09:45:19 Вторник, 25 апреля
НКО в Пензе Осторожно: мошенники Дело Пашкова Дело Тузова Ремонт дорог ДТП в Пензе Транспорт в Пензе Облик Пензы Опросы

В Пензе необходимо развивать цивилизованные форматы торговли — Ольга Жовтяк

13:55 | 20.03.2017 | Интервью

Печать

Пенза, 20 марта 2017. PenzaNews. Киоски, которые массово появлялись в Пензе в 1990-е годы, по большому счету изжили себя, однако по-прежнему имеют право на существование при условии строгого и неукоснительного соблюдения требований действующего законодательства. Такое мнение в интервью редактору ИА «PenzaNews» Светлане Полосиной высказала начальник управления содействия развитию малого и среднего предпринимательства администрации Пензы Ольга Жовтяк.

В Пензе необходимо развивать цивилизованные форматы торговли — Ольга Жовтяк

Фотография © PenzaNews Купить фотографию

В ходе почти полуторачасовой беседы, которая проходила на улицах города, она также пояснила, чем вызвана целенаправленная борьба с ларьками, рассказала о будущем киосков «Ключ здоровья» и прокомментировала информацию о том, что власти якобы лоббируют установку павильонов только определенного типа и цветовой гаммы.

— Ольга Валерьевна, спасибо, что нашли время для встречи. Прежде чем мы перейдем к основной теме нашего разговора, хочу в Вашем лице поблагодарить представителей администрации за оперативную организацию работ по уборке города после зимы. Пенза преображается, и происходит это в 2017 году необычайно рано. Еще только середина марта, а уже с основных магистралей смели накопившуюся грязь и мусор. Думаю, что выражу общее мнение, если скажу, что Пенза за последние годы меняется к лучшему. И это касается не только уборки: постепенно исчезает навязчивая реклама, в том числе из исторического центра; власти ведут борьбу с уродливыми зданиями, которые возводятся незаконно. Лично Вы как оцениваете все эти изменения?

— На самом деле неожиданно услышать похвалу, потому что нас намного чаще ругают. А что касается изменений, то на это направлены усилия большого количества людей. Сейчас мы активно взаимодействуем с архитекторами Пензы и области именно по наведению порядка. Каждый хочет видеть, что город, хоть он и провинциальный, чем-то примечателен, красив, по-своему благоустроен и ухожен.

Одной из причин, почему мы начали заниматься этой работой, стало поручение губернатора Ивана Александровича Белозерцева. Он обратил внимание на то, что город должен меняться в лучшую сторону, тем более в преддверии больших событий. Вы знаете, что в 2018 году состоится чемпионат мира по футболу, и мы заявились как участники, встречающие одну из команд. Естественно, ни губернатор, ни глава администрации Пензы Виктор Николаевич Кувайцев не могут не быть обеспокоены этой темой.

— На мой взгляд, изменение облика городов — это общероссийская тенденция, и Пенза в этой работе ориентируется на лучшие практики или, во всяком случае, старается.

— Да. Нас иногда упрекают в том, что мы пытаемся взять пример с Москвы. В столице, насколько я знаю, [мэр Сергей] Собянин объявил четвертый этап [борьбы с ларьками]: убирают нестационарную торговлю из дворов. Многие, кто был в Москве, уже видели, насколько красив город стал, когда улицы чистые и видны фасады исторических зданий.

Но даже не это главное в наведении порядка по нестационарной торговле. Слишком много нарушений в этой сфере было выявлено за прошедшие годы.

— Ольга Валерьевна, мы как раз сейчас поговорим об этом подробнее. Чтобы наша беседа была максимально информативной, предлагаю проехать по городу, чтобы Вы могли не только рассказать о результатах проделанной работы, но и показать на конкретных примерах.

— Давайте.

— Уточните, пожалуйста, для начала следующую информацию. Когда именно в Пензе было решено навести порядок в сфере нестационарной торговли? По-моему, об этом заговорили в 2015 году. Чем именно это было вызвано — изменились законы, это была чья-то воля, или имела место какая-то другая причина?

— Вы правы, в 2015-м. Здесь много аспектов. Прежде всего, я думаю, губернатор, когда давал поручение главе администрации Пензы, был обеспокоен тем, что это напрямую связано со здоровьем и благополучием жителей. Ведь когда устанавливали киоски — 10, а некоторые и 25 лет назад — основная группа товаров, которая была в реализации — это алкоголь, пиво и табак. 90% всей выручки строилось именно на этом.

Не случайно федеральный законодатель сначала вывел из ассортимента нестационарной торговли алкоголь, раньше ведь и водка там продавалась, затем — пиво, а в 2014 году — табак, чтобы убрать из киосков тот ассортимент, который не должен быть в шаговой доступности, в каждом районе, на каждой остановке.

Естественно, многие предприниматели делали все возможное, чтобы эту группу товаров оставить. Нужно сказать, что до сих пор есть случаи, когда продолжается реализация пива в нестационарных объектах, хотя это напрямую федеральным законом запрещено. Киоски трансформировались в павильоны, и многие продолжают торговать табаком, хотя это тоже федеральным законом было запрещено.

Еще одной проблемой оказалось широкое распространение реализации шаурмы. Здесь тоже достаточно резонансные ситуации были, например, связанные с отравлениями, когда 19 человек оказались в инфекционных больницах. Я знаю, что во многих регионах, практически в каждом, есть киоски, где процесс приготовления пищи идет в неприспособленных помещениях — там нет ни канализации, ни водопровода, рядом находятся свежее мясо и салаты. Кроме того, еду готовит один человек, он же деньги принимает.

Можно сказать, что самая главная причина всей этой работы — социальная. Было важно оградить людей от доступности подобных услуг и такого товара, который в принципе не нужен каждому жителю.

— Но есть и другая, пожалуй, не менее важная причина — нарушения, допущенные при установке киосков.

— Когда мы начали заниматься этой ситуацией, выявили, что очень много киосков размещены самовольно, без каких-либо правовых оснований. Многие находились на инженерных коммуникациях.

Например, в прошлом году был такой случай: осенью произошла авария на сетях, где был размещен киоск, и никакие коммунальные службы не могли произвести вскрытие полотна только по этой причине. Собственника сначала не могли найти, потому что он нигде никоим образом не зарегистрирован. Когда нашли, им [владельцам] было все равно, что квартал или микрорайон остался без воды и отопления. Они посчитали, что самое главное — это реализовать свою продукцию. Это было в районе магазина «Весна». В итоге муниципалитет демонтировал киоски за счет собственных средств. В этом случае мы говорим о недобросовестных предпринимателях, которые своей главной целью ставят получение выгоды во что бы то ни стало.

— Насколько я понимаю, мы подъехали к одному из «проблемных» киосков. Это улица Суворова, территория между торговым центром «Суворовский» и филармонией, вблизи дома №146. Прямо за остановкой общественного транспорта в непосредственной близости от жилых домов на земле стоит довольно-таки большой киоск. Расскажите, что с ним не так?

— Этот нестационарный торговый объект самовольно размещается здесь уже 13 лет. Мы встречались с владельцем в прошлом году — и Андрей Владимирович [Шевченко, вице-мэр Пензы], и уполномоченный по защите прав предпринимателей [Карим Кузахметов]. Мы всегда стараемся предложить альтернативу, но понимаем, что здесь ее нет — было расширение дороги, улица Суворова приведена в цивилизованный вид, построена огромная красивая Юбилейная площадь, новые объекты культуры, и здесь не предусмотрено никакими градостроительными нормами размещение таких объектов. Какая есть необходимость в киосках, если в шаговой доступности крупные торговые центры и магазины?

С собственником обсуждали варианты. Но в основном такие предприниматели говорят: «Хочу стоять здесь в том формате, какой есть, не хочу ничего менять и двигаться я никуда тоже не хочу».

В итоге администрация Пензы обратилась в суд с иском о сносе павильона. Осенью прошлого года было вынесено решение об удовлетворении наших требований. Оно вступило в законную силу, исполнительный лист направлен судебным приставам.

— Мы видим, что этот киоск состоит из нескольких модулей.

— Раньше он функционировал как торгово-остановочный комплекс. После расширения дороги его подвинули на муниципальную землю. С тех пор он уже более трех лет стоит и функционирует. Никакие иные варианты, которые предлагал муниципалитет, владелец не рассматривает. При этом он не оплачивает арендную плату. По какой причине этот торговый объект размещен, точно неизвестно. Возможно, человек купил киоск и не знал, что землю надо оформлять. Но, на мой взгляд, это не очень убедительное основание. Либо он пытался оформить земельный участок, и у него не получилось.

— Пока мы едем дальше — на проспект Победы, давайте обратимся к цифрам, чтобы понять масштаб проблемы. В декабре 2015 года, когда власти вплотную занялись этой темой, говорилось о 115 выявленных самовольно установленных объектах нестационарной торговли. Сколько их насчитывается на сегодняшний день?

— Сейчас мы ведем речь о более чем 200. Именно столько выявлено с конца 2015 года по сегодняшний день. Примерно 90 уже демонтировано. По некоторым мы пошли в суды, по другим идем по пути внесудебного сноса.

— Давайте обобщим, на какие категории условно можно разделить все киоски и павильоны, с которыми ведется борьба.

— Например, есть факты самовольного захвата земельного участка, то есть нарушение норм земельного законодательства.

К тому же зачастую это теневой бизнес, потому что многие работники не оформлены в соответствии с трудовым законодательством, не имеют санитарных книжек.

Кто-то продолжает торговать пивом в нестационарных торговых объектах, использует различные лазейки в законодательстве, чтобы остаться с той группой товаров, которая приносит максимальную прибыль. Например, о некоторых киосках говорят, что они теперь не предприятия торговли, а предприятия общественного питания. Кто-то из киоска сделал павильон со входом, чтобы продолжать реализовывать табак.

Еще один пример — некоторое время назад запретили киоски на остановках общественного транспорта. Если помните, по-моему, год или два назад все взяли и «отрезались» от остановки, чтобы сказать: «Это теперь уже не остановка, а отдельно стоящий киоск».

— Какие способы воздействия на недобросовестных торговцев находит администрация Пензы, чтобы побудить их перевести свою деятельность в законное русло?

— Мы объясняем, что все равно рано или поздно им придется это сделать, и рассказываем о положительных примерах. Стараемся дать понять, что со своей стороны готовы оказать содействие — помочь перенести, как в некоторых случаях, на существующие ярмарки, или выставить место на аукцион. Надо сказать, что предприниматели ужасно боятся аукционов, опасаются, что цена будет повышена другими участниками.

Но обычно добрыми словами убедить не получается. Только меры административного воздействия эффективны — суды и штрафы.

— Насколько большие штрафы приходится платить собственникам киосков?

— По 100 тыс. рублей. Многие заплатили уже. Одной предпринимательнице ограничили выезд с территории Российской Федерации. Это тоже один из инструментов.

— Недавно мне попались данные о том, что минимальный норматив обеспеченности торговыми объектами в Пензе значительно превышен — от 44% до 200%. Значит ли это, что со времен установки большинства ларьков, то есть 1990-х годов, ситуация в корне изменилась?

— Федеральный законодатель, когда выпустил закон о торговле, предусмотрел, что развитие нестационарной торговли — такое понятие было введено — должно обеспечиваться исходя из устойчивого развития территорий и достижения нормативов минимальной обеспеченности населения площадью торговых объектов. В связи с этим были введены эти нормативы, а затем — в прошлом году — еще и расширены.

Мы посчитали все эти нормативы по объектам стационарной и нестационарной торговли: сколько их вообще должно быть и какой площади. По всем показателям у нас идет превышение.

На самом деле в Пензе очень хорошо развита стационарная торговля. Есть более 2 тыс. магазинов, свыше 100 торговых центров. Предприятия торговли есть практически у каждого дома. Также активно развивается ярмарочная торговля.

В другие города приезжаем — зачастую нет такого, что в каждом из двух–трех домов обязательно есть магазин. Превышение норматива это как раз подтверждает.

— То есть, в принципе, как таковой потребности в киосках больше нет?

— Да. Мы и говорим о том, что необходимости в нестационарной торговли нет: как у потребителя, который заинтересован в качестве продукции и услуг, так и у муниципалитета, который выступает за сохранение архитектурной ценности города.

— Ольга Валерьевна, мы с Вами приехали на проспект Победы, к дому №15. Примерно неделю назад здесь был демонтирован киоск, который, по данным мэрии, незаконно простоял на «красной линии» 10 лет.

— Мы видим, что здесь вдоль дороги находится многоквартирный дом, первый этаж которого отведен под магазины. В шаговой доступности продаются продукты, есть аптека. Нет никакой необходимости создавать неудобства на остановке общественного транспорта, чтобы реализовывать, например, табак.

— Получается, что теперь эта территория пустует. Мы видим, что пока она не благоустроена под остановку. Этот вопрос будет как-то решаться?

— Да, у нас запланирована программа. Необходимо провести конкурс по выбору подрядчика, который этим займется. Можно сказать, что это технические вопросы. Обязательно в ближайшее время на всех освобожденных остановках общественного транспорта появятся соответствующие павильоны.

— Раз мы заговорили про «красную линию», с одной стороны, и близость к жилым домам, с другой, хочется напомнить одну из самых, пожалуй, громких историй в деле борьбы с ларьками. Она связана с киосками «Ключ здоровья», в которых продают питьевую воду. Помнится, что даже губернатору пришлось высказаться по этому поводу, так как создавалась определенная нездоровая обстановка. Прокомментируйте, пожалуйста, эту ситуацию. Как обстоят дела сегодня?

— Эта история еще не закончилась. Нужно сказать, что «Ключ здоровья» — это единственный формат киосков, которые жители действительно просят. У нас есть обращения граждан, которые говорят, что им такой вид продукции необходим, причем именно в формате шаговой доступности, как раз около дома.

Проблема заключалась в том, что эти нестационарные торговые объекты были не оформлены. Мы провели ряд встреч с руководством сети и выработали механизм, чтобы найти оптимальное решение. Например, при размещении киоска на инженерных коммуникациях искали свободный земельный участок, чтобы и жителям было удобно, и это не нарушало никакие нормативные требования. Такие примеры у нас есть.

Всего на территории города работает примерно 120 киосков. В прошлом году мы часть мест проторговали, и сейчас эти объекты размещаются на законных основаниях. В апреле еще 20 адресов для установки нестационарных объектов для реализации воды будет выставлено на аукцион.

Этот вариант хорош и для предпринимателя, и для жителей, которым киоски нужны поблизости от дома, и для муниципалитета, потому что снимается социально важная задача.

— Я правильно понимаю, что пока ни один из этих киосков никуда не перенесли?

— 20 киосков, которые стояли там, где их можно было оставить, узаконены. Еще 20 — в процессе, по ним как раз будет аукцион, о котором я сказала. А те киоски, которые, к примеру, стоят на коммуникациях, я думаю, будут подвинуты на 2–3 метра — для жителей это роли не сыграет.

— Ольга Валерьевна, я предлагаю продолжить наше движение в направлении микрорайона Шуист и в пути продолжить беседу. Раз мы начали говорить о проблемах, хочу затронуть следующую тему. Некоторые владельцы нелегальных киосков — по крайней мере, у меня складывается такое ощущение — пытаются в некотором роде оказать влияние на власть, в том числе через СМИ. Высказывается мнение, что в Пензе чуть ли не душат малый бизнес, не дают заработать на хлеб с маслом, а попытки убрать определенные павильоны — это обычный передел рынка. Что Вы можете на это возразить?

— Хотелось бы сказать, что есть стратегия развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации [на период до 2030 года], есть стратегия социально-экономического развития Пензенской области, которыми мы руководствуемся. Кстати, в последнем документе очень хорошо сказано, что для Пензенской области, прежде всего, приоритетной отраслью при развитии малого и среднего бизнеса является производство.

Если исходить из стратегии [развития малого и среднего предпринимательства] на территории России, то, конечно, там уделяется большое внимание развитию потребительского рынка, но в сфере формата ярмарочной, франчайзинговой, дистанционной торговли, семейного бизнеса, именно в стационарных предприятиях, многоформатной торговле. Вот это активно поддерживается на всех уровнях, даже в Москве, где ярмарки приветствуются.

Вот и мы за такой формат, когда можно у продавца документы спросить, продукцию тщательно выбрать, а если что-то не понравится, ты будешь уверен, что завтра эта торговая точка никуда не денется.

— Не так давно в газете «Улица Московская» — Вы, наверняка, видели эту публикацию — прозвучала фраза про «160 киосков и 90 дней». Действительно есть такой «план», и предпринимателям остались считанные дни, чтобы убрать ларьки?

— Мы, если честно, долго думали, что это за цифры, когда увидели, пытались их интерпретировать. Поняли таким образом, что это расторжение договоров аренды на остановках общественного транспорта.

На самом деле их около 90 — киосков, расположенных на остановках общественного транспорта, а не 160, как там написано. 90 дней — это, видимо, имелся в виду срок рассмотрения арендатором претензии. Дело в том, что дается срок до трех месяцев, чтобы в добровольном порядке сдать муниципалитету арендованный земельный участок. В марте управлением муниципального имущества были направлены претензии в адрес собственников торгово-остановочных павильонов. Перед этим мы провели с ними встречу в декабре. И уже в течение более года мы говорим о том, что «красные линии» будут освобождаться.

Сейчас не предусмотрено нормами законодательства — оно меняется, не стоит на месте — размещение нестационарных торговых объектов на «красной линии». Так написано в областном документе. На остановках общественного транспорта не должно быть торговли. Так написано в отраслевом стандарте РФ. Раньше была такая возможность, сейчас ее нет, поэтому в адрес всех собственников была направлена претензия. Повторюсь, мы в декабре встретились, только в начале марта направили претензии. До срока первого демонтажа у них есть более полугода, чтобы подумать об альтернативе ведения своего бизнеса.

— Мы подъехали к остановке «Сурский мост» на улице Чаадаева, где видим павильон «Точка аппетита». Именно в лоббировании интересов этой сети обвиняют городскую власть, не так ли?

— Нам все время говорят, что мы какие-то рыжие киоски буквально заставляем ставить. Это настолько странно. Я не знаю, откуда такая мысль.

В 2016 году предприниматель произвел самовольное перепрофилирование объекта, попытавшись, на наш взгляд, уйти от закона и оставить в реализации алкогольную продукцию — пиво, хотя его продажа запрещена в нестационарных торговых объектах. Киоски назвали «Точка аппетита» и сказали, что это предприятия общественного питания. Мы моментально обратились во все уполномоченные органы. Полиция, например, тоже считает, что это нарушение федерального закона, несколько раз накладывала штрафы, но компания обжаловала их в судах. Мы также обращались в управление Роспотребнадзора.

Нужно сказать, что предприниматели со всех сторон защищены различными структурами, которые созданы в их поддержку. Иногда федеральным службам сложно работать, потому что есть 294-й федеральный закон [«О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля»], проверки требуют согласования с прокуратурой и так далее. Тем не менее, это один из первых предпринимателей, на которых мы обратили внимание, потому что считаем вопиющим случай, когда идет реализация пива — его же здесь никто не разливает в стаканы. Сейчас, если мы зайдем, наверняка, это увидим.

— Проверим?

— Давайте посмотрим.

— Действительно, есть холодильник с пивом в бутылках, формально есть стойка, у которой теоретически может расположиться покупатель, но на этом признаки общепита заканчиваются — нет даже места, где можно помыть руки, да и цены указаны на продукцию в бутылках, а не в розлив.

— Я думаю, что эта ситуация закончится все-таки в законодательном русле. С 1 апреля вносятся новые изменения в 171-й закон [«О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции»]. Предприятия общественного питания должны будут иметь зону для обслуживания, чего нет здесь.

Что касается обвинений в наш адрес. Предприниматели почему-то считают, что мы обязательно чьи-то интересы лоббируем, за кого-то заступаемся. Представители этой компании были на всех совещаниях, которые мы неоднократно проводили, они рядом сидели вместе с владельцами других киосков и также говорили: «Ко мне предъявляют аналогичные требования, я тоже против того, что меня сносят».

Поэтому это вообще не имеет места быть. Это абсолютная неправда.

— Ольга Валерьевна, на сегодняшний день факты самовольной установки киосков прекратились или по-прежнему фиксируются?

— Я думаю, что этот процесс остановился, потому что люди понимают, что сейчас вкладывать деньги в размещение таких объектов нецелесообразно — рано или поздно все равно власти обратят внимание.

Тем более жители тоже подключились к решению этой проблемы. Как только появляется какой-то новый нестационарный торговый объект, все предполагают, что он, скорее всего, незаконный. Нам либо жители сообщают, либо коллеги по работе. Обычно мы в течение суток уже узнаем, что установлен такой новый объект. В основном речь идет не о муниципальной земле, а киосках с шаурмой, которые кочуют с одного места на другое, нередко вблизи торговых центров.

— Какие меры по отношению к ним принимаете?

— Как правило, беседуем с руководителями магазинов. Они дорожат своей репутацией, принимают для себя правильное решение и расторгают отношения.

Хочу добавить, что я как руководитель управления, напрямую связанного с деятельностью предпринимательского сообщества, занимаюсь еще и вопросами рассмотрения обращений граждан, поступающих как раз на работу предприятий торговли и общественного питания. С этой точки зрения, я могу быть более-менее объективной и сказать, что людям не нравятся киоски, причем не только те, где продают пиво и сигареты. Увидев работу по благоустройству, они обращаются к главе с вопросами. Например, по улице Суворова, 15, под окнами пять киосков, один из них — с ремонтом обуви. Казалось бы, социальный объект, а граждане говорят: «Нам его не надо».

У жителей ведь нет такого количества защитников, как у бизнеса. Это только для института МСП [малого и среднего предпринимательства] есть и уполномоченный по защите прав предпринимателей, и прокуратура, и так далее. А жителям зачастую, кроме администрации, и обратиться некуда.

— Получилось, что мы большую часть нашей беседы посвятили проблемам, но я могу предположить, что примеры успешного взаимодействия с бизнесом все-таки есть. Предлагаю ими и завершить наше общение. Есть идеи, куда направиться дальше?

— Да, на улицу Клары Цеткин — тут недалеко. Там есть киоски, которые изначально были установлены самовольно.

Один из предпринимателей подготовил необходимую документацию, принял участие в аукционе, победил в нем, и сейчас размещается легально — на основании договора с муниципалитетом. Это яркий пример того, как удалось легализовать деятельность, причем не двигая киоск ни на метр.

— Сколько на это у владельца ушло времени?

— Месяца 2–3 максимум.

Еще один киоск, тоже самовольный, был перенесен на организованную муниципалитетом ярмарку в районе улицы Чапаева. Там неподалеку располагаются дома для детей-сирот. В этом случае тоже были минимальные вложения и движения.

— Можете по пунктам сказать, что сегодня нужно сделать предпринимателю, который хочет вести нестационарную торговлю? Какие есть варианты?

— Мы разработали порядок действий, или, как сейчас говорят, дорожную карту. Вся информация размещена на сайте администрации Пензы в разделе «Нестационарная торговля».

Схематично говоря, есть два пути. Первый — по инициативе администрации города, которая определяет, где действительно есть потребность в развитии нестационарной торговли, как, например, в микрорайоне Заря.

Второй вариант, когда в принципе ни жителям, ни муниципалитету такая торговля не нужна, но предприниматель хочет поставить киоск. Он должен заказать геодезическую съемку, убедиться, что участок свободен от прав третьих лиц и не находится на инженерных коммуникациях. Эту схему он приносит в муниципалитет, мы выставляем место на аукцион, и победитель получает участок.

К сожалению или к счастью, вся муниципальная земля торгуется вне зависимости от того, нестационарная это торговля или стационарная. Поэтому предпринимателю придется участвовать в аукционе. Это общероссийская тенденция.

— Торговать в киоске можно чем угодно?

— Кроме того, что не отвечает санитарным нормам и правилам. Единственный формат, который мы не поддерживаем, это шаурма.

Вот пример, когда предпринимательница хотела реализовывать цветы, а мы под ее заявление подстроились. Изначально киоск был установлен самовольно, но потом узаконен через участие в аукционе. Здесь владелец вложился в благоустройство, и мы видим достойный нестационарный торговый объект.

Напротив — та муниципальная ярмарка, про которую мы говорили. Она организована недавно, и, я думаю, будет популярна. Весной и летом она будет расширена, приедут фермеры.

— Ольга Валерьевна, каков перспективный план? С точки зрения мэрии, как должны выглядеть улицы Пензы в будущем? Есть ли на них место киоскам и где именно: на «красных линиях» — при соблюдении определенных условий — или только во дворах, а, может, вообще нет?

— На «красных линиях» однозначно нам законодатель не разрешил размещать нестационарные торговые объекты, на инженерных коммуникациях. Есть еще ряд ограничений, но они не такие существенные.

В принципе, потребности ни у муниципалитета, ни у жителей в этом нет, но если исходить из интересов малого и среднего бизнеса, то возможность у них такая есть. Однако предприниматели должны понимать, что будет участие в аукционе, будет договор аренды на 3–5 лет и что все-таки нестационарная торговля — это временная конструкция, которая удовлетворяет какую-то временную нужду.

Мы все-таки предлагаем развивать формат цивилизованной торговли — такой, где каждый себя будет чувствовать человеком: и покупатель, потому что он может спокойно выбрать товар и защитить свои права, и продавец, который находится в человеческих условиях, у которого есть туалет, есть час отдыха, есть возможность работать в тепле, с комфортом.

— Какие наиболее очевидные изменения мы сможем увидеть, например, через год или через пять лет?

— Мы надеемся, что будут освобождены от торговли «красные линии», остановки общественного транспорта, будет просматриваться архитектурный облик домов, их особенности. Уйдут киоски с пивом, с табаком, с шаурмой, надеемся.

Если будет формат нестационарной торговли, то такой, как, например, киоск «Цветы», который мы сегодня с Вами видели.

Повторю, что у нас нет цели отказаться от нестационарной торговли совсем. Она имеет право на существование в каких-то районах с определенным ассортиментом, но это должно быть цивилизованно и точечно.

— Благодарю Вас за содержательные ответы! Будем с интересом следить за развитием ситуации.

Актуальное
Читайте также
В Пензенской области озимые погибли на площади чуть более 3 тыс. га Первенство пензенской федерации плавания пройдет 26–28 апреля
На 88-м году жизни скончалась актриса Лариса Кронберг В пензенском правительстве подвели финансовые итоги 2016 года
Резиденты пензенских ЦМИТов отличились на всероссийских соревнованиях Жителей нескольких домов в Пензе и Засечном ждет плановое отключение газа
В России и за рубежом