EN
02:33:45 Пятница, 24 мая
Дольщики НКО в Пензе Возвращение к родным берегам Ремонт дорог ДТП в Пензе Облик Пензы Опросы Рейтинги Угадай, кто на фото!

Загоскин может быть примером, как в мирное время служить Отечеству — Игорь Пантюшов

17:00 | 27.02.2019 | Интервью

Печать

Пенза, 27 февраля 2019. PenzaNews. Председатель пензенского регионального отделения Русского географического общества (РГО) Игорь Пантюшов дал интервью корреспонденту ИА «PenzaNews» Маргарите Кривцовой, в котором рассказал об уроженце села Николаевка, исследователе Русской Америки Лаврентии Загоскине, реализованном проекте «Возвращение к родным берегам», посвященном увековечению памяти земляка, и о дальнейших планах в этом направлении.

Загоскин может быть примером, как в мирное время служить Отечеству — Игорь Пантюшов

Фотография © PenzaNews Купить фотографию

— Игорь Владиславович, в Пензенской области успешно продолжается реализация масштабного просветительского проекта регионального отделения РГО «Возвращение к родным берегам», посвященного путешественнику Лаврентию Загоскину. Первый — подготовительный — этап уже завершен. Расскажите, пожалуйста, почему Вы решили заняться увековечением памяти именно Лаврентия Загоскина?

— Мы гордимся известными именами великих людей, но, к сожалению, на путешественниках акцент не делается. А ведь благодаря именно им российская земля прирастала новыми территориями. Присоединение земель активно шло в XIX веке — как раз в то время, когда жил и работал русский морской офицер Лаврентий Алексеевич Загоскин. Он яркий пример того, как в мирное время можно быть полезным Родине, не взирая ни на что заниматься тем, что тебе интересно, и делать открытия.

Лаврентий Загоскин в пять лет потерял мать и с 14 лет воспитывался в морском кадетском корпусе в Санкт-Петербурге, который мы, кстати, в прошлом году посетили. После его окончания он выбрал в качестве места дальнейшей службы Астрахань — непопулярный у военных моряков в то время уголок, где постоянно была напряженная обстановка с Персией. Одним из мотивов было то, что на дороге туда лежит его любимая Пенза. Он гостил здесь у родных.

Через несколько лет Лаврентий Загоскин перешел на службу в «Российско-американскую компанию». Там не было участия иностранного капитала, хоть она так и называлась. Компания занималась исследованиями и промыслами в колониях империи, в частности, на Аляске и Алеутских островах. Перед далеким путешествием через Урал, Сибирь и Дальний Восток он тоже гостил в пензенских краях. Оставил даже записи о том, что его отец скупил на базаре все бусы и пуговицы и дал ему с собой. Эти вещицы помогли ему потом пережить голодные зимовки на Аляске, потому что пользовались успехом при обмене с туземцами.

Неисследованные территории Русской Америки владели умом Лаврентия Загоскина — там было много местных жителей, но влияние империи почти не чувствовалось. Вместе с тем можно было взять под контроль торговлю, изучить полезные ископаемые и ландшафт. Исследовать это пытались многие, но никто не дал четкой картины того, что происходит внутри русских владений. Сам Лаврентий Загоскин был человеком инициативным и небезразличным — в 1842 году он получил одобрение на экспедицию. За два года исследований удалось охватить обширные территории и установить связи с людьми, жившими там. Его книга «Пешеходная опись части русских владений в Америке», изданная по итогам экспедиции, стала настольной у всех дальнейших правителей и получила высокую оценку критика Виссариона Белинского.

— В ноябре 2016 года на базе литературного музея был открыт музей русских экспедиций. Он почти сразу стал своеобразным координационным пунктом по реализации инициатив Русского географического общества, в том числе посвященных Лаврентию Загоскину. Как так вышло?

— Работа с литературным музеем началась еще в 2014 году. Руководство в лице Виолетты Добряковой откликнулось, потому что многие члены РГО и Императорского географического общества — литературные деятели, писатели и поэты. Идет четкая связка литературно-мемориальной деятельности с исследовательской работой, а когда эти люди первопроходцы, как Лаврентий Загоскин, это вдвойне интересно.

Здесь собираются люди, которые занимаются научной деятельностью и экспедициями, те, кто неравнодушен к истории Пензенской области. Сейчас мы хотим присвоить музею русских экспедиций имя Лаврентия Загоскина как нашему первому известному путешественнику.

Кроме того, часть экспозиции музея русских экспедиций посвящена Лаврентию Загоскину. Здесь также есть прижизненное издание «Пешеходной описи части русских владений в Америке», о котором я уже упомянул.

— Как Вы пришли к реализации проекта? С чего началась такая масштабная работа?

— Идея возродить из забытья имя Лаврентия Загоскина жила с момента воссоздания пензенского областного отделения Русского географического общества в 2010 году. Еще тогда мы начали собирать материал по нашим землякам. Особому вниманию Лаврентий Загоскин обязан еще и тем, что был членом Императорского географического общества. Кроме того, он известный мореплаватель наравне со Степаном Макаровым, Фаддеем Беллинсгаузеном и Михаилом Лазаревым. Пензенцы про это почти ничего не знали.

С 2011 года мы пытались добиться установки памятника пензенскому первопроходцу. Писали в министерства и ведомства. Некоторые путешественники предлагали даже собрать деньги самостоятельно, но сумма это неподъемная.

Желание членов Русского географического общества увековечить его память и вылилось в дальнейшем в проект «Возвращение к родным берегам».

— В ноябре 2017 года Фонд президентских грантов поддержал проект пензенского регионального отделения РГО, который представлял собой цикл мероприятий по сохранению исторической памяти к 210-летию со дня рождения Лаврентия Загоскина. Но, как я понимаю, и до этого была проведена большая работа. Расскажите, пожалуйста, о том, что было сделано до получения федеральной поддержки.

— Прежде всего мы утвердили загоскинский праздник, приуроченный ко дню рождения первопроходца. С 2012 года мы каждый год проводим в начале июня творческий вечер. На этом мероприятии мы неизменно беседуем с «загоскинцами» — исследователями, которые внесли свой вклад в изучение его наследия, например, с Александром Пальговым и Александром Тюстиным. В творческих вечерах участвует и молодежь, которая загорается идеей привнести что-то новое в увековечение памяти Лаврентия Загоскина.

В 2014 году мы утвердили литературный конкурс «Вслед за путеводной звездой», который сразу же стал международным. Присылали работы из Австралии, Великобритании и США — около 500 работ от наших сограждан, которые живут за пределами России. Приняли участие и пензенцы, что отрадно. Результат превзошел все ожидания.

Сначала мы с большим трудом находили средства, чтобы издать и прислать сборники по итогам конкурса каждому, чьи работы в него попали, потом — всем участникам, а потом — и для распространения. Можно сказать, что вышли на стабильность.

— Игорь Владиславович, как Вы думаете, почему проект получил такую серьезную грантовую поддержку? Что заинтересовало экспертов и помогло завоевать их доверие, все-таки сумма серьезная?

— Поддержку получаешь, когда вкладываешь душу в написание проекта. Это как раз такой случай. Кроме того, в Фонде президентских грантов занимаются рассмотрением проектов не чиновники, а профессиональные эксперты — успешные общественные деятели, за плечами у которых не один десяток реализованных проектов.

Это люди, которые умеют также и правильно считать деньги, а мы предоставили хорошо проработанную смету. Подавая заявку, мы описали уже проделанную работу и аргументировали значимость не только для Пензы, но и для России в целом. Нам пошли навстречу.

— В чем заключается суть проекта, что было сделано за год в рамках «Возвращения к родным берегам»?

— Проект нужно делать таким образом, чтобы про него знали. Перед нами изначально стояла задача донести до жителей Пензы, что здесь родился такой замечательный человек и что полезного он сделал для страны.

Мы запустили серию «Загоскинских уроков». Разработали методику, подготовили конспекты, ориентированные на аудиторию разного возраста — от первоклашек до студентов и работников вузов, сделали красивую презентацию. Многие школы подключились. Следует отдать должное пензенской глубинке, которая не избалована обилием событий. Отрадно, что уроки прошли не только в Пензенской области, но даже в Рязани, где Лаврентий Загоскин провел вторую часть жизни и похоронен, и в Воронеже.

Кроме того, были объявлены тематические олимпиады для школьников. Педагог школы №59 Наталья Филатова сама вызвалась организовать их и провести. Мы организовали конкурс детского рисунка совместно с Пензенским районом и его художественными школами.

Проведены исследования в архиве. Изучены все документы, связанные с Лаврентием Загоскиным. Удалось установить точную дату его рождения — в церковно-приходской книге села Николаевка Пензенского уезда указано 21 мая 1808 года. Эту информацию мы распространили. Нашли и последний связанный с Пензой документ, написанный рукой Лаврентия Загоскина. Им оказалось обращение в пензенское дворянское собрание о подтверждении титула, датированное 1850 годом. Этими наработками мы обменялись с рязанскими коллегами, а те — поделились своими данными.

Мы провели конференцию в Рязани, посвященную увековечению имени Лаврентия Загоскина. Приехали, чтобы посетить место захоронения исследователя, но могилу, к сожалению не нашли — там ровное место на территории кремля. Но мы в торжественной обстановке высыпали там землю, привезенную с его малой родины.

Сняли три документальных фильма, которые до сих пор показывают в школах. Провели исследования в Кунсткамере Санкт-Петербурга. Изучили коллекции вещей, подаренных в 1839 и 1846 годах. Удалось сделать качественные фотографии этих экспонатов, что стало основой для фотовыставки, а затем переросло в коллекцию открыток.

Вячеслав Морозов и Александр Климов провели экспедицию на Эльбрус. Они развернули на вершине горы флаг с изображением Лаврентия Загоскина.

Важным событием стала постановка спектакля «Юконский ворон» с пензенским ТЮЗом. Были сшиты костюмы, созданы декорации. В сентябре состоялась презентация спектакля. Люди смотрели, и у многих лились слезы — даже у меня. Мы провели 10 бесплатных показов для школьников и студентов.

— Но надо сказать, что десятью показами дело не ограничилось: сейчас спектакль прочно вошел в репертуар театра. Ближайший раз в ТЮЗе спектакль «Юконский ворон» можно будет увидеть 23 марта.

— Да. Мы очень гордимся своим посильным вкладом в формирование такого рода культурного пласта. Если не считать «Юнону и Авось», мы помогли создать первое произведение, посвященное исследователям Аляски. Это очень важно, ведь сейчас происходит подмена понятий — на Западе много пишут о якобы жестоком обращении русских колонизаторов с индейцами, но такого не было!

Ну и, конечно, в Пензе установлен бюст. Это заслуга всей команды пензенского областного отделения РГО и министра культуры и туризма региона Татьяны Курдовой, литературного музея и архитектурного бюро «Вещь!» Было множество вариантов памятника исследователю Аляски — и с собачьей упряжкой, и с индейцами, но место, которое было выбрано, предполагает классическое исполнение.

Этим бюстом мы решили оживить заброшенный сквер перед музеем. На градсоветах пришлось столкнуться с ожесточенными спорами, но, к счастью, Татьяна Курдова настояла именно на этом месте.

Когда памятник, наконец, был открыт, мы были рады несказанно! На саму церемонию приехали жители Николаевки. Это было так трогательно, что я прямо там озвучил проблему заброшенного состояния малой родины исследователя и поставил задачу, чтобы об этом населенном пункте узнали по всей России.

— Можно оценить итоги реализации первого этапа проекта с количественной точки зрения?

— Во-первых, мы добились того, что про Лаврентия Загоскина стали знать практически все. У жителей появилось представление, что Пензенская область — родина не только литераторов, но и первопроходцев.

Изначально мы планировали охватить «Загоскинскими уроками» 300 школьников, а их оказалось около 2–3 тыс. Спектакль «Юконский ворон» только на бесплатных благотворительных показах посмотрели 2 тыс. человек, а сколько вообще, мы даже не знаем. Документальный фильм посмотрели около 500 тыс. человек.

— Как Вы решили не останавливаться на достигнутом и продолжать проект?

— Осознанное решение было принято еще тогда, когда мы приехали в Николаевку снимать фильм и посмотрели, в каком она состоянии. Когда заезжаешь в село, нет даже указателя с названием, там нет ни опорного пункта полиции, ни фельдшерского. Дорога в ужасном состоянии. Еще немного — и разбежится оставшаяся молодежь. Она уже приезжает туда, как на дачу.

Во времена Загоскина там было 800 человек, а сейчас осталось около 100. И это при том, что село находится в 15 км от Пензы. Можно сказать, пригород. Почему бы не сделать там новый литературно-мемориальный объект?

Мы провели опрос среди местных жителей и лишь три–четыре человека ответили, кто такой Загоскин. Молодежь вообще не знает. Но надо признать, что местные жители сразу загорелись идеей. Галина Шатрова создала инициативную группу. Сейчас мы во взаимодействии с ней устанавливаем расположение в селе мест, принадлежащих семье исследователя.

— Фонд президентских грантов поддержал и вторую часть проекта — «Возвращение к родным берегам – 2». Почему, на Ваш взгляд, эксперты вновь удостоили проект гранта?

— Высокую оценку получил наш отчет по первой части, ведь все расходы проверяются. Мы правильно обосновали проект. Когда сдавали отчет, куратор назвал его изумительным.

Мы посвятили много времени четкой проработке и второй части проекта, составили объемное описание. Естественно, комиссия увидела, что мы уже успешно реализовали задуманное, что нам можно доверять, и опять пошла нам навстречу.

— Что представляет собой вторая часть проекта? Какие мероприятия запланированы и что уже сделано с момента старта в середине декабря?

— Мы хотим установить на малой родине Лаврентия Загоскина памятник, сделать сквер с информационными стендами, оформленными под старину, чтобы жителям было, где собираться. Пока место определили лишь приблизительно, более точно решим, когда растает снег. Жители хотят, чтобы памятник был на центральной улице, около перекрестка, от которого идет дорога к руинам церкви, где крестили будущего путешественника. Восстановление церкви — это, пожалуй, уже задача следующих поколений.

Заключен договор с архитектурным бюро «Вещь!» и тем же скульптором Ильей Порватовым, который ранее изготовил бюст. Где-то в конце апреля мы представим три варианта памятника. «Размахнуться» не можем, но он будет не хуже того, который установлен в Пензе. Открыть памятник планируем к сентябрю. Также мы сделаем таблички и на въезде в село, как в Абакумово Рязанской области, но в точности копировать не будем.

Жители Николаевки говорят, что готовы следить за сквером и его развивать. Если появится такая инфраструктура, будет задел для создания комфортных условий жизни. Придется и властям обратить внимание. По поводу дороги местные жители, например, уже обращались на прямую линию к губернатору Ивану Белозерцеву, он обещал оказать поддержку.

Установкой памятника мы привлечем внимание к селу. Поселок включим в туристический маршрут. Мы попросили местные школы — в Константиновке и Богословке — заняться поиском мест, которые принадлежали Загоскиным. По сведениям местных жителей, у его семьи было как минимум три дома, от которых сейчас не осталось камня на камне. Но что-то же должно сохраниться!

Многие, кстати, считают, что село Загоскино — родина путешественника. Это совершенно не так, усадьба принадлежала однофамильцам.

В рамках второй части проекта мы продолжили тему «Загоскинских уроков». Разослали руководителям школ и вузов конспекты, презентации и письма с просьбой провести уроки. В Пензенском государственном университете на таком мероприятии ожидается около 200 человек.

Объявлен четвертый литературный конкурс «Вслед за путеводной звездой», посвященный Лаврентию Загоскину. В ближайшее время вновь состоится географическая олимпиада школьников. Запланирована конференция в Рязани.

— Будет ли «Возвращение к родным берегам – 3»? Какие есть идеи по продолжению проекта? В каких направлениях намечено работать? Может быть, уже есть конкретные планы?

— Будет. Есть предпосылки создать музей Загоскина в Николаевке, то есть не ограничиваться экспозицией в музее русских экспедиций, а расширить ее на родине. Но здесь президентским грантом не обойдешься — нужно здание, а на него данные средства тратить запрещено. Так сложилось, что мы не часто просим помощи у меценатов, но у нас 150 членов регионального отделения Русского географического общества. Надеюсь, что как всегда коллективный мозговой штурм преодолеет и это препятствие. Сами знаете, что нерешаемых проблем нет, а есть люди, которые не хотят их решать.

Мы считаем, что музей не должен стоять на балансе Русского географического общества, он должен быть государственным. Логично, если он будет в составе объединения литературных музеев или муниципальным. Однако мы вполне можем помочь с экспозицией, исследовательскими и проектными работами. Но если будет музей, то уже однозначно это село будет включено в туристический маршрут.

Еще наша мечта — побывать на Аляске, увидеть места исследований Лаврентия Загоскина. Будем изыскивать средства. Думаю, эту этнографическую экспедицию можно сделать всероссийской. Мы хотим посетить американский город Ситка, который прежде назывался Ново-Архангельск.

В маршрут намечено включить и крупнейший город Аляски Анкоридж, хотя его не было при Загоскине. Мы хотели бы рассказать жителям о Лаврентии Загоскине и его роли, представить наши наработки. Обязательно нужно поехать в Сент-Майкл — это бывший русский форт, где Лаврентий Загоскин неоднократно пополнял запасы во время экспедиции, а также посетить расположенное неподалеку озеро Загоскин.

Между этими пунктами до сих пор обычный транспорт не ходит. Сообщение осуществляется по реке и с помощью малой авиации, в каждой деревне есть аэропорт. По итогам этой экспедиции не только серию публикаций, но и книгу можно написать.

— Игорь Владиславович, по Вашему мнению, как данная работа в целом отражается на деятельности по увековечиванию памяти первопроходцев в России?

— Имен таких исследователей, как Лаврентий Загоскин, по России около 300, и это только более-менее известных, связанных с освоением Сибири, Дальнего Востока, Средней Азии. Всех их, разумеется, нужно изучать. Надеюсь, другие регионы смотрят на пример пензенцев. Это огромная работа — восстанавливать имена, поднимать рукописи, архивные материалы.

Благодаря тому, что в Русском географическом обществе сеть из 85 отделений, все они друг другу помогают, идет взаимодействие. В каждом регионе стараются увековечить имена своих первопроходцев. Это общая работа на один результат. Мы же граждане России и гордимся, что наша страна внесла вклад в великие географические открытия.

Мы будем увековечивать и имена других пензенских путешественников. С 2014 года существует отдельный проект «Памяти полярников-пензенцев». Создан сквер Полярников, посажена аллея Полярников в Заре. Обсуждается возможность установки памятника Герою Советского Союза, полярнику Константину Бадигину. Обязательно проведем мероприятия к 200-летию открытия Антарктиды. Возможно, выпустим почтовую карточку, потому что пензенцы имеют к этому отношение.

Земля пензенская богата героями-исследователями, жизненный путь которых интересен и показателен для современной молодежи. Поэтому я призываю всех вместе изучать, сохранять и популяризировать славное наследие наших замечательных предков!

— Спасибо, Игорь Владиславович, за интересный разговор! Успехов Вам в дальнейшей реализации проектов и увековечении памяти достойных людей!

Загрузка...
Читайте также
В Пензе к 8,5 годам колонии приговорен мужчина, до смерти избивший отца В Заречном выбрали лучшего социального работника
В Кузнецке почтили память воина-мученика Евгения Родионова В Пензе в следующем году намечено благоустроить сквер Дружбы
Из-за неосторожности водителя без света остались более 1 тыс. жителей Мокшанского района Нарушения выявлены при проверке справок о доходах в пензенском Минздраве
Актуальное