборудуем их датчиками спутниковой навигации, которые будут позволять нам их отслеживать, расход топлива. То есть мы сделаем все то, что мы раньше сделали в МУП «Пензадормост». Почему там сейчас есть дисциплина и почему мы даже на старых машинах так эффективно работаем? Потому что мы решили там вопрос с зарплатой водителям, а им установили контроль. Они сейчас не имеют возможности воровать солярку, бензин и спать [на работе]. Они знают, что при хорошей работе у них хорошие зарплаты, они спокойно могут на нее жить. Вот здесь надо решить так же — учет наладить и избавиться от стареньких «Волг». Они не просто являются «роскошью», они являются роскошью по расходам, потому что они постоянно ломаются. Кто не знает, самый большой расход — это на «Волгах», потому что в советское время 6 копеек бензин стоил. Мы от них избавимся, оставшимся количеством обойдемся. Я уверен, нет такой нужды у каждого руководителя иметь под окном машину, которая целый день стоит.

— Замечу, что Вы, будучи еще главой города Пензы, неоднократно призывали оптимизировать расходы на служебный транспорт с целью экономии бюджетных денег. В частности, предлагали оставить только то количество автомобилей, которое необходимо для эффективной работы. Сейчас эта идея приобрела форму решения, и начался процесс ее воплощения в жизнь. Правда, кроме сокращения количества транспорта, остается еще и вопрос его качества, комфортности и, конечно же, стоимости каждой единицы. Вы, например, сейчас сказали по поводу «Волг», что это роскошь по расходам и от них следует избавляться. А три автомобиля «Toyota Highlander», о которых судачат некоторые одиозные личности, в том числе на низкопробных сайтах с сомнительным контентом, не являются роскошью для власти?

— Один автомобиль находится в составе представительного органа для выполнения полномочий главы города, два — в администрации. На одном ездил [вице-мэр Юрий] Ильин, на другом — бывший глава администрации [Юрий Кривов]. Вы, наверное, обратили внимание, что я не перемещаюсь на «Toyota Highlander». У меня «Volkswagen Multivan», который и был. Я на нем езжу. К Вам, кстати, на нем приехал. А эти автомобили [«Toyota Highlander»] будут переданы предприятию, которое принимало участие в их покупке в свое время.

— То есть будут переданы предприятию, которое называется МУП «Пензгорстройзаказчик»?

— Да. У меня необходимости, потребности в том, чтобы еще одной машиной пользоваться, нет. Я вообще думаю, что вместо них надо купить пару машин, которые могли бы использоваться в технологии ремонта дорог. Это может быть каток, на асфальтоукладчик не хватит, он дорогой все-таки — какую-то такую технику, которая связана с ремонтом дорог.

— Интересная мысль. Виктор Николаевич, давайте вернемся к теме общественного транспорта. Как известно, у города есть муниципальный транспорт в виде троллейбусов, которые обслуживает СМУП «Пензалифт». Как мэрия планирует развивать этот вид транспорта? Какие существуют проблемы?

— Вы одну неточность допустили. Электротранспорт не является нашей собственностью. Электротранспорт — троллейбусы — на конец прошлого года, даже чуть раньше — это масса конкурсного производства, в которой он находится. И мы в лице муниципального предприятия «Пензалифт» взяли его в аренду, чтобы не сорвать, обеспечить бесперебойную перевозку пассажиров, особенно тех, кто привык к этому виду транспорта, кто не хочет лезть в эти маршрутки — так называемые «автобусы малой вместимости». Сегодня мы его эксплуатируем и несем бремя арендной платы перед той компанией, которая вступила в конкурсное производство — МУП «ППП».

— А как, кстати, решается вопрос с МУП «Пассажирские перевозки Пензы»? Какие шаги предпринимает мэрия, чтобы сохранить ликвидное имущество предприятия?

— Там конкурсное производство идет, и понятно, что уже вошли туда территории, база этого предприятия, в конкурсную массу. Конечно, нам бы как муниципальному образованию очень хотелось эту конкурсную массу в виде троллейбусов получить в собственность. Но мы можем это сделать только по процедуре конкурсного производства. Мы ведем переговоры с кредиторами, что можно предпринять, что на будущее их надо развивать. Мы знаем по опыту столиц других субъектов Российской Федерации, где они, скажем, за последние 3–4 года практически полностью обновились по троллейбусам и имеют хорошую перспективу в пассажирском обслуживании. Пока же на этом этапе [конкурсного производства] больше не могу Вам ничего прокомментировать.

— 11 января в Пензе активисты объявили о старте кампании по сбору подписей за возвращение льготного проезда для студентов и школьников в общественном транспорте. Они намерены собрать 5–6 тыс. подписей, а затем прийти с ними и письменным обоснованием инициативы на личный прием к губернатору Пензенской области Ивану Белозерцеву, чтобы он принял соответствующее решение. Что Вы думаете о введении льготного проезда для студентов и школьников?

— Я знаю, в других столицах субъектов это есть, в том числе и в Саранске. Хорошая мера социальной поддержки. Но нам надо помнить о том, что мы не можем до бесконечности все категории поддерживать. Принимая решение представительным органом о предоставлении кому-то мер социальной поддержки, надо понимать, что от какой-то [соцподдержки] надо отказаться, потому что сейчас в пределах 250 млн. рублей мы уже тратим на социальную поддержку — это и дачные маршруты, и перевозка отдельных категорий граждан, и детей из многодетных семей. Кроме этого, мы дотируем питание школьников, детей в детских садах, и на это тоже около 150 млн. рублей тратим. То есть набегает очень много. И наш бюджет в том состоянии, в котором он сейчас есть, нагрузку просто не потянет. Но если перераспределить, посмотреть, от каких-то [мер] отказаться, поддержать кого-то, какие-то категории — только так, я думаю.

— 18 января от губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева, который проводил совещание с главами администраций городских округов и муниципальных районов, вновь прозвучал призыв не спекулировать на теме повышения цен на проезд. Последний раз глава региона говорил об этом в прошлом году — накануне губернаторских выборов в сентябре, когда тоже шли спекуляции на тему повышения стоимости проезда. Почему, на Ваш взгляд, губернатор сделал такой акцент на этой теме? Частные перевозчики — «Дилижанс» и «Меркурий» — вновь поднимают вопрос о необходимости увеличения предельного тарифа? Если да, то какой выход Вы видите из этой ситуации?

— Я думаю, что желать каждый из нас может много, но губернатор правильно сказал, что мы не видим в этом основания. Наверное, управление цен и тарифов как орган, уполномоченный принимать решения именно по тарифам, докладывает, что у нас на сегодняшний день он [тариф] обоснованный. Они [частные транспортные компании] не выходят к нам с таким предложением, потому что знают, что это не наши полномочия. Как показала практика, все познается в сравнении. Мы посмотрели, что происходит в соседних городах, и убедились, что мы имеем не самую низкую стоимость проезда. Вы тоже об этом знаете.

— Виктор Николаевич, кроме транспорта, еще одной важной темой является ЖКХ. И в первую очередь это работа управляющих компаний по обслуживанию жилого фонда. Люди ежемесячно платят существенные деньги, но далеко не всегда оказываемые услуги являются качественными, потому что управляющая компания пытается либо сэкономить, либо попросту обмануть. Не всегда люди, особенно пожилого возраста, могут найти и обычное человеческое понимание, сталкиваясь с равнодушием «больших начальников». Как намерена действовать городская власть в отношении недобросовестных управляющих компаний? Как заставить их качественно и в срок выполнять взятые на себя обязательства?

— Я всегда на встречах говорю людям: у вас есть к нам претензии как к власти из-за того, что плохо работает ваша управляющая компания, но ведь у вас с ней договорные отношения, и вы вправе проявить инициативу [по расторжению договора управления МКД]. Рычаги сейчас есть, но об этом должен сказать тот, кто вступил в правовые отношения с этой управляющей компанией. И не надо скромничать, потому что некоторые просто жируют на том, что они собирают, а качественной услуги-то нет. И мы в результате оставшихся стереотипов советского времени по привычке идем к власти — к городской, к областной, к губернатору — с просьбой: «Помогите». А надо-то всего-навсего знать, что можно обратиться в Госжилинспекцию [Госжилстройтехинспекцию], которая является лицензирующим органом для них, и 2–3 обращения достаточно, чтобы к ним приняли жесткие меры. Это во-первых.

Во-вторых, не надо бояться того, что вы в составе этой управляющей компании увидели себя ущемленными, и «расписываться в бессилии». Надо разговаривать с жильцами, с соседями и стремиться в лучшую управляющую компанию или создавать ТСЖ. Сейчас в городе уже есть авторитетные управляющие компании, которые зарекомендовали себя, по отзывам жителей, с хорошей стороны. К этому надо стремиться.

Причем опять же по опыту других городов надо стремиться к большим управляющим компаниям. У них потенциал другой. И потом — практика показывает: проще там, где в управляющую компанию входит большое количество домов. Мы знаем, что если это новый дом — проблем меньше, доходность есть; а старый дом — постоянные расходы. И за счет этого немного нивелируется, когда в компании есть дома разного уровня по годам застройки. Кроме того, крупные компании имеют возможность купить технику. Зима же показала. О каком порядке во дворах мы говорим, если у этой компании, оказывается, всего-навсего один трактор, а в управлении, грубо говоря, находится 86 домов. То есть управляющая компания очистит все — к весне-то — или это само собой растает. Они Госжилинспекции, когда она их лицензировала, скорее всего, преподнесли, что если у них нет своей техники, значит, есть договора с кем-то. Так вот — надо достоверность выполнения этих принятых обязательств проверить. И сейчас мы такую работу ведем. И людям не надо пугаться — надо переходить к более авторитетным компаниям и работать с ними.

— Острой темой последних недель остается двухкомпонентный тариф. Хотелось бы услышать Ваше мнение относительно этой ситуации.

— Моя позиция такая: надо делать все, чтобы на людей нагрузку минимизировать, и особенно в сфере ЖКХ. Мы это чувствуем по количеству неплатежей. Растет неплатежеспособность, вызванная еще и тем, что у нас то по одному направлению, то по другому нагрузка возрастает. Но закон определил применение двухкомпонентного тарифа, причем это уже третий заход — он у нас применялся в 2013 году, в 2015 году был один месяц — приостановили. Это требование закона.

Вы знаете, что это отразилось только на ТСЖ и ЖСК. На гражданах, которые проживают в домах под управлением УК, не сказалось.

Мы сейчас говорим о том, чтобы найти вариант выставлять жителям свернутый тариф, как это было раньше. Я сторонник того, что это должна быть не подачка, а это должно быть решение. Мы проводим сейчас консультации, поговорили со всеми председателями ТСЖ — в основном такая ситуация сложилась в Октябрьском районе — и договорились о моратории на два месяца. Это произошло 1 февраля. То есть два месяца сейчас к ним предъявляться какие-либо требования со стороны поставщиков не будут.

Но у нас ведь по другим энергоснабжающим предприятиям тоже выйдет двухкомпонентный тариф, кроме МКП «Теплоснабжение», которое является казенным. Это сделают и энергоснабжающие предприятия — другие ресурсники. Поэтому мы в диалоге с управлением цен и тарифов [управление по регулированию тарифов и энергосбережению Пензенской области] — ищем такой выход, чтобы наш тариф был близким к тому, который у нас сложился по годам. Говорят, что его надо было определять не расчетным путем, а аналоговым — по аналогии, как мы последние годы потребляли [ресурсы]. И я сейчас разговариваю и с руководителем управления цен и тарифов региона, и с нашим казенным предприятием, которое поставляет этот ресурс. Договорились о том, что до конца этой недели мы какой-то вариант выхода предложим. Это я говорю к чему — чтобы люди знали, что этот вопрос не забылся, не замалчивается, а он решается, и мы по нему предложим конкретный вариант.

— Отдельный вопрос — это учет потребленных энергетических ресурсов. Но эти ресурсы, как, например, тепло, горячая и холодная вода, должны еще дойти до конечного потребителя, а износ коммуникаций в Пензе составляет чуть ли не 80%. Фактически коммунальные аварии в городе происходят каждый день. В связи с этим два вопроса. Первый: где брать средства на ремонт сетей? И второй. Вы недавно были с рабочим визитом в Мордовии, где ознакомились с деятельностью Центра управления тепловыми сетями Мордовского филиала ПАО «Т плюс». Его специалисты в режиме реального времени следят за соблюдением температурного и гидравлического режимов работы систем теплоснабжения города и при необходимости организуют ликвидацию аварийных ситуаций на магистральных сетях, а также плановые работы на оборудовании в межотопительный период. Будет ли этот опыт применен в Пензе?

— Да, нам надо к этому стремиться, чтобы мы в онлайн-режиме могли видеть, где и что произошло, во-первых; во-вторых — своевременно отреагировать, прекратить доступ; в-третьих — оперативно выслать комплексную бригаду для ремонта и уже заранее знать, что с собой привезти к месту аварии — какую арматуру, технику.

И в то же время такую систему надо иметь еще и для того, чтобы жители дома, старшие по дому, могли прийти и запросить распечатку, какого числа какая температура теплоносителя была — сверить с тем, что выставлено в квитанциях. Видно же сразу, где, какие потери и расходы.

Саранск — город поменьше нашего по количеству домов, но территориально он примерно такой же. И я думаю, что вместе с ресурсниками мы к этому придем [к реализации проекта по управлению сетями].

Мы сейчас обкатываем программу «Открытый город» — она недостаточно качественно и эффективно работает. Мы ее отслеживаем, будем дорабатывать.

Что касается сетей, то на следующей неделе — во вторник — мы будем готовы рассказать о том, какие программы будут по ремонту сетей компании «Т Плюс». Эта компания частная. Она планирует определенный объем работ, а мы ее понуждаем к тому, чтобы этот объем был больше.

МКП «Теплоснабжение» свои сети ремонтирует — определенный объем заложен. Вместе с тем хотел бы напомнить всем, чтобы было понятно: эта компания [МКП «Теплоснабжение»] — казенная. У нас кто-то ее называет проблемной из-за того, что долги скапливаются — раньше мы из бюджета эту компанию поддерживали всегда, потери компенсировали. Сегодня же это предприятие, которое достаточно быстро, оперативно ремонтирует сети в своей зоне ответственности.

— Виктор Николаевич, находясь в Мордовии, Вы также встретились с главой администрации Саранска Петром Тултаевым. Темой разговора стал опыт ведения городского хозяйства — Саранск славится своим благоустройством и красотой. Однако обсуждался и вопрос подготовки к чемпионату мира по футболу, который будет проводиться в 2018 году. Нам предстоит принять одну из команд-участниц соревнований, тренироваться которая будет на базе спорткомплекса «Зенит». Его, кстати, ожидает серьезная реконструкция. Так о чем Вы говорили со своим коллегой? Чем Пенза будет помогать Саранску — кстати, самому маленькому из российских городов, которые будут принимать чемпионат ЧМ-2018?

— Саранск строит стадион на 45 тыс. мест и огромную гостиницу. Саранск и Пенза находятся в такой транспортной доступности, когда можно в течение часа-полутора перемещаться из одного города в другой. В связи с этим у нас в городе будет вестись реконструкция стадиона «Зенит». В планах — сделать там хорошее поле для тренировочной базы и сам комплекс, куда войдут раздевалки, душевые и помещения для сопровождающих лиц, гостей, желающих поучаствовать, понаблюдать за тренировкой. Мы эту работу ведем. Важно, чтобы это осталось наследием после чемпионата, чтобы наша команда «Зенит» могла использовать эту базу в повседневной жизни.

И, конечно же, реконструированный стадион просто обяжет нас иметь хорошую транспортную доступность до Саранска, в связи с чем мы рассматриваем еще несколько вариантов для перемещения гостей по городу. Возможно, мы договоримся о каком-то городском такси, которое будет приобретаться одним из инвесторов и использоваться под эгидой города в это время. Планируем также создать сеть хороших парковок, запустить многоуровневые паркинги.

— И последний вопрос, Виктор Николаевич. В начале января в Пензе состоялась презентация концепции развития набережной реки Суры. Жителям города предложено ее оценить: направлять свои идеи и пожелания в мэрию можно по электронной почте. Однако некоторые активисты, которые особенно активны, простите за тавтологию, в Интернете, довольно скептически отнеслись к такому проекту-2030. Фигурально выражаясь, они назвали его не совсем своевременным в условиях кризиса или, как сейчас говорят по телевизору, «в условиях новой нормальности». Что Вы думаете на этот счет?

— На самом деле это удовольствие недешевое, это правда. Мы несколько раз в истории замахивались на этот проект, и все не получалось. Но делать это надо. Почему? Потому что это центральное место, и не заниматься его обустройством будет неправильно. Оно может быть притяжением большого количества людей. Оно и сейчас таковым является, а если его обустроить, то, безусловно, это будет визитной карточкой Пензы. Мы, кстати, сейчас символ Пензы — ласточку — хотим вернуть, узаконить ее как символ и все-таки приступить к благоустройству набережной, приступить к выполнению ряда объектов, которые в той концепции предложены.

То, что дорого, я уже сказал, но ведь в других городах это делалось. Чтобы это далеко не запускать, мы сейчас спланировали командировку в один из городов, где на условиях концессии эта работа уже сделана, и они имеют набережную, которую можно показать гостям и где жители города с удовольствием отдыхают.

Мы собираем сейчас команду, куда войдут и наши архитекторы, и градостроители, и, наверное, кто-то из строителей, инвесторов, для того чтобы еще раз воочию увидеть и проговорить с потенциальными участниками концессионного процесса, кто бы мог в нем поучаствовать. Эта командировка будет, я думаю, через неделю.

И почему все это сводится к 2030 году? Мы хотели бы уже к 2018-му какой-то результат иметь, чтобы в период, когда будет посещение города фанатами чемпионата мира по футболу, туристами, гостями, можно было что-то увидеть.

Я Вам скажу, в моей жизни было много таких проектов, которых не было ни у кого, и они реализовались. Вот у меня дети по истечении какого-то времени говорят: «Мы знаем, что у тебя это получится, но просто уже жалко здоровья, и годы уйдут». Я просто сопоставляю развитие — не для того чтобы себя похвалить, но у меня как-то не складывалось. Может, я не из такой семьи. Как Дональд Трамп, Вы помните, говорит: «Есть несколько способов [сделать карьеру], самый надежный — родиться в нужной семье».

Я в большой семье родился, и я все как-то сам. Просто показательно: я пришел из армии, у меня было в совхозе отделение самое плохое. Через 3–4 года оно было самым хорошим, и я выиграл машину «Жигули», в то время, когда я купить ее не мог, потому что у меня денег не было. Когда в районе был совхоз один брошенный — там директор уже спивался, […] первый секретарь меня туда привез, говорит, сейчас закон, собрание тебя выбирает, давай, иди работай. Это был совхоз с самыми плохими фондами, самыми старыми. Через 4–5 лет там была самая высокая фондоотдача. И мы в 1990 году — если людей постарше спросите, это был год, когда были дожди, когда все утонуло, когда половину урожая не убрали, свеклу вообще не убрали, кукурузу — я со своими ребятишечками, я сам-то был, мне было 28, 30 лет потом исполнилось, но я со своими парнями, которых с армии набирал, мы убрали все зерновые, мы убрали всю кукурузу, заготовили корма и накопали свеклы — я получил 2 вагона сахара. И вот на эти 2 вагона сахара я в последующие годы кормил детдома, ветеранов, инвалидов и так далее, на них покупал запчасти и бензин.

Я вот пришел работать в город, самым плохим направлением было снабжение. Через 3–4 года мы имели самую хорошую рентабельность, потому что все закупаемые компоненты — целлюлоза, например — были у нас дешевле, чем у других наших конкурентов.

Сельхозакадемия была признана неэффективной — я бы не пошел туда, но преподаватели, которые меня учили, приехали и сказали: «Виктор Николаевич, пожалуйста, пойдем». Мы получили статус эффективной и прошли аккредитацию. Никто не верил. Правда, мне помогали. Помогал и Иван Александрович [Белозерцев, губернатор Пензенской области]. Поэтому я уверен и сегодня говорю всем: я буду к этому стремиться, потому что вижу поддержку от губернатора, правительства Пензенской области, и всех призываю — помогайте мне. Я же все равно сделаю, что будет в городе лучше, а тем, кто не помогал, будет обидно.

— Спасибо, Виктор Николаевич, за интересное и содержательное интервью.

Новости партнеров
Актуальное