11:34:56 Четверг, 21 сентября
НКО в Пензе Дело Пашкова Дело Тузова Ремонт дорог ДТП в Пензе Транспорт в Пензе Облик Пензы Опросы Рейтинги Выборы-2017

Если у «Дизеля» игра не будет получаться, кидайте в меня камни, и я уйду — Андрей Никишов

19:10 | 25.03.2016 | Интервью

Печать

Пенза, 25 марта 2016. PenzaNews. Пензенский клуб «Дизель», который в сезоне 2015–2016 годов не сумел выйти в плей-офф, заняв по итогам регулярного чемпионата Высшей хоккейной лиги 20 место, намерен укрепить свои позиции, чтобы впредь порадовать любителей этого вида спорта качественной игрой. Об этом в интервью корреспонденту ИА «PenzaNews» Людмиле Мизиной сообщил главный тренер «Дизеля» Андрей Никишов, который также назвал причины неудач в прошедшем сезоне, ответил на критику в свой адрес и рассказал, какой подарок хотел бы получить от болельщиков.

Если у «Дизеля» игра не будет получаться, кидайте в меня камни, и я уйду — Андрей Никишов

Фотография © PenzaNews Купить фотографию

— Андрей Вячеславович, 17 марта хоккеисты «Дизеля» приступили к тренировкам после краткосрочного отпуска. По Вашим ощущениям, с каким настроением игроки выходят на лед?

— У всех хорошей настроение. Мы сейчас потихонечку собираемся. Кто-то еще не смог доехать, кто-то уже пробуется в КХЛ [Континентальной хоккейной лиге]. Сейчас клубы КХЛ, которые также не попали в плей-офф, вышли из отпусков и просматривают возможных кандидатов.

— Так получилось, что Вы, получив должность главного тренера «Дизеля» в июле 2015 года, возглавляли команду в трудный период. С самого Вашего прихода на пост наставника звучали очень противоречивые мнения, которые периодически — уже по ходу чемпионата Высшей хоккейной лиги — перерастали в жесткую критику. Прокомментируйте, пожалуйста, с какими чувствами летом Вы пришли в клуб и как менялось отношение к работе с каждым проигрышем.

— Я все-таки рассчитывал на более объективную оценку действий, но я знал изначально, что так будет. Объективности не было совершенно. Этот момент самый неприятный.

Те люди, которые понимали, что происходит и как происходит, молчали. А вот другие… Это, к сожалению, очень сильно мешало команде. Часть [негатива] я брал на себя. А как это по команде било, это самый больной момент. Вместо того чтобы в этой борьбе поддержать, получалось наоборот. Поэтому мы попали в такую затяжную серию [в начале сезона 2015–2016 годов команда проиграла в 13 матчах подряд].

Из тренерских расчетов в этот период времени мы на спад попадали прогнозируемо. Понимая, что будет такая реакция, мы выходили на начало чемпионата на максимум. Может быть, это сыграло злую шутку. Все эти негативные вещи не дали несколько возможных побед одержать.

Да и как собирали команду? Многих игроков я знал, но не знал их возможностей на сегодняшний момент. Мы то, что собрали, по ходу перестраивали. Все были при деле. Но мы ребят подбирали тех, которые по каким-то своим личным причинам не пригодились где-то.

Потихоньку к концу года – началу следующего что-то вырисовалось, и мы пошли в положительную динамику, если брать «победа-поражение», которая позволяла бы в таком режиме попасть в плей-офф. Не куда-то высоко, но в 15–16 места.

Хотелось бы просто объективной оценки и понимания, что не бывает все сразу. Я не буду жаловаться, потому что я понимал, что это будет, и шел до конца, имея возможность по ходу сезона уйти в другой клуб — поступала пара предложений более выгодных. Но я принял это и хотел работу эту доделать.

А второй момент: если оглянуться назад, все это было ровно то же самое — смена, негатив. Конечно, я переживал, где-то сомнения закрадывались: может, действительно что-то делаем не так. Но мы не отступили от своей линии, потому что вроде бы опыт был с другой командой. Потом проанализировали, пообщались с теми, кто прошел здесь через то же самое. Они сказали, что невозможно было это терпеть, а мы решили вытерпеть и дойти до конца.

Такой тяжелый сезон получился, и столько опыта за этот сезон получено, поэтому хотелось бы доделать дело.

— Если в целом подвести итоги сезона 2015–2016, что хорошего все-таки Вы можете выделить — как в работе коллектива «Дизеля» в целом, так и в росте отдельных игроков?

— Да много положительных моментов. Я вообще считаю, что мы хоть и установили, наверное, антирекорд лиги по количеству проигранных игр по буллитам, это показатель того, что команда до последних секунд пыталась бороться и добыть победу. Хотелось бы много забивать и обыгрывать, но можно же и сдаться было. А у нас игр, где мы проиграли с крупным счетом, за сезон набралось две [с «Торпедо» из Усть-Каменогорска — 7:0 и с челябинским «Челметом» — 6:0]. Но это у любой команды бывает — не наш день, еще что-то. А в остальных играх бились до последнего. Чуть не хватало нам индивидуального мастерства.

Но коллектив же должен плечом к плечу сложиться. На это нужно время — притереться, пройти через все, объединиться. И вот мы съездили в очень тяжелую поездку в Усть-Каменогорск, Казахстан. Там были две игры, а затем поездка в Красноярск. Мы в Казахстане крупно проиграли. Поездка тяжелая получилась в силу ряда причин — добирались непросто, должны были поехать — бураны начались, дороги перекрыли, форс-мажорные обстоятельства. И у нас там выпала такая ситуация, когда мы смогли с командой найти общие ниточки. После этого ребята друг за друга стали сражаться по-настоящему. Раздергивания из стороны в сторону закончились. Это тоже все влияло — человеческий фактор.

Я ребятам говорил, но не для того, чтобы их обидеть: «Мы с вами в одной ситуации оказались, вместе здесь встретились. Наверное, были бы другие варианты, сразу все бы выбрали их. Но раз мы здесь, сейчас мы нужны здесь. Так давайте, чтобы в конце сезона мы стали нужны везде». В итоге не один и даже не два человека, а пять, которыми интересуются клубы КХЛ после этого сезона. Сейчас зависит все от ребят, но шанс они этот получили. Это показатель того, что эта работа, проведенная вместе, пошла для повышения в классе.

25 команд — они же тоже все хотят выиграть, прикладывают усилия. В этом сезоне появилось несколько новых команд. «Звезда» — фарм-клуб «ЦСКА», «Химик» — фарм-клуб «Спартака», Саратов [ХК «Кристалл»] вернулся. Три команды — не знаю, как Саратов, может, тоже в последний момент, как и мы, узнали — которые планомерно готовились [к чемпионату ВХЛ] еще с прошлой зимы. И вот «Дизель», про который сказали, что он не будет участвовать, а потом: «Ну, давайте, будем». Мы же эти команды по таблице обошли. Я тоже считаю, что это показатель.

Оценку «удовлетворительно» можно поставить за этот год. Хотелось бы, конечно, попасть в плей-офф, это нормально. Но вот объективно понимаем, не могли мы еще попасть, наверное, в этом году. Будем на следующий год.

— Андрей Вячеславович, Вы можете выделить кого-то из игроков? Может, кто-то особо отличился в этом сезоне?

— Давайте всех выделим. Мы только за счет команды играли. У нас четких и явных лидеров нет. И у меня принцип такой, что главное — это победа команды, а не личная заслуга одного.

Если взять просто по статистике, то появился у нас Александр Дельнов, нападающий. Он забил за короткий промежуток 10 голов, у него хороший показатель. Но также многие ребята, если взять их статистику прошлого сезона, ее превзошли. Значит, они прогрессируют относительно себя самих прошлогодних.

— Неоднократно отмечалось — и на послематчевых пресс-конференциях, и министр физической культуры и спорта Пензенской области Григорий Кабельский об этом говорил, что не везло команде по большей части на домашнем льду. С чем это может быть связано?

— Парадокс. Когда вышли после Нового года, две игры сыграли — Саратов [ХК «Кристалл»] и «Южный Урал». Мы пригласили болельщиков — нам помогли курсанты, студенты — была поддержка. И команда выиграла. Мне просто хотелось, чтобы команду, которая оказалась в это время в такой ситуации, поддержали.

Тут 10 лет стабильно был костяк из своих ребят, из тех, которые давно здесь. И вот к этому костяку добавлялись еще игроки. Сейчас мы попали в ситуацию, что нам надо сделать этот костяк. Кого-то вернуть, кого-то из молодых добавить. Мы в стадии формирования, нас надо и в радости, и в горе поддержать.

— Еще одно замечание от главы регионального Минспорта, которое можно расценить как упрек в адрес руководства команды, касалось того, что воспитанники пензенской хоккейной школы практически не выходят на лед. Как Вы можете это прокомментировать?

— Я немного не согласен. Те, кто в команде был и кто относится к воспитанникам пензенской школы, получали достаточно игрового времени и в первой, и во второй пятерке. Это не соответствует действительности.

Из воспитанников пензенской школы в команде был Георгий Бусаров, который сейчас отправился в Белоруссию, Давид Думбадзе — сейчас помогает молодежной команде, Максим Семичастнов, Александр Тарасов — он не местный, но тоже уже лет пять здесь. Алексей Косоуров, вернувшийся. Я не вижу, что они не получали. Наоборот.

Другой вопрос, что мы бы хотели, чтобы они больше голов забивали. Они как раз получили возможность, которой в предыдущие сезоны не было, потому что подбор игроков был посерьезнее. Но они не проявили себя лидерами.

— Из-за болезни Вы пропустили несколько матчей команды, которые выпали как раз на конец сезона. Что чувствует тренер, когда в важное для клуба время не может находиться рядом? Вели ли Вы какую-то работу, находясь в больнице?

— Конечно, по телефону не расставались с тренерским штабом — с Дмитрием Вершининым, с Валерием Кукушкиным. Единственное, что тяжеловато протекала болезнь, особенно по началу. Но все равно смотрел, доверял своим помощникам. У нас на тот момент уже сформировались составы, особых кардинальных изменений не делалось.

Каждая победа, естественно, окрыляет, придает сил. Я очень радовался за ребят. Такой ценой дался этот сезон, что эта болезнь не на ровном месте появилась.

— Если не ошибаюсь, Вы даже сбежали из больницы, чтобы посмотреть финальную игру. Как отнеслись к этому в медучреждении, и как Ваше, если можно так сказать, неожиданное появление восприняла команда?

— В больнице я, естественно, как здравомыслящий человек предупредил — это был заключительный матч сезона, и очень бы хотелось попасть на него. Пошли навстречу. Отпустили. Хотя, если бы не отпустили, все равно пришел бы. Суть не в этом. Я был рад всех увидеть, я просто в больнице очумел месяц лежать.

Ну, и самое главное, выиграли эту игру [матч против команды «Молот-Прикамье» из Перми, который стал последним в сезоне для «Дизеля»]. Она показательная в чем: проигрывали, смогли переломить — это раз. Во-вторых, пермский «Молот» — я сам играл там, у меня там молодость прошла. И на них у меня отдельный был настрой. Мы их в этом году сумели два раза обыграть [16 сентября и 19 февраля], отдельная благодарность за это была хоккеистам. Молодцы болельщики — много народу пришло на этот матч. И все закончилось на каком-то обещающем моменте.

— То, что в поражениях команды окружающие в основном винят тренера, понятно. А кого сам тренер чаще всего винит в неудаче?

— Ну а кого еще? Давайте так и оставим: в поражении вина тренера, а выигрывает команда. Просто нужна объективность. Конкретное поражение или общий результат — это тоже разные вещи. Я считаю, что работа сделана серьезная в этом году. Кроме создания команды, еще много закадровой работы, чтобы все было и было так, как это должно быть в хоккее. Помимо этого еще есть молодежная команда.

— Андрей Вячеславович, каждый матч — это не только всплеск адреналина, но еще и большая ответственность, стресс, который, как мы знаем, имеет обыкновение накапливаться. Как Вы с ним чаще всего боретесь?

— Я привык, наверное. Вообще зависит от того, выиграл или проиграл. Выиграл — и такая приятная усталость. А каждое поражение, а когда еще серия...

Какими-то специальными методами не борюсь, а так — с семьей пообщаться: с женой, с ребенком. Стараюсь быстрее заснуть, чтобы проснуться уже на следующий день, но не всегда это удается. Ну, а потом начинаешь готовиться сразу: просматриваешь свою игру, соперника, с которым следующий матч. Какие-то ходы, выходы начинаем искать.

Чемпионат сейчас насыщенный — четыре игры подряд через день, и где-то искать это расслабление некогда. Сейчас вот закончился, можно передохнуть психологически, голову чуть-чуть разгрузить. Мыслей много сейчас: как договориться с новыми игроками, уговорить их, относительно того, что мы можем, чтобы на следующий год усилить и добиться этого результата: промежуточного попадания в плей-офф.

— Впереди команду ждет большой перерыв — новый чемпионат ВХЛ стартует лишь в сентябре. Чем в это время будут заниматься игроки? Планируется ли проведение товарищеских матчей?

— Пока сложно сказать. До конца апреля мы будем тренироваться, а потом в начале июля соберемся. Значит, промежуток, когда мы выйдем, — это с июля по сентябрь, если о товарищеских играх говорить. Пока нет ни регламента на следующий год, ни состава участников. Но в любом случае как всегда будут спарринг-партнеры, и будет возможность на турнир самим поехать или здесь провести.

Игры обычно проводятся по территориальному признаку. Будем с Саратовом договариваться обязательно. Удобно, чтобы затраты лишние не нести.

— После одной из игр Вы говорили, что планируете провести матч с болельщиками. Получила ли эта идея развитие? Как Вы считаете, насколько важно поддерживать контакты с болельщиками в целом?

— Это же неразрывная история – болельщики и команда. Готов с любым пообщаться, выслушать мнение. Готов объективно оценить и признать, если кто-то укажет на ошибки, доводы веские приведет, почему нет? Объективность и конструктивная критика никому не мешала. Но только чтобы не было однобокости — один негатив, мы не видим ничего хорошего, видим только все плохое. Очень важно, чтобы мы были с болельщиками заодно. Тогда это будет наша помощь.

Когда в Саратов поехали играть, там целый сектор болельщиков. Как начали поддерживать, ну, и побежала команда. Тяжелая игра была, но мы ее выиграли, потому что была ощутимая помощь болельщиков.

Проведем этот матч, всех пригласим желающих — сейчас ребята еще доедут, кто-то вернется с просмотров, чтобы мы уже все вместе были, выберем день и сыграем. Понятно, что несерьезную игру, но пообщаемся, чай попьем. Я только за.

— Традиционно по окончании сезона клуб проводит встречу с болельщиками, к которой любители хоккея готовятся особенно тщательно. Как правило, они преподносят небольшие, но приятные подарки членам команды. Что лично для Вас стало бы лучшим подарком от болельщиков?

— Номинальные подарки… Хотелось бы, чтобы было уважение. Не надо любить, давайте уважать. Мы своих болельщиков уважаем. Хотелось бы, чтобы в следующем сезоне и в горе, и в радости. Мы будем стараться.

Некий костяк за этот год сформировался, сейчас есть возможность не за месяц до чемпионата, а все-таки раньше этим вопросом заниматься. Постараемся усилиться относительно наших возможностей.

Лучшим подарком бы было, чтобы мы эту историю забыли и с новыми силами и верой в команду и в тренера. Другого пути я не вижу.

— Андрей Вячеславович, а как Вы в целом оцениваете уровень хоккея в Пензе, ведь наша школа всегда была на хорошем счету в стране. Есть ли сегодня юные «звездочки», с которыми тренеры по хоккею связывают развитие данного вида спорта в регионе? Кто они?

— Есть. Но я не буду озвучивать, чтобы «юные звездочки» нос свой не задрали. Нормальные, хорошие сейчас ребята в команде «Б» МХЛ [Молодежной хоккейной лиги] у Алексея Ваулина. С ними надо работать, конечно. И моложе есть ребята, которые с очень хорошими данными и задатками.

А уровень хоккея — всегда здесь были игроки и появляются. Место тут такое, вот и рождаются талантливые. Единственное, что рано уезжают. И слава вся куда-то уходит. В этом моменте конкурировать сложно. Любой игрок хочет на высший уровень.

— Почему бы не попытаться здесь создать более высокий уровень? Насколько это возможно?

— Команду Высшей лиги создать возможно, но команду КХЛ. Во-первых, этот дворец [спортивно-зрелищный комплекс «Дизель-Арена»] — несмотря на то, что он хороший, он уже по количеству мест не проходит.

Тут можно пойти по двум путям. Можно взять ребят со второй команды, еще кого-то и с ними выйти на определенный уровень. Но на это понадобится не один и не два сезона. А все хотят сразу. Все равно от этого никуда не деться, где-то надо заимствовать, возвращать кого-то, если получится.

Вообще хоккей омолодился очень сильно. Я не беру КХЛ, а Высшую лигу. Тяжелый календарь, четыре игры подряд. Ребятам постарше просто физически тяжело. Потом тяжелые переезды, одно на другое наслаивается. Поэтому эта лига омолаживается.

Кого-то приглашать очень сложно, потому что хорошие хоккеисты очень востребованы в других командах, в самом расцвете сил, и могут не один сезон играть. Были ребята, но так сложились обстоятельства. Посмотрите, они сейчас первые скрипки в других командах. Как их вернуть, и захотят ли они вернуться — тоже большой вопрос.

— Насколько я поняла из нашего разговора, на следующий сезон стоит задача выйти в плей-офф чемпионата ВХЛ. Что необходимо сделать, чтобы ее решить?

— Если на этот сезон руководство такую задачу не ставило, ее ставили мы, то на следующий сезон уже руководство ставит такую задачу. Поэтому сейчас есть время, когда надо к этому подготовиться. Доказать и нашим руководителям, что для их задач нужны возможности.

На следующий год, если не будет получаться, кидайте в меня камни, я сам уйду. Но все получится. Нужны возможности. Мы не говорим о каких-то сумасшедших, но они нужны.

Нужно все-таки пригласить ряд игроков. Но их тоже нужно заинтересовать. Есть ребята, я бы хотел Евгения Чесалина вернуть с удовольствием, но чтобы его вернуть, мы должны ему что-то предложить. Есть еще игроки. Будем вести переговоры.

Остальное — мелочи какие-то, мы не хотим на них жаловаться. Например, чтобы клюшки были, их просто нет. Чтобы они были тогда, когда они нужны, а не потом. Потому что так было, что они нужны сегодня, а они могут быть только завтра.

Нужно работать, селекцию провести, и дай Бог, чтобы была удача, когда игроки возникают, которые потом раскрываются, и не за большие космические гонорары.

В движении команда не проигрывала, а вот в мощи уступала. У нас еще неокрепшие ребята. В сезоне сложно над этим работать, потому что дашь нагрузку, а игра впереди. Времени столько нет, чтобы можно было дать серьезную нагрузку и не бояться. Сейчас поработаем над этим, пока есть время.

— За Вашу карьеру Вы успели поработать и хоккеистом, и менеджером по спортивным операциям, и тренером. В какой должности Вам комфортнее всего находиться? Почему?

— Понимаю сейчас, что самая комфортная должность — это хоккеист. За тебя думают, твое дело — пришел на тренировку, потренировался и вперед. А здесь вся работа начинается после тренировки.

А что касается менеджерства — у нас это называлось генеральный менеджер — то у меня это всегда было совмещено: и тренер, и менеджер. Мне это несложно, просто это очень много времени отнимает. Но в таких условиях все находятся. Если в КХЛ это две разных должности, то здесь надо совмещать, чтобы оптимизировать возможности.

Самое лучшее время, пока ты хоккеист. За тебя думают, возят, кормят, ходи только и прислушивайся к тренеру. Все то же самое говорили, мы считали себя умнее других. Потом понимаешь, что не можешь ни про одного тренера сказать, что была какая-то несправедливость, еще что-то. Все по делу. Но эту голову туда бы.

— Андрей Вячеславович, спасибо за интересную беседу! Желаю хоккейному клубу «Дизель» в новом сезоне только побед!

Актуальное
Читайте также
Пожарные спасли человека из горящего дачного дома в Калинино В Никольском районе мужчина получил условный срок за изготовление пистолета
Эстафета на призы губернатора пройдет в Шемышейке 23 сентября В Лопатинском районе глава КФХ оштрафован на 50 тыс. рублей за сорняки на участке
Пензенская «Лагуна-УОР» будет бороться за победу в ЧР по мини-футболу — Виталий Антонов В Пачелмском районе инспектор ДПС подозревается в служебном подлоге
В России и за рубежом