17:40:38 Вторник, 22 августа
НКО в Пензе Дело Пашкова Дело Тузова Ремонт дорог ДТП в Пензе Транспорт в Пензе Облик Пензы Опросы Рейтинги Выборы-2017

Надо стараться делать все, чтобы слышать людей — Виктор Кувайцев

09:58 | 01.11.2016 | Интервью

Печать

Пенза, 1 ноября 2016. PenzaNews. Глава администрации Пензы Виктор Кувайцев дал второе в этом году большое интервью главному редактору информационного агентства «PenzaNews» Павлу Полосину. Его запись состоялась в воскресенье, 30 октября — в день, когда в Пензе впервые за сезон установился снежный покров. Однако погода не смогла внести свои коррективы в ранее намеченный план выездного интервью, которое в общей сложности длилось более 3 часов.

Надо стараться делать все, чтобы слышать людей — Виктор Кувайцев

Фотография © PenzaNews Купить фотографию

В ходе него Виктор Кувайцев и Павел Полосин посетили микрорайон Заря, где продолжается переселение детей-сирот и граждан из ветхого и аварийного жилья, проехали по отремонтированному проспекту Строителей, осмотрели ряд мест самовольного строительства и размещения нестационарных торговых объектов в Арбеково, оценили качество благоустройства у ТЦ «Олимп» после завершения ремонта теплосетей.

Кроме того, мэр Пензы поделился с журналистом планами по развитию Олимпийской аллеи, показал, как обустроено парковочное пространство у возводимого на Западной поляне перинатального центра, затронул перспективы развития набережной реки Суры и дальнейшего благоустройства улиц Измайлова и Антонова.

Конечной точкой записи интервью стал поселок Ахуны, где завершается строительство тротуара и велосипедной дорожки, ведущей к велолыжероллерной трассе. Там же Виктор Кувайцев ответил на вопросы о том, каким образом планируется развивать микрорайон, и правда ли то, что в его границах может начаться массовая многоэтажная застройка.

— Доброе утро, Виктор Николаевич! Во-первых, спасибо, что нашли возможность сегодня, в воскресный день, ответить на вопросы ИА «PenzaNews», которых на самом деле накопилось немало. Последний раз мы записывали с Вами большое интервью в начале февраля этого года — около 8 месяцев назад, в офисе агентства. Сегодня наша встреча выездная, и начинаем мы ее в новом микрорайоне Заря. Надеюсь, погода нам не помешает, поскольку хотелось бы достаточно много точек посетить. Но прежде, чем перейти непосредственно к основным вопросам, я должен Вас прямо спросить о том, от чего зависит вообще целесообразность этого интервью. Как Вы можете прокомментировать ранее появившуюся информацию о якобы Вашей скорой отставке?

— Я, честно говоря, такой информации не видел. Почему-то мне ее никто не донес. Даже не знаю, что на это можно сказать. Я работаю в обычном, нормальном режиме. Готовим город к зиме. Скоро будем подводить итоги 2016 года, бюджет формируем на следующий год. Много очень проблем, связанных с доходной частью бюджета, в которую надо вместить те расходы, которые сформировались за предшествующие периоды. Занимаемся текущей работой, поэтому не могу сказать.

— Как Вы считаете, кто, а, главное, зачем может распространять подобную информацию в отношении Вас? Какие цели преследуют эти люди?

— Надо у них спросить, наверное, какие они цели преследуют. Но увидеть в ком-то заинтересованность какую-то — я на сегодняшний день не могу об этом сказать.

На мой взгляд, у меня достаточно конструктивные рабочие отношения со всеми структурами. Я практически целый год работаю в каждодневном режиме, без выходных, чтобы понять, как проблемы решаются моими подчиненными, как они могут, способны ли организовать работу. Кстати, по некоторым я могу сделать какие-то выводы по завершении года. Но в большинстве своем мои подчиненные, заместители — это люди, которые работают на муниципалитет. Мне приятно говорить, что у меня есть команда, с которой я могу работать, решать городские проблемы. И я вижу, что люди этим горят, что они готовы к такой работе.

Я уже как-то говорил, что в таком каждодневном режиме работать нельзя. Надо рационально распределять свое время таким образом, чтобы можно было уделять его и семье, и отдыхать. Но я для себя поставил задачу — поизучать, кто на что способен, и уже тогда определиться: когда и кому из заместителей можно передать часть организационных работ, чтобы они, в свою очередь, передали начальникам управлений, подчиненным. Вот тогда в выходные дни — даже при такой погоде — можно быть спокойным, что все справятся с этой работой. Но еще раз скажу: для этого надо знать, на что они способны.

— И все же для полного понимания ситуации нашими читателями, ответьте, пожалуйста, на следующий вопрос: кто вправе отправить Вас в отставку с поста главы администрации города Пензы? В чьей компетенции находится принятие такого решения?

— Принимает решение Пензенская городская дума. Это закреплено уставом нашего города. Всегда так было. Но определяет это, понятно, губернатор.

— Вы боитесь отставки с поста мэра Пензы?

— Нет. Я вчера [29 октября] был в сельхозакадемии, поздравлял коллег с 65-летием вуза и с тем, что академии присвоен статус университета. Я сказал, что одно из самых главных, наверное, моих решений, принятых в жизни, было согласиться работать ректором в тот момент, когда вуз был признан неэффективным, когда у него заканчивалась государственная аккредитация. Я за это очень переживал. Это было на самом деле пережито мной, моей семьей. Достаточно сложный период. Я просто боялся, что не успею, не смогу это сделать.

Что касается работы в городе: я осознавал, какой это огромный груз ответственности, знал, какие проблемы передо мной, перед городом стоят, какие мне придется решать задачи, причем решать достаточно оперативно. Я знал, что это будет затрагивать круг интересов определенных людей, что не всегда их действия во благо города и горожан. И я сейчас вижу, что эти люди привыкли решать свои проблемы любыми путями, в том числе без согласования с муниципальной властью. А сейчас этого делать просто нельзя, потому что дальше это будет лишь усугублять развитие города. Понимая это тогда, я принял для себя это решение, принял предложение [стать главой администрации Пензы]. Работаю, стараюсь сделать все, что от меня зависит, чтобы город становился более привлекательным для инвесторов и более комфортным для жителей города.

— Еще один, последний, вопрос на политическую тематику, если позволите. Как Вы считаете, мэр должен избираться так же всенародно, как и губернатор Пензенской области, чтобы он понимал свой реальный уровень поддержки населения? Или Вы все же сторонник концепции назначения мэра депутатами городской думы?

— У нас было так до 2004 года, когда мэр избирался всенародно. И для того чтобы была вертикаль власти достаточно прозрачной и управляемой, наверное, та система, которая есть сегодня, более оптимальная.

— Виктор Николаевич, давайте теперь перейдем к насущным проблемам, большинство из которых связаны со сферой ЖКХ, благоустройством, созданием комфортной среды в Пензе. Я думаю, Вы уже поняли, почему я предложил начать наше интервью именно в Заре. По этому микрорайону возникает достаточно много вопросов, есть немало проблем, но, мне видится, что еще больше о Заре разного рода мифов, основанных на измышлениях и эмоциях, а не на фактах и прагматизме. Мы все могли наблюдать, как и кто перед выборами в Госдуму России пытался играть на этой теме довольно длительное время. Но выборы закончились, а вместе с ними и так называемые «борцы за справедливость» тоже куда-то пропали. И тем не менее реальные вопросы остались. Итак, начинаем с простого: кого и зачем переселяют в Зарю? Для кого здесь строят квартиры?

— Хочу сразу сказать, что эта территория площадью 883 га, которую, как Вы правильно заметили, некоторые пытаются преподнести как загородную, еще в 2008 году была определена как перспективная территория по развитию Пензы в соответствии с генеральным планом. Институт урбанистики, который разработал тогда этот проект исходил из того, что, развивая эту территорию, мы могли бы решить для города в том числе и проблему «местечкового строительства». А здесь есть возможность построить все заново с учетом современных требований. Думаю, это было правильное решение, потому что сейчас мы реализуем здесь несколько программ.

Во-первых, мы предоставляем земельные участки многодетным семьям, а также семьям, имеющим инвалидов. За счет бюджета города в этом году мы завершили строительство всех сетей и теперь ответственно можем сказать, что здесь, в новом поселке Заря, есть вода, газ, есть системы водоотведения, я не говорю про освещение. И это позволило нам уже на стадии строительства иметь возможность подключать поочередно все дома с индивидуальным отоплением. Здесь также продаются участки для всех желающих иметь свой дом. Насколько эта программа на сегодняшний день успешно реализуется, можно увидеть по количеству застроенных территорий.

Надо помнить о том, что фонд переселения, который имеет под собой федеральную основу, определяет стоимость квадратного метра. Исходя из этого, была выбрана именно такая застройка. Сейчас здесь проживают около 400 семей.

Что касается города, то всего здесь будет 20 жилых многоквартирных домов. Сейчас построено восемь — все они введены, идет заселение. Те дома, которые сейчас мы предлагаем к заселению, конечно, имеют стопроцентное благоустройство. В них есть все, чтобы можно было перейти завтра в них и жить.

Мы параллельно строим на условиях софинансирования детский сад: на следующий год планируем завершить. Есть пост пожарной охраны, есть пункт охраны общественного порядка. Спортивную многофункциональную площадку построили в рамках всероссийской программы «Газпром – детям», она функционирует.

Мы капитально в этом году отремонтировали существующую школу: крышу, фасады, заменили все окна на пластиковые стеклопакеты, сделали входную группу. Школа, рассчитанная на 200 учащихся, имеет возможность вмещать детей дошкольного возраста. При этом у всех переселяющихся людей пока осталась возможность также обучать детей в тех школах, где они учились до переселения. Как только мы на следующий год построим здесь детский сад, то заберем отсюда часть детей, и в этой школе можно будет продолжать еще принимать учащихся.

Кроме домов по программе переселения из ветхого и аварийного жилья, построено три дома на 150 квартир по программе предоставления жилья детям-сиротам. Сейчас эти дома приняты, они отапливаются от модульных котельных. Идет заселение.

Вы знаете, что здесь была проблема в обеспечении пассажирских перевозок. В итоге мы приняли решение, определили маршрут №25, который обслуживает наш муниципальный транспорт. Были приобретены новые автобусы, они работают на этом маршруте.

Обустраиваются пешеходные дорожки. К сожалению, их еще пока нет к остановочным зонам, и нет благоустроенных выходов от территории домов для детей-сирот, чтобы там сделать дополнительную остановку.

Мы здесь провели несколько мероприятий, связанных с благоустройством, озеленением. Вы видите, что игровые элементы расставлены, но работы строительные продолжаются. Наверное, пока они идут, люди будут испытывать определенные неудобства, как и везде.

— Из каких районов города люди переселяются в Зарю? В основном это Заводской район?

— Переселяющиеся есть на самом деле с разных территорий. Есть и улица Красная, и улица Калинина — это можно определять сегодня по сносимым домам — и Набережная реки Пензы, и Набережная реки Суры. В этом году мы должны по программе переселить 766 семей. Всего же здесь будет около 4 тыс. людей.

Надо прямо сказать, что большая часть — процентов 70 из всех, кого мы переселяем — это собственники. Если с нанимателями проблем не возникает, потому что у них наше, муниципальное жилье, то собственник имеет право обратиться за выкупом. Мы какую картину наблюдаем? Собственник не всегда соглашается с этой территорией. Только не из-за того, что это Заря — как кто-то пытается преподнести ее как загородную территорию, якобы в чем-то ущемленную. В перспективе она, наверное, будет самой развитой, на современном уровне. У собственников сложности возникают из-за того, что они не являются владельцами единственного жилья и не могут воспользоваться льготой. Мы установили представительным органом льготу только для владельцев единственного жилья, которая позволяет иметь дополнительно 15 кв. метров. А когда у собственника есть еще какое-то жилое помещение, он этим правом воспользоваться не может, поэтому раздумывает, что ему лучше предпринять, что лучше сделать.

— Несколько вопросов по поводу Заводского района. Почему нельзя, например, для людей, которые живут там, построить большой многоэтажный дом и переселить туда всех желающих? Есть же такое выражение: «Старые деревья не пересаживают». Эти люди всю жизнь прожили в Заводском районе. Почему бы им не остаться там, где все для них привычно?

— Это надо было сделать 2–3 года назад. Сначала дом построить, а потом переселять. Сейчас мы там имеем очень много участков из-под расселяемых домов, после сноса, и такую возможность будем иметь, но пока ее нет.

Существует проект по развитию застроенных территорий. Мы сформировали такую программу еще в прошлом году, в этом — определили территории. И в Заводском районе эта программа будет действовать — на улице Леонова, которая уходит вглубь, где стоит полуразрушенный сгоревший дом. По этой программе мы сейчас заказали оценку. Будем предлагать застройщикам эту территорию, чтобы они расселяли там людей, развивали ее, застраивали. Конечно, этот земельный участок получается с обременением. Он не будет стоить таких денег, как если бы он был просто свободный. Для нас это будет пилотный проект, но мы пытаемся таким образом дать возможность людям расселиться именно там, где они привыкли жить. Что касается застройщиков, у нас есть несколько желающих. Мы сейчас с ними ведем переговоры, чтобы они заявились для участия в этой программе.

Знаю, что сегодня некоторые говорят: есть много свободных квартир у застройщиков. Действительно, есть. Но вот почему-то никто еще из застройщиков нам не предложил по цене, установленной по программе переселения, чтобы мы могли приобрести квартиры.

Кроме того, любой из собственников аварийного жилья может обратиться за выкупом и купить квартиру в том районе, где он хочет. В выкупе мы не вправе отказать, мы его производим. Все желающие реализуют такое право.

— В Интернете муссируется информация о том, что часть домов, признанных аварийными в Заводском районе, якобы по факту вовсе таковыми не являются, что, мол, составленные акты об аварийности этих жилищ чуть ли не подделка. А вот действительно аварийные дома как стояли, так и стоят, и на них никто из властей, как и на жителей, никакого внимания не обращает. Так ли это?

— На самом деле ко мне на прием приходили жители таких домов, сопровождаемые адвокатами, грамотными людьми в сфере ЖКХ, некоторые из них даже участвовали в избирательных кампаниях. И они как раз говорили о том, что эти дома вносились в программу, чтобы получить в городе какие-то свободные земельные участки. Я не могу об этом сказать, потому что решение принимала межведомственная комиссия. Только решением суда можно было как-то эту ситуацию обжаловать, выйти из этого состава переселяемых домов, признанных аварийными. Кто-то по этому поводу обращался. Но надо сказать одно, чтобы все знали: мы никогда не препятствовали никому, если человек не желал сюда переезжать.

— А есть информация о том, какой процент отказов от переселения в Зарю?

— Если по этому году: от 766 квартир это в пределах, наверное, 4% — около 30 семей.

— То есть это совершенно нормальный процент отказов, когда человека что-то не устраивает по каким-то своим причинам, и он просто не хочет переезжать сюда.

— Знаете, у нас каждый год, когда реализуется эта программа — мы переселяли на Шуист, на улицу Чапаева, было примерно то же самое. Не всех это удовлетворяло.

— По Вашим ощущениям, люди, которые переезжают из старых аварийных домов сюда, в Зарю, довольны?

— Можно людей спросить. Но большая часть, с кем мне приходилось разговаривать — да, они согласны. В свою очередь я понимаю и тех людей, которые не могут сюда переехать по объективным причинам: например, ребенок где-то учится, и он не может сам добираться, а родители, работая, не имеют возможности его сопровождать. Потом — люди географически привязаны к работе, когда расстояние до нее им позволяет территориально быстро перемещаться туда и обратно. Наверное, с этими людьми можно согласиться при одном условии, если они сами предлагают какой-то вариант. Когда они такой вариант находят, мы их поддерживаем.

— Правильно ли я понимаю, что Вы сторонник того, чтобы город рос вширь, а не вглубь, как это было при Ваших предшественниках?

— Правильно Вы понимаете. Я не считаю себя великим специалистом в градостроительстве, но уверен, что плотности населения можно достигать не только 22-этажными домами, но и плотной малоэтажной застройкой. Надо людям дать возможность жить там, где они считают, что для них так удобнее.

— Виктор Николаевич, мы довольно подробно сейчас поговорили про переселение в Зарю, но это только часть нашего с Вами интервью. Я предлагаю проехать по городу, подвести некоторые промежуточные итоги работы за теплый сезон. Что касается маршрута, мне было бы интересно посмотреть вместе с Вами Арбеково, Западную поляну, центр, район ГПЗ и Ахуны. Где-то мы могли бы остановиться, чтобы на месте разобраться в той или иной ситуации. Согласны?

— Конечно.

— Как и на чем поедем?

— На служебном «Volkswagen Multivan», на котором я всегда перемещаюсь.

— Не так давно была ситуация, в день выборов в Госдуму, когда в соцсетях несколько отдельных пользователей Вас критиковали за то, что Вы подвезли на вот этом же самом служебном автомобиле, по-моему, свою жену с избирательного участка до дома. Вас тогда еще заподозрили в том, что Вы лично чуть ли не карусельщиков возите. Забавная ситуация тогда получилась, помните?

— На самом деле в тот день, 18 сентября, я был на работе, как глава администрации муниципалитета обеспечивал проведение выборов. Я посетил несколько избирательных участков, и на одном из них к себе в машину взял внучку Софью, дочку нашего сына, жену, и мы, когда проголосовали, должны были ехать обедать. Мы поехали домой. Но кто-то попытался сделать какой-то фурор из-за «нецелевого» использования служебного автомобиля. В принципе это можно делать каждый день — я каждый день приезжаю.

— Не боитесь, что Вам предъявят аналогичные претензии за то, что Вы на своем служебном автомобиле, да еще и в воскресный день, катаете журналиста?

— Есть такие люди, которые, чтобы ты ни делал, все равно скажут, что все не так. Я думаю, что такие найдутся и сегодня тоже.

Вы же, наверное, помните ситуацию со служебными машинами главы города, главы администрации. Казалось бы, что произошло? Это обычный служебный транспорт, который используется не только в Пензе, а практически в каждом муниципальном образовании. Я уже не говорю про тот, который имеет статус субъекта [федерации].

— Я знаю, что Вы любите ходить пешком.

— Я люблю ходить пешком, с удовольствием ходил бы на работу пешком. Кстати, когда работал в сельхозакадемии, ходил пешком. А ходить по городу, чтобы решить все дела — просто у меня такой физической возможности нет. А так да — мне комфортно пешком перемещаться.

Эта машина, на которой мы с Вами сейчас едем, по-моему, 2010 года выпуска. До меня на ней многие ездили. Хотел бы отметить, что у нас автомобили не закреплены за конкретными чиновниками. С тех пор, как я стал работать главой администрации, у нас все автомобили переданы в бюджетное учреждение [МБУ «Автомобильное транспортное хозяйство»], и оттуда машины выезжают по заявке через диспетчера, так же как и в государственном гараже, который обслуживает правительство Пензенской области.

— То есть любая из свободных машин?

— Любая. Но есть возможность при необходимости в служебных целях заказать, например, высокопроходимый автомобиль или машину большей вместимости. Причем сделать это может не только глава администрации, а любое лицо, которому такое право предоставлено распоряжением первого заместителя главы администрации, отвечающего за это управление.

— Виктор Николаевич, наверное, не ошибусь, если скажу, что вообще тема со служебным транспортом лишь одна из тех, за которую пытаются зацепиться отдельные одиозные личности — любители порассуждать о соотношении привилегий мэра с результатами работы его команды.

— Если речь идет о каких-то огрехах в деятельности, связанных с тем, что мы что-то не успеваем, может быть, где-то невнимательно к людям относимся, я с этим соглашусь. Над этим надо работать. Надо стараться делать все, чтобы слышать людей. Важно уметь их слушать и слышать, реагировать правильно. А вот что касается каких-то привилегий, которые моя семья якобы получила, поскольку я стал главой администрации города, конечно, нет.

Жена у меня сама водит личную машину. В основном она это делает для того, чтобы заботиться о внуках, помогать детям в части походов в бассейн, школу искусств и, понятно, школу. И хотя старший ребенок ходит уже самостоятельно в школу, она все равно старается сопровождать. Она готова поехать, помочь семье старшего сына, младшего, и всегда это делает, о чем я, к сожалению, узнаю иногда уже поздно вечером, потому что днем мне некогда. Хотя, я Вам уже говорил, надо находить время и уделять его семье, детям, внукам.

Конечно, такая организованная грязная травля в Интернете, где приводят какие-то колоссальные цифры, траты, пишут про ликвидацию каких-то предприятий, вывод средств, вызывает у нормальных людей только чувство возмущения. Для меня, для моей семьи это достаточно болезненная ситуация, трудная. И не только для моих детей, но и мамы, которой недавно исполнилось 85 лет. Вот это тяжело переживать, особенно матери.

— Виктор Николаевич, по правую сторону от нас — автомойка самообслуживания. Была информация, что она не совсем законно здесь стоит.

— Эта информация была распространена нами, администрацией города Пензы, когда мы выявляли все незаконно построенные объекты. Выяснили, по-моему, это было в мае, что объект возводится с нарушением разрешенного использования. Разрешение было выдано 2–3 года назад на строительство объекта в два этажа капитального характера. На тот момент было выявлено несколько таких объектов, если помните, это и заправки, и автомойки, поэтому была предъявлена претензия. Застройщик обратился к нам за изменением разрешения. Мы рассмотрели, по представленному проекту решения изменили ему разрешение, и он уже сейчас в установленном законом порядке оформил ввод этого объекта. По такому пути пошли несколько предпринимателей, которые занимаются аналогичным видом деятельности. И это правильный путь.

При этом, на наш взгляд, можно было бы найти, скажем так, более скромное место для автомойки самообслуживания. Это сейчас дорога такая здесь, а в перспективе будет в каждом направлении по три полосы. И, конечно, этот объект мог бы находиться в другом месте.

— Чуть подальше слева мы с Вами видим гаражи, которые мешают строительству дороги в направлении трассы. С ними как обстоят дела?

— Решение проблемы пока остается на том же уровне. Там же собственность. Надо решать вопрос с собственниками, чтобы им что-то предоставили взамен или заложить определенную сумму в бюджет для выкупа. Было предложение от одного инвестора, который был готов участвовать в дальнейшем строительстве дороги при условии, что он эту проблему решит. Но этого не произошло. Не могу сейчас комментировать, но нам при формировании бюджета на следующий год надо эту проблему решать.

— То есть Вы не можете пока точно сказать, когда здесь появится полноценная дорога?

— Необходимость в ней есть уже сегодня, а когда она может появиться — я думаю, через год–два.

— Надо сказать, что вообще территория в Дальнем Арбеково достаточно активно застраивается, и тенденция эта будет только нарастать.

— Это территории, включая разворотное кольцо и участки за ним, где уже нет свободных муниципальных мест. Это все на правах аренды используется. Затем перейдет в собственность, когда объекты будут зарегистрированы.

— Помните, где заканчивалось Арбеково 20 лет назад?

— 20 лет назад там, где сейчас лермонтовская библиотека, уже окраина была.

— Виктор Николаевич, мы с Вами продолжаем движение по проспекту Строителей. Несмотря на то, что сегодня впервые за этот сезон лег снег, дорога чистая. Кстати, вся ли коммунальная техника переведена на зимний режим работы?

— На эту дату уже 100% техники, которая должна работать на дорогах, переоборудовано на технологию зимнего содержания. Сегодня ночью в пределах 40 единиц техники работало. Все дороги — в первую очередь мосты и путепроводы — были обработаны противогололедным реагентом, поэтому утром, когда жители поехали по своим делам, увидели, что дороги находятся в проезжем, нормативном состоянии. В течение дня будет организовано сметание оставшейся снежной каши. Мы видим, что погода переходит в дождь, и, возможно, потребуется другое — очистка ливнеприемников, потому что потоки воды сейчас принесут все в канализацию.

— Давайте поговорим про ремонт проспекта Строителей. Почему работы подрядчик смог завершить только глубокой осенью?

— Мы не из-за подрядчика ее поздно осенью заканчивали, а из-за того, что когда формировали в 2015 году объемы работ, департамент [ЖХК Пензы] задефектовал таким образом, что спланировал ремонт, если говорить на языке дорожников, картами. Вышли ремонтировать: уже определенный объем был проторгован в установленном порядке. Мы увидели, что ремонт картами не решает проблему нормативного состояния дороги. [...] Изыскали средства и приняли решение делать проспект Строителей сплошным перекрытием. Мы понимали, что сроки немножко затянутся, боялись, что не успеем из-за погоды, но, слава богу, успели все сделать.

— Удовлетворены ли Вы качеством асфальта, проделанной работой?

— Не везде. У нас есть замечания не только к качеству асфальта, но и к технологии его укладки. Поэтому когда мы говорим о том, что практически весь объем работ сделали, у нас есть тот, который до сих пор еще не принят по качеству. И, наверное, мы с некоторыми из подрядных организаций будем судиться, чтобы признать их недобросовестными.

Понятно, что мы будем настаивать, чтобы они устранили недочеты. Думаю, погода еще позволит, будет такая возможность. Конечно, те объемы, которые будут признаны некачественными, не будут оплачены. И на будущее мы с такими подрядными организациями работать не собираемся. Мы в суде будем стремиться к тому, чтобы недобросовестные подрядные организации вошли в соответствующий реестр. Тогда они не смогут в следующем году претендовать на участие в конкурсах.

— Недобросовестные подрядчики находятся каждый год. Как с ними бороться? Как изначально понять, что та или иная компания, получая большой объем работ, может сделать ремонт полотна некачественно?

— Сегодня закон определил, что все происходит через конкурсную процедуру. Аукцион в электронном виде проводится, поэтому мы не видим, кто там участвует, но перечень недобросовестных подрядных организаций, с которыми мы уже работали, обезопасит нас от того, чтобы они к нам вновь не попали.

В процессе выполнения работ просто нужен контроль. Если Вы обратили внимание, в этом году у нас были плотно выстроены взаимоотношения с лабораторией, которая следила за дорогами — это пензенский госуниверситет архитектуры и строительства, мы с ними договаривались на платной основе. Докладывали вплоть до температуры привезенной асфальтобетонной смеси для укладки на участок.

Если же вернуться к качеству материала, кроме асфальта, то, например, весь щебень, примененный в формировании основания дорог, высоких марок.

— Сколько лет подрядчик дает гарантию на эту дорогу?

— Гарантия 4 года на все дороги у нас. Наверное, гарантия достаточная, чтобы можно было ее при наших климатических условиях плотно эксплуатировать и поддерживать в нормативном состоянии.

— Виктор Николаевич, мы подъехали с Вами к остановке «Салон быта», где стоит немало киосков. Борьба с ними, как известно, продолжается. Если говорить про конкретно эти, то Вы на эту проблему обращали внимание еще в должности главы города. Но часть киосков как стояла здесь, так и стоит. Как с ними бороться? Сколько киосков убрали?

— Мы еще тогда, правильно Вы заметили, когда я работал главой города, убрали здесь семь металлических конструкций. Они якобы были установлены под эгидой сезонной ярмарки нашим муниципальным предприятием, а все остальные — частные — под эгидой этой ярмарки продолжали развиваться. Мы сейчас здесь убрали еще пять ларьков. Остается в собственности капитальное строение — магазин, а вот эти два мы уберем до 5 ноября в досудебном порядке. Они стоят незаконно.

— Собственники уже в курсе?

— Да, с ними провели беседу. Иногда собственники таких ларьков понимают, что с мэрией спорить не стоит, потому что они сами когда-то где-то с кем-то сговорились и нарушили. Поэтому и убирают. Порядка 60 ларьков у нас уже убрали.

— А как так вообще получается, что возникает, например, где-то на какой-то территории ларек, и его как бы не замечают?

— Я когда стал разбираться в этом, то выяснилось, что у нас таких очень много ларьков. На две категории я бы их разделил. Есть те, которые просто стоят, даже за место под своим ларьком не платят, за земельный участок. Таких примерно около 200. А есть те, которые стоят, какую-то там копейку платят, но подключились к сетям, где-то даже к домашним, к многоквартирным. Такие жалобы тоже были. Но, главное, что их установили якобы по некой схеме размещения нестационарной торговли, принятой отделом потребительского рынка, который в администрации был.

Но ситуация-то поменялась, все приходит сейчас к определенному порядку, который обозначил субъект. Министерство сельского хозяйства Пензенской области разработало порядок размещения объектов нестационарной торговли для всего субъекта на основании федерального закона. Мы в городе приняли свой порядок. И вот по этому порядку сейчас, чтобы кто-то где-то встал, он должен заявиться. Мы ему определяем несколько территорий, где это можно делать, и он на конкурсной основе участвует.

— Виктор Николаевич, давайте перейдем на противоположную сторону проспекта Строителей, к дому №50. Там стоит не то что ларек, а целое здание трехэтажное, высота которого достигает пяти этажей многоквартирного дома. Я понимаю, что Вы не можете нести ответственность за действия своих предшественников, но все же, каким образом здесь вплотную к дому могло появиться такое здание? Аналогичная ситуация на улице 8 Марта. Как власти могли согласовать такой проект?

— Могу предположить, что здание строилось по разрешению как двухэтажное, чтобы избежать экспертизы. После того, как объект был построен и введен, выяснилось, что второй этаж был переоборудован под два этажа сразу. То есть объект получился уже не двух-, а трехэтажный. И его назначение сегодня видно — это не кафе-мороженое [от компании «Ледяной дом»]. Мы сейчас претензию направили, ждем ответа. Если не удастся в досудебном порядке решить, то идем в суд, как и по другим объектам.

— Фактически собственник обманул мэрию?

— Ну, наверное, в то время он ее не просто обманул, он нарушил все, что на тот момент можно было нарушить, исходя из разрешительной документации.

— Реально снести это здание по решению суда?

— Если будет такое решение суда, то почему нет?

— Потому что мы знаем, как долго длятся эти судебные процессы: на каждое решение суда обычно подаются апелляции, кассации и так далее. В итоге это чуть ли не годами все тянется без должного результата, при этом собственники сдают помещения в аренду, получают прибыль и налоги не платят.

— У нас есть несколько таких объектов, по которым подобные процедуры, о которых Вы говорите, идут годами. Но я могу назвать примеры, когда все наши последовательные шаги приводили к логическому завершению, и объекты были снесены. Мы провели несколько выездов со СМИ, чтобы показать людям, что не надо заниматься самостроем, не надо вводить в заблуждение и муниципальную власть, и жителей по соседству. Не надо этого делать, потому что это приведет к тому, что здания в результате все равно вы потеряете. Примером может служить объект на улице Карпинского. Есть еще 2–3 здания, где люди сами их уже разбирают. Один из них — это объект, который был построен как жилой, приспособлен под коммерческую деятельность. Надо идти по пути закона.

— Что делать людям в этой ситуации — например, что делать жителям дома №50 на проспекте Строителей, которые теперь вынуждены из окон смотреть в стену этого здания?

— По этому объекту надо людям поддерживать муниципальную власть в суде. Если следовать здравой логике, 2–3 таких решения могут служить для многих примером, чтобы они этим не занимались в будущем.

Мы недавно копали теплотрассу, где просто были вынуждены подогнать трейлер, кран, погрузить нестационарные объекты, которые стояли рядом с недействующим торговым центром. Выяснилось, что он незаконно построен. Это проспект Строителей, 170, напротив «Весны». И когда стали вывозить эти ларьки, поскольку они мешали работам и не были согласованы, то услышали от предпринимателей, которые там размещались, что собственник этого ТЦ разрешил им встать на его территории — прямо на сетях, только потому, что они заплатили приличные деньги. Когда мы их спросили: «Вы вообще представляли, что вы делаете?», они ответили: «Нет, мы были уверены, что нам все гарантировали, потому что мы внесли определенный вклад».

— Пусть прошлые мэры обвинят меня в короткой памяти, но я не припомню, чтобы кто-то из них лично уделял большое, а самое главное пристальное и систематическое внимание вопросам ЖКХ. Я также не могу вспомнить ситуацию, когда мэр Роман Чернов или тем более Юрий Кривов, который нередко говорил о том, что глава администрации должен заниматься только стратегическими вопросами развития, а не какими-то мелкими городскими проблемами, сам залезал в раскопанные коммунальщиками ямы, тем более в выходные дни. Вы это делали и делаете постоянно. И главное требование, которое всегда звучит — качественное выполнение работ в срок. Вы свою основную задачу как мэр видите в обеспечении нормального функционирования потрепанной годами системы ЖКХ? Чтобы у каждого жителя Пензы в холодный период в доме были отопление, горячая вода, газ, электричество, чтобы дороги были очищены от снега и фонари везде горели?

— Правильно. И еще мы должны сделать все, чтобы не раздражать людей тем, что мы якобы создаем видимость ремонтов, вкладывая в них колоссальные средства. Конечно, это приводит к раздражительности, когда люди видят, что в одном и том же месте объекты делают ежегодно, как, скажем, напротив автовокзала на улице Луначарского, или вот здесь — около ТЦ «Олимп». Это людей раздражает, потому что у них уже не остается веры в такую власть.

Еще хуже, когда они видят, что делают, например, новую дорогу, а завтра там начинают копать и перекладывать теплотрассу. Поэтому надо следовать такой логике: если уж мы раскопали, начали делать, то обязательно надо проконтролировать за ресурсоснабжающей организацией, чтобы были применены современные материалы, которые бы позволяли быть уверенными 25–30 лет, что мы тут больше ничего не тронем.

— Надо отметить, что, несмотря на масштаб и сроки всех работ по ремонту теплосетей около ТЦ «Олимп», горячая вода и отопление в домах жителей этого микрорайона была. Вы тут часто бывали и хорошо знакомы с ситуацией. Работы вела организация «Т плюс Теплосеть Пенза». Сроки ремонта они не сорвали, но по срокам благоустройства не прошли, и им придется заплатить штраф.

— Сроки ремонта самой теплотрассы по контрактам они выдержали. Но головное предприятие ПАО «Т Плюс» должно взять на себя обязательства, чтобы не откладывать проведение подобного ремонта на август и сентябрь. Это надо делать в июне, июле. В итоге это привело к тому, что мы в срочном порядке здесь были вынуждены запустить отопление в дома по летней схеме, что позволяло иметь горячую воду, тепло, но только до того момента, пока не понизилась бы температура до -5°C. Тогда мы бы дома не смогли протопить, потому что по системе летнего оборота воды просто не смогли бы держать температуру. Поэтому на будущее мы их призываем, чтобы и количество бригад они увеличили, и торги вовремя проводили.

Они часто ссылаются на свое московское руководство. Но мы были и там. Я туда тоже ездил, разговаривал с ними. Недавно встречались здесь, в зале переговоров у губернатора эту тему обсуждали. Они обещают, что будут более внимательно относиться и к срокам, и к объемам, вкладываемым в капитальный ремонт. На сегодня мы понимаем, что те деньги, которые собственник вкладывает, для города минимальные.

— Виктор Николаевич, мы сейчас с Вами выезжаем на Западную поляну по объездной дороге и можем наблюдать, что вдоль нее началось строительство двух объектов: один около коттеджа из металлоконструкций, другой — около автосервиса, тут, правда, только бетонные столбы успели поставить. Что здесь будет?

— По первому объекту: видите, земельный участок застраивают по периметру со всеми отступами в ноль. А в этой зоне может быть магазин — не более 150 кв. метров. Будет потом [собственник] ходить, просить.

— Разрешение собственник у мэрии на это уже получал? Или просто взял и начал строить?

— У него участок, он купил его и вот решил двигаться по такому пути. Мы обнаружили этот объект, 10 октября направили претензию.

— На другом объекте то же самое происходит?

— Здесь, скорее всего, собственники техцентра пытаются что-то построить. Но мы тоже это обнаружили, и сейчас они приостановились, потому что они получили предупреждение. Пока они ни за какой документацией еще не обращались.

— Кроме незаконных зданий, есть еще и незаконная реклама в виде табличек, объявлений, которая размещается на деревьях. Замечу, что раньше ее было намного больше. Кто и как с ней борется?

— У нас есть МКУ «Рекламная служба города Пензы», которая выявляет незаконные конструкции, таблички. Специалисты созваниваются с собственниками по телефонам, которые указаны в рекламе, составляют акт, дают им определенный срок на добровольный демонтаж. Если не убирают, то демонтирует наша служба, затем через суд взыскиваются расходы в виде компенсации понесенных затрат. Бывает, что рекламу собственники конструкций сначала сами добровольно убирают, а затем через 2–3 недели она вновь появляется. И все начинается заново.

— Мы с Вами добрались до улицы Мира, и видим, что здесь стоит здание в районе бывшего ипподрома. По-моему, оно стало несколько больше того, что было здесь раньше.

— Там опечатано. Собственники приступили к реконструкции, вышли за границы своего участка. Мы обратились в суд. Идет разбирательство. Наверное, обеспечительные меры наложены. Но это тоже яркий пример самовольных действий. Почему-то у людей всегда есть желание как-то что-то пригородить, пристроить, прирезать. И такая ситуация не только с коммерческими зданиями, но и с жилыми, точнее с земельными участками. Люди приходят на прием и просят помочь. Что вижу в последнее время? Много обращений, конфликтов между соседями из-за использования земельных участков.

У людей вызывает, на первый взгляд, сначала зависть, что сосед что-то пригородил. Он начинает следовать его примеру. И уже тот сосед увидел, что этот сделал в больших масштабах, обращается с жалобой. Муниципальный земельный контроль выходит проверять и выясняет, что и у того, и у другого есть нарушения. Они конфликтуют из-за того, что кто-то из них больше занял, как правило, не своей, не соседской, а муниципальной земли! Мы разбираемся, принимаем меры. Конечно, это касается в основном коттеджной застройки. Вижу, как люди создают себе колоссальную проблему по улично-дорожной сети. Например, дороги, ранее предусмотренные в нормативных границах по ширине, сегодня превратили почти в однополосное движение.

Разговариваешь с человеком, видишь, что он понимает, что сделал в нарушение всех норм и градостроительных, и человеческой морали, потому что к соседу подъехать невозможно. Но все равно люди это делают. Наверное, если бы на этапе, как только он начинал что-то делать, его остановили власти, подсказали, начиная с уличного комитета и заканчивая районной администрацией, человек бы этого не стал делать.

— Когда я проезжаю около Олимпийской аллеи, то всегда обращаю внимание на этот лес. Он мне напоминает классический европейский лес — например, тот, который встречается по дороге из Праги в Берлин — там есть несколько подобных участков. Все они ухоженные, деревья стоят ровные, там нет мусора, поломанных веток. Я тогда еще удивлялся, кто за этим следит, как это вообще возможно на такой большой территории. Но потом меня удивили еще больше, когда рассказали, что в Германии почти каждое дерево в лесу пронумеровано, измерено и внесено в специальный реестр. Нам, наверное, до этого далеко еще, но тем не менее аналогия с увиденным 5 лет назад напрашивается. Кому принадлежит идея реконструировать Олимпийскую аллею?

— Губернатору.

— Вы довольны результатом?

— Мы еще не все сделали. Надо стремиться к тому, о чем Вы говорите.

Мы обустроили парковочное пространство с обеих сторон улицы. Оно рассчитано на 140 машин. Дорожки проложили, они высокие получились. Я сначала возмутился, а потом — видите, рельеф тут не очень ровный — чтобы вода в них не стояла. Если надо будет, грунт добавим. Строители нас убедили, что надо делать в таком варианте.

В общей сложности привели в порядок около 6 га. Есть территория, над которой можно продолжать работать, но это не в один год. Понятно, что это затратно, это денег стоит.

Были противники реконструкции аллеи, потому что мы убрали кустарниковое мелколесье. Некоторые говорили: «Что вы делаете? Сейчас будет все лететь в этот парк! Кустарники защищали от пыли и грязи». Но большинство людей, конечно, согласны, что эта территория должна быть ухоженной, где приятно отдыхать.

Появилась возможность у Пензенского государственного университета проводить здесь занятия физического воспитания, потому что увеличено количество уличных спортивных тренажеров. Возможно, еще другие появятся. Мы со студентами здесь общались, когда приходили с губернатором в один из выходных дней. Они хотят, чтобы турники были, тренажеры для пресса, укрепления мышц спины и так далее.

Мы сделали новые урны, скамейки. Много садовой мебели установили, есть даже из массива дуба. Надеюсь, будем такими уголками прирастать и на следующий год.

Мы сумели провести освещение на лыжероллерную дорожку и закольцевать ее — она теперь по протяженности почти 7 км. Она будет давать возможность всем желающим и в вечернее время заниматься активным отдыхом. Работает прокат. Есть места, где можно выпить горячий чай. Одно из таких мест мы еще дополнительно обустроим, но, разумеется, там никакого алкоголя и напитков, которые не соответствуют здоровому образу жизни, продаваться не будет.

Хотелось бы, чтобы люди понимали, что все это стоит не только большого труда, но и материальных затрат, и относились к этому соответственно. Мы, конечно, обязаны организовать и сбор отходов, мусора, который может сопутствовать отдыху, но все же надеемся, что люди с пониманием и бережно будут относиться к аллее.

— А вот здесь, Виктор Николаевич, мы с Вами упираемся в старое кафе «Ландыш».

— Да, которое портит весь вид.

— Что с ним делать? Здание же в собственности?

— В собственности. Собственника мы предупредили, чтобы он согласовал концепцию развития своего здания с нашим городским управлением строительства. Он хочет проводить реконструкцию, обратился к нам. Мы ему разрешение, пока он не представит концепцию, не выдадим, потому что у него должно быть определено место парковки для тех, кто к нему приезжает. Он должен сделать ее на своем участке.

— Виктор Николаевич, а на какое количество машин будет рассчитана парковка у строящегося перинатального центра, и кто будет иметь возможность ставить там свой транспорт?

— Парковка рассчитана на 260 автомобилей. Все желающие смогут там ставить. Она сейчас обустраивается, асфальтовое покрытие уже уложено. Осталось сделать освещение, нанести разметку.

Географически парковка выполнена буквой «Г». Мы прорубили лес, и теперь она соединяется с улицей Маршала Крылова, оттуда тоже можно заезжать: кому как удобно. А от стоянки около проходной областной больницы, что напротив здания пединститута, будет сквозной проезд. Дорогу в сторону артинститута мы расширили.

Мы не заасфальтировали только ближе к улице Маршала Крылова один участок, где деревья растут. Там еще коллектор проходит, водовод большого диаметра. Но идея какая: чтобы грязь машины не вытаскивали на колесах отсюда, засыпать этот грунт щебнем. Полоса неширокая, метров 5–6. Если человеку припарковаться будет надо, то он и под деревом может. В Европе тоже так практикуется.

Конечно, в идеале парковка должна быть платной, ведь ее надо убирать, содержать. Но я не думаю, что это произойдет сейчас. В перспективе, когда мы все сделаем, упорядочим, то, наверное, да. Я сторонник того, чтобы такие парковки были платными.

— Я смотрю, коммунальная техника в выходной работает у остановки около госуниверситета: рабочие обустраивают заездной карман. Его давно надо было сделать. Здесь всегда пробка из-за общественного транспорта, который перегораживает целую полосу, и приходится его объезжать фактически по встречной.

— Да, здесь будет теперь полоса постоянно свободная. Мы так сделали в двух–трех местах. И на следующий год еще планируем 5–6 перекрестков. Даже где две полосы, но есть возможность сделать заездной карман, надо это делать.

— Мы с Вами едем вниз по улице Лермонтова: такие заборы неказистые, ощущение какой-то разрухи. А ведь должно быть ощущение того, что здесь находится главный университет региона, что здесь центр студенческой жизни.

— У университета есть предложение по строительству жилого дома для ученых. Есть предложение по строительству общего большого студенческого кампуса. Они сейчас с нашим градостроительным управлением выбирают участки. Возможно, что остановятся на каком-то варианте, и это все преобразится.

Проблема в том, что угловая территория — частная. И если проехать квартал и направо, там угловая — тоже частная. Александр Дмитриевич [Гуляков, ректор ПГУ] каждую неделю, наверное, там обсуждение вариантов проводит.

— В любом случае внешний вид заборов около госуниверситета можно же привести в порядок, убрать явно изжившие свой век сараи, постройки. Вот здесь, например, был павильон «Цветы», убрали, свободнее, просторнее стало. Была информация о том, что на его месте может появиться микросквер, арт-объект, или сюда может быть перенесен даже остановочный павильон. Решили, как использовать высвободившуюся площадь здесь?

— Владелец сам приступил летом к демонтажу. Демонтировал, а эту площадку, по согласованию с нашим управлением градостроительства, изначально оставил, чтобы использовать то, о чем Вы говорите: какие-то архитектурные формы. Но было решение суда, и судебные приставы настояли, чтобы и площадку он эту демонтировал тоже. То есть он должен сдать городу участок в том виде, в котором он его застраивал.

— А он застраивал его законно?

— Нет. Этот объект именовался как объект нестационарной торговли, а по факту он был признан стационарным, поэтому его законным нельзя было считать.

— То есть это был объект капитального строительства?

— Да, он был признан таковым, и по решению суда и апелляции собственник обязан был его снести. Поэтому, как только работы до конца завершатся, мы примем решение, что здесь будет. Главное — сохранить и обустроить лестницу. Мы сейчас приводим в хорошее состояние лестницу, которая ведет ко дворцу детского и юношеского творчества. И, наверное, по такому же принципу со временем и эту территорию будем приводить в порядок. Я имею в виду уже не только лестницу, но и прилегающую территорию. Если ее облагородить, то люди здесь могут и отдыхать.

— Я помню, как здесь, около «Первопоселенца», в прошлом году лежали горы песка, территория была похожа на пляж. Люди возмущались, но после того, как тут уложили брусчатку, конечно, намного лучше стало. Если мы подойдем с Вами к смотровой площадке, отсюда открывается отличный вид на часть нашего всеми любимого города, полюбоваться которым приходят простые жители, гости. Когда Вы смотрите отсюда на город — сейчас он немного в заснеженной дымке из-за погоды — о чем Вы думаете как мэр и просто человек? Какие образы и планы по совершенствованию города, среды обитания возникают у Вас?

— Первое, что бросается в глаза — это наша река Сура, которую можно было сопроводить красивой хорошей набережной. И я уверен, что мы это сделаем.

Отсюда также видно, что мы в какой-то момент допустили непоследовательность в работе, допустили точечную застройку, поэтому нам надо это выравнивать. По последним шагам заметно, что мы к этому идем, и облик города — он свой, пензенский. Вместе с тем есть такие объекты, которым душа радуется. Мы знаем, что эти объекты не только власть, но и жители считают приятным и любимым местом.

В целом город видится в перспективе мне как развивающийся. И когда мы говорим про малоэтажную застройку, то за последние годы можно сделать контрастное сравнение, как здорово она преобразилась и шагнула к улучшению эстетического вида. У нас есть современные красивые постройки, причем многие из них могут служить уже украшением любого микрорайона. В частности, на Песках есть такие дома.

— Виктор Николаевич, надо сказать, что дорогу на Кирова хорошо отремонтировали. Раньше она была волнами, как старая стиральная доска. Здесь ведь применяли какую-то новую технологию?

— Улицу Кирова отремонтировали с применением минеральной добавки в асфальтобетонную смесь. Здесь уложен щебеночно-мастичный асфальтобетон. Он позволяет покрытию быть более пластичным, увеличивает срок межремонтной службы.

Подрядная организация, которая эту работу делала, достаточно авторитетная. В процессе подготовительных работ были выставлены все колодцы инженерных систем, которые тут есть, в этом полотне. Особое внимание обратили на наличие ливневок, которые были где-то скрыты или утратили свою функцию. Сейчас мы все восстановили. Опыт показывает, что их сейчас должно быть достаточно для того, чтобы они собирали все потоки воды и отправляли их в канализацию. Но это при условии, что ливневая канализация будет у нас справляться со всем потоком, который собирается в городе.

— Меня интересует участок улицы Кирова около здания правительства Пензенской области. Почему его пришлось ремонтировать за год дважды: и весной, и осенью? Как так получилось?

— Весной, когда мы проводим мелкоямочный ремонт и ремонт картами, мы обязаны привести проезжую часть в нормативное состояние — независимо от того, как будут дальше события развиваться. Чтобы полотно какое-то вывести в ремонт, мы его всегда обязаны привести в состояние ровной поверхности по профилю. Для этого проводится ямочный ремонт, заделка трещин. Поэтому довод о том, что здесь якобы дважды проводился ремонт, не совсем правильный.

По весне мы провели ремонт перекрестка только потому, что здесь невозможно было заделать все ямки, и мы произвели сплошное перекрытие — картой — этот участок. А все остальное после фрезеровки вскрылось. Мы еще здесь две недели занимались полотном, чтобы его подготовить к чистовому покрытию щебеночно-мастичным асфальтобетоном.

Примерно такая же ситуация была на проспекте Строителей, когда мы его отфрезеровали. Помните, как долго он был отфрезерованным? Дожди пошли. Но мы там столько дефектов заделали: трещины, ямы, и нам это дает основания полагать, что эта площадь уложенного асфальтобетона будет очень эффективна.

— Весной этот участок на Кирова по гарантии делали или за деньги бюджета?

— Я не могу сейчас точно сказать, но уверен в том, что департамент [ЖКХ Пензы], на который возложены функции содержания улично-дорожной сети, никогда бы не пошел на то, чтобы один и тот же участок ремонтировать. Это практически невозможно.

— Какая гарантия на эту дорогу?

— Гарантия на улицу Кирова, как и на проспект Строителей, составляет 4 года.

— Виктор Николаевич, месяц назад я был в столице Татарстана, и меня поразила набережная около Кремля: там настолько продуманы все элементы, есть зоны для пеших прогулок, для катания на роликовых коньках, велосипедах, веломобилях, там же работает прокат, установлены малые архитектурные формы, с которыми можно сфотографироваться, есть небольшие фонтаны, яркие лавочки. Есть также множество кафе, где люди могут за относительно небольшие деньги прилично поесть, а не просто перекусить, причем все выглядит очень достойно. Вся набережная выполнена в едином стиле, ее протяженность — более километра. И что самое удивительное — она является круглогодичным местом отдыха горожан. Зимой, как мне рассказали, там заливают каток для катания на коньках, проводят различные праздники, акции. Реально ли сделать такое у нас, в Пензе?

— Я был в Казани, был в Чебоксарах, в Ростове-на-Дону. Находясь в командировках, попутно изучал то, как в этих городах обустраивали такие места, которые являются центром притяжения горожан. Наша набережная тоже является таким местом, но есть ряд проблем, которые нужно решать.

Первая проблема, которую сразу видно, это намыв песка в реке, потому что выпуски наших канализационных коллекторов от ливневых канализаций выходят именно сюда. Надо проводить углубления, приводить в порядок само русло, но до этого надо сделать все, чтобы увести в другое место ливневый коллектор.

Разрабатывая документацию [на реконструкцию набережной], мы предусмотрели, какие на первом этапе здесь будут размещены зоны отдыха, где будут пешеходные и велосипедные дорожки. Вы знаете, что в этом году такая велодорожка от ГПЗ до Ахун будет реализована. И здесь мы также предусматриваем, чтобы в пешей зоне были дорожки для любителей велосипедов, роликов, чтобы они могли перемещаться отсюда в другие районы города.

Мы обязательно сохраним стелу «Росток», приведем ее в цивилизованный вид с учетом применения современных материалов на прилегающей территории и красивой подсветки. Она уже смоделирована. Мы видели, как будут меняться цвета. Главное, как она будет смотреться из города, с противоположного берега.

Работы мы намерены начать буквально в этом году. Пройдут конкурсные процедуры по капитальному ремонту. Первый этап будет включать в себя демонтаж старых бетонных конструкций, чтобы мы на следующий год при благоприятной погоде могли приступить уже к реконструкции.

— Речь идет о наклонных бетонных конструкциях, которые расположены сверху набережной и спускаются почти к воде на всем протяжении от Бакунинского до Подвесного моста?

— Да, эту территорию мы рассматриваем. Причем зеленые зоны здесь будут сохранены, благоустроены, стилизованы под современные требования. Обязательно будут обустроены общественные туалеты. А вот справа и слева от стелы «Росток» планируется расположить, и это уже обсуждалось, амфитеатр, который будет выходить на плавучую сцену на воде.

— Но она же не будет круглогодичной? Это будет какая-то сборно-разборная конструкция?

— В той концепции, которую нам представили, сцена сезонная. Но амфитеатр будет стационарным. Сидушки нельзя будет убирать, они будут всегда использоваться, обслуживаться. Это даст возможность наблюдать не только за тем, что происходит на самой сцене, но и вообще на воде.

Речь идет о том, чтобы сформировать на набережной центр массового притяжения наших горожан. Надо делать все, чтобы и День города, и другие праздники, все мероприятия проходили здесь. Почему? Потому что это даже важно с точки зрения безопасности пребывания людей. Единственной проблемой, которая видится, является наличие загруженной прилегающей магистрали. Последнее обсуждение породило новую идею — это высаживание живой изгороди, которая могла бы поглощать шум транспорта, защищать от проникновения пыли.

— Это большие затраты. Где брать деньги на реализацию всего этого?

— Разные есть варианты. Один из них — участие собственников земельных участков, прилегающих к набережной — с левой и правой стороны. Мы показали им концепцию, они могут обсудить свои идеи с архитектурным сообществом, чтобы принять для себя взвешенное решение. Но основная территория — муниципальная, нам ее достаточно для того, чтобы организовать необходимое пространство. Мы не рассматриваем в этой зоне никакого строительства, кроме спортивного, культурного, развлекательного.

Первый этап реконструкции, про который мы сейчас говорим практически ежедневно, — это та часть всего проекта, которая бы нам позволяла участвовать в чемпионате мира по футболу в 2018 году. Нам надо это сделать в 2017 году, потому что Пенза отобрана как один из городов с тренировочной базой. Поэтому мы готовим наш стадион «Зенит», ведем реконструкцию. И, учитывая расстояние от Саранска до Пензы, буквально час–полтора езды, и то, что эта близость будет нам позволять размещать здесь не только болельщиков, но и туристов, такой вариант сейчас рассматривается. Поэтому нам бы хотелось, чтобы к 2018 году мы имели эту пешеходную территорию, куда мы могли бы пригласить наших гостей.

— Виктор Николаевич, сейчас мы с Вами выезжаем на улицу Измайлова, где в этом году велись работы по расширению дороги. Можно ли сказать о том, что реконструкция этой улицы полностью завершена?

— Нет, реконструкцию улицы Измайлова следует рассматривать в общем проекте реконструкции улицы Антонова. Надо понимать, что мы близки к завершению первого этапа, поскольку сделали все для того, чтобы выезд с улицы Антонова и Новоказанской, с Ахун организовать на современном уровне с расширением до четырех полос проезжей части, с хорошими пешеходными зонами. Мы эту работу сделали, чтобы обеспечить пропускную способность на новый путепровод. И вот сейчас этот этап реконструкции подходит к завершению.

Этому предшествовала колоссальная работа по выносу сетей, и ее сделали практически всю зимой, а потом получили то, что мы сейчас видим. Дорабатывается освещение. С одной стороны оно уже есть — справа, если следовать в сторону поселка Ахуны. Слева будет в ближайшее время. Опоры там уже в основном смонтированы. Там же — по Измайлова — у нас при выносе сетей предусмотрена ливневая канализация с локальными очистными. Вообще все объекты, которые мы сейчас капитально ремонтируем или реконструируем, стараемся делать с водоотводом. Это продлевает срок службы покрытия.

Второй этап реконструкции — это дорога от перекрестка Измайлова и Антонова до деревянного храма. 1 тыс. 100 метров она занимает. Подрядная организация сейчас выносит сети, укладывает коллектор ливневки, переносит сети газопровода и электрические, чтобы сделать расширение проезжей части до четырех полос — по две в каждом направлении. С каждой стороны будет зеленая зона, отделяющая пешеходную часть от проезжей. То есть в том же стиле, как и улица Измайлова.

Объем работ большой. Опять же сопровождается он выносом некоторых объектов, как на Измайлова, где были торговые точки. Там нестационарные есть, мы с ними работаем. Часть из них собственники уже в досудебном порядке убрали, с кем-то придется судиться. Но работы идут. И отрадно, что мы планируем опять же за зиму сделать все работы, земляные, монтажные, связанные с выносом сетей, чтобы весной 2017 года можно было сделать современное покрытие.

— Улица Антонова достаточно короткая, но сам микрорайон ГПЗ-24 плотный по численности населения, и в связи с расширением улицы встает вопрос безопасности. Планируется ли ограничить скорость движения на этом участке или установить камеры фото- и видеофиксации нарушений ПДД?

— Самый оптимальный вариант из всех, которые мы рассматривали для улицы Антонова в том месте, где располагается школа №77, делать надземный пешеходный переход. Школа состоит из двух корпусов, расположенных с обеих сторон дороги. Там сегодня есть регулируемый пешеходный переход. Со временем надо делать надземный. Иначе мы расширим дорогу до четырех полос, но так и не решим проблему по увеличению пропускной способности.

— Кстати, будет ли как-то обустроена территория от дома №47 по улице Антонова до средней школы №77? На мой взгляд, там можно было бы сделать асфальтируемую стоянку, это решит проблему как для родителей учащихся, так и для местных жителей. Они уже много лет используют данную площадку для автостоянки.

— Не все ее используют, потому что она не имеет покрытия, что создает массу неудобств в непогоду для самих автолюбителей. В перспективе у нас есть предложение, мы его рассматриваем. Если градостроительный совет примет решение, то мы сможем продвинуться в том направлении, про которое Вы сказали. Но здесь есть проблема чисто житейская. Некоторые жители дома — хотя это не их территория, понятно, — категорически против, чтобы там была парковка. Они постоянно жалуются, в том числе мне. Этот конфликт уже не первый год длится, и я хорошо о нем знаю, особенно если учесть, что за этим домом — в следующем — я жил.

Еще что касается дома №47 по улице Антонова: там около 5 лет назад строилась подземная парковка, но она обрушилась. Были судебные разбирательства, экспертизы. Территория сама общедомовая, общедолевая. И сейчас большая часть жильцов выступает за то, чтобы построить на том месте обычный паркинг. Территория там приличная.

— Виктор Николаевич, мы близимся к финальной точке нашего интервью — к поселку Ахуны. И едем мы по дороге, которая была отремонтирована в этом году. Но вижу, что еще не до конца готовы тротуар и велодорожка, через которые проходят недавно проложенные здесь трубы для отвода воды с проезжей части. Почему о них не подумали раньше?

— Почему не подумали? Подумали! Мы решение этой проблемы как раз и предусмотрели заранее — это заметно по профилю полотна. На лесхоз когда едешь, там тоже так сделали. Вот здесь, с правой стороны, как мы едем, нет бордюра, поэтому есть всегда возможность воде уходить в ту сторону. А с левой стороны, где бордюр, вода будет сливаться за счет дренажных труб.

— То есть проектом это все было предусмотрено?

— Конечно. Они, когда стали устанавливать, понятно, торопились из-за погоды. Где-то не вырезали [отверстия для прокладки труб]. Но наши кураторы заметили, устранили.

— Как в целом оцениваете ремонт?

— Хорошая дорога. Тоже есть гарантия, тоже 4 года. Причем мы же дорогу делали не просто до Ахун. Мы ее сделали до выезда из Пензы — до поворота на Золотаревку. И туда ведет вот эта велодорожка — туда она дойдет. А там, где перекресток Измайлова и Антонова, будет велопарковка, прокат велосипедов. Около стадиона «Восток» будет оборудована автомобильная стоянка. То есть человек приехал на машине, оставил там транспорт, взял велосипед в прокат и поехал. Можно попробовать подняться в гору, приехать даже на велолыжероллерную трассу, там покататься и поехать назад.

— Иными словами, это и тротуар, и велодорожка, которая должна соединить довольно приличное расстояние.

— Был вариант другой, как в Германии. У них же велодорожка не отделяется бордюром, но наши специалисты, согласовывая с ГИБДД, получили замечание, что надо отделить, чтобы машина не могла наехать. Наверное, это правильно. У нас ведь начнут — перед перекрестком особенно — занимать эту дорожку, чтобы в третий ряд встать.

— Когда она должна быть сдана?

— Десять дней нам надо еще.

— А погода не помешает в этом году завершить?

— При температуре не ниже -5°C можно работать. В дождь, понятно, нельзя. А так, если нормальная температура, то без проблем.

— Здорово, конечно, что велодорожка и тротуар доходят сюда, до велолыжероллерной трассы, где люди могут не только покататься в лесу, но и позаниматься на уличных тренажерах, поупражняться.

— Здесь также есть прокат спортивного инвентаря. Есть освещение. Иногда мне, правда, жалко, когда я проезжаю, что тут свет горит, а людей никого нет. Но, с другой стороны, кто-то приедет, а света нет. Сейчас видите — тоже относительно пусто.

— Да, но сейчас просто обеденное время, хотя люди все равно здесь гуляют. Понятно, что сегодня, наверное, для катания на велосипедах не самый лучший день, а для лыж еще очень рано — снег только выпал.

— Так просто погулять, конечно, люди приходят. Одно немножко расстраивает, что некоторые начинают заскакивать сюда на квадроциклах, на снегоходах. Стараемся это исключить, потому что это небезопасно. А так очень много с детьми, причем это не только жители прилегающих территорий, но и из города приезжают, и из закрытого города — Заречного. Парковочное пространство, как правило, все занято, ставят вдоль дороги. Она не сильно загружена.

— Последний вопрос, Виктор Николаевич. Ахуны, как известно, являются курортной зоной. Здесь сосновый бор, его возраст несколько столетий. Кроме того, около полувека назад сами жители Ахун сажали сосны. Здесь расположено несколько санаториев, куда приезжают лечиться со всей России и даже ближнего зарубежья. Каким образом будет развиваться этот поселок в дальнейшем? Правда ли то, что в его границах может начаться массовая многоэтажная застройка? Идет ли речь об этом?

— Речь об этом идти не может, потому что постановлением правительства [Пензенской области] определено, что это курортная зона. Больше скажу, что есть охранная зона скважины, которая находится на территории санатория имени В.В. Володарского. Мы имеем в Ахунах несколько участков из-под снесенных жилых домов, признанных аварийными, но не можем их никак реализовать, кроме как под строительство санаториев. Других объектов здесь строить нельзя.

Вот в этой зоне — напротив велолыжероллерной трассы — есть участок, который занимала частная компания — участок бывшего лесокомбината, который им достался в наследство. Вот здесь — сюда охранная зона скважины не заходит — возможно какое-то строительство: по принципу дома, возведенного на фундаменте центра общепита. Здесь раньше была столовая лесокомбината и, по-моему, контора. Поэтому другого чего-то в Ахунах развиваться, застраиваться не может.

Я думаю, что на этом этапе достаточно будет, чтобы мы оберегали то, что есть, и, знаю, что жители к этому очень трепетно относятся.

Мы со своей стороны видим следующую задачу: не допустить здесь незаконного строительства объектов, которые противоречат установленным требованиям; не дать людям, которые намереваются это сделать, такой возможности.

— Виктор Николаевич, еще раз спасибо за то, что нашли время для интервью в своем плотном графике. Благодарю за откровенные ответы.

Актуальное
Читайте также
Полномочия пензенской комиссии по делам несовершеннолетних будут расширены Жители Нечаевки на время останутся без газа
В Пензе мошенники вынуждают предпринимателей нести подарки в прокуратуру В Пензе около 30 человек тушили пожар в секторе плотной застройки
Местные администрации смогут выдавать удостоверения пострадавшим от радиации пензенцам ТФОМС направит на оказание медпомощи и повышение зарплат медработников 121 млн. рублей
В России и за рубежом